RSS Feed

Обыденность

17.08.2015 by petr8512

Все что становится обыденным, мало ценится.

Вольтер

Охлаждение страсти даёт обыденность.

Николай Бердяев

Сельдь могла бы стать деликатесом, если бы не была такой обыденной.

Отто фон Бисмарк

Это было так обыденно, что присутствующая при этом луна зевнула

 и укрылась большим и, наверное, очень тёплым облаком.

Александр Вампилов

       Обыденность как качество личности –  склонность ничем не выделяться; быть заурядным, обыкновенным, повседневным.

   В древнерусском языке слово «обыденный» встречается с XII в. Исходное значение этого слова – «происходящий за один день, однодневный». С течением времени слово «обыденный» приобрело другое значение – «каждодневный», «ничем не примечательный», «скучный».

   Обыденность – проза повседневной жизни. Обыденность  обычна, как смена времён года и обыкновенна, как утро и вечер, день и ночь. От обыденности за сто вёрст несёт заурядностью, будничностью, банальностью и рутинностью. Вырваться из плена обыденности дано немногим.

     Александр Белый в «Петербурге» пишет: «Как ужасна участь обыденного, совершенно нормального человека: его жизнь разрешается словарем понятливых слов, обиходом чрезвычайно ясных поступков; те поступки влекут его в даль безбережную, как судёнышко, оснащённое и словами, и жестами, выразимыми – вполне; если же суденышко то невзначай налетит на подводную скалу житейской невнятности, то судёнышко, налетев на скалу, разбивается, и мгновенно тонет простодушный пловец… Господа, при малейшем житейском толчке обыденные люди лишаются разумения; нет, безумцы не ведают стольких опасностей повреждения мозга: их мозги, верно, сотканы из легчайшего эфирного вещества. Для простодушного мозга непроницаемо вовсе то, что эти мозги проницают: простодушному мозгу остается разбиться; и он – разбивается».

      Человек пытливого ума и любознательности пытается освободиться от оков прозаичной, каждодневной  обыденности, хочет понять и осознать что-то новое, почувствовать другой вкус счастья. Уход от обыденности он, как правило, видит в расслабухе, то есть делании глупостей. Пятница превращается в тяпницу. Похотливый ум и ненасытные чувства требуют покончить с обыденностью и выставляют иск на новые ощущения.

      Обыденность  – один и тот же ассортимент услуг. Обыденность – опостылевшее меню. Вожделенному уму хочется чего-нибудь такого, а ему предлагают репертуар, заезженный, как старая граммофонная пластинка. Уйти от обыденности – значит ощутить другой вкус. Будет это вкус нектара или яда зависит от того, как происходит уход от обыденности: на фоне глупостей, прихотей и капризов или на базе разума, продумавшего и осознавшего, что так жить больше нельзя, нужно менять жизнь к лучшему, идти к большой цели, позаботиться о своём духовном развитии и  самосовершенствовании.

     Если верх берёт косный, заскорузлый разум, в уме и чувствах назревают протестные настроения против обыденности существования. Начинается бунт.

     Герман Гессе  в «Степном волке» пишет: «Тут во мне загорается дикое желание сильных чувств, сногсшибательных ощущений, бешеная злость на эту тусклую, мелкую, нормированную и стерилизованную жизнь, неистовая потребность разнести что-нибудь на куски, магазин, например, собор или себя самого, совершить какую-нибудь лихую глупость, сорвать парики с каких-нибудь почтенных идолов, снабдить каких-нибудь взбунтовавшихся школьников вожделенными билетами до Гамбурга, растлить девочку или свернуть шею нескольким представителям мещанского образа жизни. Ведь именно это я ненавидел и проклинал непримиримей, чем прочее, – это довольство, это здоровье, это прекраснодушие, этот благоухоженный оптимизм мещанина, это процветание всего посредственного, нормального, среднего».

    Обыденность – это деятельность на уровне старых целей, без прогресса, движения вперёд. Философ Вячеслав Рузов пишет: «Если деятельность находится на уровне старой цели, то движения вперед нет, это буквально движение по кругу, то есть белка находится в колесе, энергии – сколько хотите, там килокалории сжигаются сколько угодно. Она бежит, глаза у нее на выкате, колесо вращается с жуткой скоростью, а толку никакого, передвижения реального в пространстве – ноль, никуда не передвигается. То же самое чувствует человек, это называется обыденность. Вот эта обыденность, когда человек живет, живет изо дня в день, живет живет живет живет, толку – ноль. Почему? Потому что цели те же остались.  Цели остались те же, то есть человек не передвинулся никуда. Он в пространстве не переместился. Ничего не изменилось, бег на месте называется».

      Обыденность – подруга скуки  и усталости от жизни.  Отношения, если их пустить на самотёк, обычно проходят несколько стадий: голод, насыщение, пресыщение и отвращение. Из-за обыденности люди перестают видеть друг в друге что-то загадочное, непредсказуемое, таинственное. Никаких сюрпризов. Всё становится обыденным, привычным, девальвируется, теряет ценность. Словом, обыденность уценивает другого человека в наших глазах. Самые прочные конструкции отношений рассыпаются, как карточный домик, стоит в отношениях прописаться ржавчине обыденности.

    Гёте говорил: «Если радуга долго держится, на неё перестают смотреть». Обыденность убивает остроту чувств. И тут же выясняется, что он противно чихает, чавкает, чешет задницу, разбрасывает носки. Когда в отношениях проявилась обыденность, недостатки другого становятся не пустяковыми особенностями поведения, не милыми причудами, а закоренелыми пороками, гадкими, вульгарными привычками, демонстрацией невоспитанности и бескультурья.

   Словом, причину краха отношений нужно искать в обыденности, ставшей банальной и пошлой. В  живой, теплой и милой обыденности отсутствует пошлость до тех пор,  пока партнёр, супруг не начнет приписывать ей особой значимости и дополнительной эстетической ценности. Когда другой не разделяет этого мнения, возникают проблемы. Обои в цветочек, кремовые шторы и поход за грибами независимо от людских оценок не могут быть обыденными, таковыми они становятся, когда в них видят избыточную эстетическую важность.

      Беда обыденности в однообразии. Дмитрий Емец от лица своей героини Тани Гроттер пишет: «- При всём своём многообразии любовь чудовищно однообразна. Её превозносят только те, кто сам никогда не любил, а лишь начитался книжек и насмотрелся фильмов. Те же свидания, те же кафешки, те же слова, только в разной последовательности. Скукота! – Любовь однообразна, только если это не любовь. С таким же успехом можно сказать, что весь океан одинаковый, потому что он мокрый… Если разобраться, мир полон копий одного и того же. Порой мне кажется, что на свете живет от силы человек двадцать, но все они для забавы укрываются в разных телах. Я до этого додумалась, когда мне стали попадаться совершенно одинаковые парни. А потом я поняла, что не только парни. Прям замкнутый круг какой-то. Куда ни пойдёшь – встречаешь одно и то же. Иногда мне кажется, что людей в мире не больше, чем карт в колоде».