RSS Feed

Обывательщина

07.01.2015 by petr8512

Обыватель — это человек, постоянно и с большой серьезностью занятый

реальностью, которая в самом деле нереальна.
Артур Шопенгауэр

«И не страшно тебе восходить на корабль? Ведь столько людей погибло

 при кораблекрушениях!» Это логика  обывателя. «А тебе не страшно

 ложиться в постель? В постели умерло еще больше людей». Таков ответ моряка.
Дьюла Ийеш

Самый ординарный обыватель, который нисколько не выше, а иногда и ниже окружающей

среды, надевая  интеллигентский мундир, уже начинает относиться к ней с высокомерием.
Сергей Николаевич Булгаков

             Обывательщина как качество личности –  склонность отличаться косными мещанскими взглядами, жить мелкими личными интересами, проявлять отсутствие общественного кругозора.

      Человек, вставший на путь духовного развития, по определению не может быть обывателем. В любом святом храме есть истинные подвижники веры, а есть обыватели, просто торгующие  свечами. Обыватель – не целостная, не зрелая и не гармоничная личность. Целостный, зрелый, гармоничный человек всю жизнь стоит на платформе Ученика Жизни, всю жизнь он продолжает своё внутреннее развитие, личностный рост. Его девиз: – Век живи, век учись.  Он постоянно прогрессирует.   

      Человек становится обывателем с момента, когда перестаёт расти, совершенствоваться. То есть он постоянно остаётся в одном и том же сознании. Его до самодовольства устраивает сегодняшний собственный уровень развития, он не желает палец о палец ударить, чтобы, совершенствуясь, немного приблизиться по своим качествам к Богу. Тот, кто стремится к Богу, к Абсолютной Истине, любви, добру и красоте, обывателем не является. Обыватель эгоистичен и корыстен, он живет под влиянием энергии страсти или невежества. Поэтому не способен на безусловную любовь и бескорыстное служение людям.

    Обывательщина – приоритетное внимание к удовлетворению физиологических и эмоциональных потребностей и пренебрежение интеллектуальными и духовными потребностями. У обывателя есть интересы, но все они мелочные и корыстные. Человек, бескорыстно служащий людям, обывателем не является.    

       Александр Круглов утверждает: «Обыватель есть тот, для кого благополучие, достигаемое приспособленностью к наличной социальной среде, есть высшая ценность, и, постольку, составляет предмет его самоуважения… Состоявшийся обыватель – горд и презрителен. Если он окажется и «сзади» других, то, по крайней мере, «в том же (нужном) стаде». Всегда должны находиться такие, кто будет хуже его: хотя бы те, кто в другом «стаде» или вовсе не «в стаде». – Без чванства обыватель неполный. «Элита» – любимое словечко современного обывателя; сноб (гордящийся своей принадлежностью к «элите») – обыватель со «знаком качества». Обыватель самоуверен предельно: он уверен, что знает, ни больше ни меньше, как «жизнь». То есть все, что кто-то в жизни может ценить кроме благополучия – для него блажь, «иллюзии».

      Наступление на обывательщину и мещанство развернулось в начале двадцатых годов прошлого столетия. Слово обыватель и мещанин стало ругательным в основном из-за того, что его носители были представителями мелкобуржуазной психологии. Вместе с тем, Александр Сергеевич Пушкин в стихотворении “Моя родословная” с гордостью заявлял: “Я просто русский мещанин!”. Антон Павлович Чехов подписывался «Аутский мещанин».

    В.В. Набоков пишет: «В обывателе удручает не столько его повсеместность, сколько сама вульгарность некоторых его представлений. Его можно назвать «благовоспитанным» и «буржуазным». Благовоспитанность предполагает галантерейную, изысканную вульгарность, которая бывает хуже простодушной грубости. Рыгнуть в обществе — грубо, но рыгнуть и сказать: «Прошу прощения» — не просто вульгарно, но еще и жеманно. Понятие «буржуазность» я заимствую у Флобера, а не у Маркса. Буржуазность во флоберовском понимании свидетельствует скорее о складе ума, чем о содержимом кошелька. Буржуа — это самодовольный мещанин, величественный обыватель.  Маловероятно, чтобы этот тип существовал в первобытном обществе, хотя элементы мещанства можно обнаружить и там. Представьте себе на мгновение людоеда, требующего к обеду изысканно разделанную человеческую голову. Точно так же американский обыватель желает, чтобы отечественные апельсины всегда были ярко-оранжевыми, лососина — нежно-розовой, а виски — золотисто-желтым. Но, как правило, мещанство возникает на определенной ступени развития цивилизации, когда вековые традиции превратились в зловонную кучу мусора, которая начала разлагаться». 

    Во времена перемен обыватель предпочитает затаиться, как премудрый пескарь, и ждать, чья власть возьмёт верх, а затем вылезает из всех нор и щелей, чтобы вырвать тёплое местечко.

В 1921 году в стихотворении “О дряни” В. В. Маяковский писал о современной ему действительности:

Утихомирились бури революционных лон.
Подернулась тиной советская мешанина.
И вылезло
Из-за спины РСФСР
Мурло
Мещанина.
 Из российского обывателя он превратился в обывателя советского.
Со всех необъятных российских нив,
С первого дня советского рождения
Стеклись они,
Наскоро оперенья переменив,
И засев во все учреждения.

   Там, где воцаряется обывательщина, правит бал бездарность. Обыватель по своей природе агрессивен. Это только в момент опасности, он с ужасом из-за плотных штор опасливо наблюдает за развёртыванием событий. Как только наступает определенность, обывательщина рвется к кормушкам и окружает себя бездарными людьми.  Когда в круговой поруке сгрудились бездарности – «сдайся враг, замри и ляг».  Э. Казакевич заметил: «Бездарность — великая цепь, великий тайный орден, франкмасонский знак, который они узнают друг на друге момен­тально и который их сближает как старообрядческое двуперстие — раскольников».    Поэтому можно полностью согласиться со словами поэта Льва Озерова: «Пренебрегая словесами, жизнь убеждает нас опять: талантам надо помогать, бездарности пробьются сами».

      Вспомним роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита».  Кто в нём представляет обывателей?  Это литераторы (Берлиоз, Бездомный, Рюхин), театральная администрация (Лиходеев, Римский, Варенуха). Все они живут  «только мелкими личными интересами» при этом у каждого спрятан свой скелет в шкафу, то есть каждый грешен. Булгаков практически делает синонимами слова обыватель и грешник.  Семплеяров — прелюбодей. Лиходеев — пьяница, ведущий распутный образ жизни, Латунский — лжец.

      В.В. Набоков пишет: «Обыватель с его неизменной страстной потребностью приспособиться, приобщиться, пролезть разрывается между стремлением поступать как все и приобретает ту или иную вещь потому, что она есть у миллионов, — и страстным желанием принадлежать к избранному кругу, ассоциации, клубу. Он жаждет останавливаться в лучших отелях, путешествовать в 1-м классе океанского лайнера с капитаном в белоснежном кителе и великолепным сервисом. Соседство с главой компании и европейским аристократом может вскружить ему голову. Нередко он — сноб. Богатство и титул приводят его в восторг: «Дорогая, сегодня я болтал с герцогиней!»