RSS Feed

Оговор (Оговаривание)

10.10.2015 by petr8512

Прямых улик нет, а оговорить могут и невинного человека.

 Мамин-Сибиряк

Промолчишь раз, оговорят два.

Михаил Богородский

Не обижать, не оговаривать, не прельщаться на чужое добро, не осуждать кого-либо,

не пьянствовать, не высмеивать ближних…

Заповеди Сильвестра

        Оговор (Оговаривание)  как качество личности – склонность говорить предосудительное, порочащее кого-либо или что-либо; чернить, клеветать.

      В военкомате работает призывная комиссия. К военкому обращается один призывник и умоляет: – Товарищ полковник, отстраните меня от армии, а я вам пять тысяч долларов дам! – Не обманешь? Хорошо, приходи сегодня на кладбище в два часа ночи с деньгами. В назначенное время призывник пришел на кладбище и видит такую картину: сидит военком на кресте, весь голый, в руках гитара и песни поет. Увидел призывника, слез с креста, взял деньги и говорит: – Завтра приходи на призывную комиссию, я все устрою.

    Приходит на следующий день призывник, а ему говорят: – Зачислен ты на флот на 3 года. У призывника чуть сердце не остановилось. – Как же так? Я сегодня ночью военкому пять тысяч долларов отдал, а вы меня на флот, да еще и на 3 года! Военком поражен: – Когда? Оговор! Ничего не давал!- Как же, товарищ полковник, вы еще голым на кресте сидели, песни на все кладбище орали! Военком и говорит: – Товарищи члены комиссии! Какой нелепый оговор! Да у парня с головой не всё в порядке. Его не то что во флот, вообще от армии надо отстранить!

     Оговаривание – дочь клеветы и наговора. Оговаривание – умение состряпать на кого-либо поклёп, возвести напраслину.  Основная цель оговорщика – опорочить, очернить свою жертву, возвести на неё ложное обвинение.

     – Вася, где наша водка? – спросила жена. – Не знаю, может домовой выпил?.. – ответил муж. – Не ври! – раздался голос из угла. Не надо меня оговаривать.

    Оговор – оружие не хуже огнестрельного. Чем чудовищнее оговор, тем быстрее люди в него поверят. Такова природа поверхностного человеческого ума: верить первой информации и не вдумываться в её правдивость. Главное подхватить сенсацию, выложенную в оговоре, и передать её по клеветнической цепочке  с видом осведомлённого человека, лица, приближённого к первоисточнику информации.

     При таком раскладе против оговорщика нет противоядия. Оговор вносит разлад в самые близкие отношения. Сколько живу, замечаю такую особенность: жена, муж, близкие люди, друзья скорее поверят оговорщикам, слухам, чем оправданиям любимой или любимого. – Я не хочу тебя слушать. Всё и так понятно! Нет дыма без огня. Люди зря не скажут. Тайное всегда становится явным. Думал, скроешь? Думал, что никто не скажет? Но на чужой роток не накинешь платок. Правда она всегда просочится.

     Обыватель любит скандалы. Для него неважно, правда это или ложь. Оговоры  – отличные поставщики скандальной информации. Они  наносят ядовитые укусы  обычно достойным людям. Как черви предпочтительно набрасываются на лучшие фрукты, так оговорщики стараются оговорить самых порядочных людей. Наветы, инсинуации, напраслины – всё это почерк оговаривания.

     Художественная литература знает немало описаний ложных оговоров. Один из классических — действия Яго в отношении ни в чем не повинной Дездемоны. Правда, этот персонаж сделал свое черное дело не в суде, а непосредственно в душе Отелло, который и стал судьей своей горячо любимой жены…

    Юрист Генрих Падва пишет: «Не буду отрицать: во многих странах поощряются показания обвиняемых, изобличающие других лиц в совершении преступления. Но, увы, что хорошо для немца, то губительно для русского. К великому сожалению, у нас слишком часто ложные показания, в том числе оговоры, решают дело. Оговаривая невиновного, обвиняемые нередко сводят с ним личные счеты, либо уводят от ответственности подлинных виновников, либо заслуживают себе снисхождение за счет псевдоразоблаченных преступников, либо, наконец, добросовестно заблуждаются в истинности своих утверждений».

     Как относиться к оговорщикам? Их однозначно нужно изгонять из дома, как самых гнусных клеветников. Правда есть одно большое но, о котором говорит философ Руслан Нарушевич: «Соседи являются олицетворением совести, поэтому сплетни соседей никогда не бывают вне кармы человека, то есть текст сплетен может казаться несправедливым, но на самом деле, соседи представляют сверхдушу в сердце. Оказывается наши противные соседи представляют сверхдушу, проявление Верховной личности Бога в сердце,  и они нам через свои разговоры косвенно указывают на те нечистоты, которые есть в нашем сердце. То есть, по сути, они просто показывают нам: есть нечистоты, неважно, о чём они сплетничают. Они показывают, дружок, пока еще ты не святая личность. Вот и всё. Поэтому это наши друзья большие. Тех, кто нас хвалит, надо бояться как огня, а тех, кто нас оговаривает и критикует надо считать лучшими друзьями. Конечно, злобных людей надо сторониться, это факт. Но вот с соседями особенная ситуация, поэтому борьба с соседями – это борьба с собственной совестью».

    Гораций писал:

Если заочно злословит кто друга или, злоречье
Слыша другого о нем, не промолвит ни слова в защиту;
Если для славы забавника выдумать рад небылицу
Или для смеха готов расславить приятеля тайну:
…вот кто опасен, кто черен! Его берегись!

     Оговаривание зачастую становится следствием корысти. Классика жанра: любовный треугольник. Лучшая подруга старается отбить парня и избирает способом отбива оговор, то есть начинает вкладывать в уши подруге самую негативную информацию о парне: он тебе и бабник, и подонок, и пьяница, и игрок.

     У поэтессы Ирины Забавиной есть об этом стихотворение:

С тобою были мы неразделимы,
Подруга закадычная моя.
Но вот судьба свела меня с любимым —
И для тебя чужою стала я.

Ах, как же ты оговорить старалась
Того, кто стал дороже мне всего,
За гадостью очередную гадость
Ушатами лила ты на него.

И толком человека-то не зная,
В глазах моих стремилась очернить.
За что, подруга? Ну, скажи, когда я
Могла тебе обиду причинить?

Не верила твоим я наговорам,
Тебя пыталась переубедить,
Что мой любимый — лучший! И не вор он,
И не маньяк! Да что там говорить,

Меня слепой и глупой называла,
И легковерной дурою тупой.
И говорила, что мы с ним — не пара,
Мол, снова одурачена судьбой…

«Гони его в три шеи! – ты твердила,
Все мужики — циничные скоты!»
И вдруг случайно ты оговорилась,
Что, мол, ему подходишь больше ты!

Мол, ты меня ни капельки не хуже,
Фортуна улыбнулась мне — увы —
Лишь по ошибке. А такого мужа
Ты больше заслужила у судьбы.

А если так — выходит, ошибаюсь,
И вовсе ни к чему ажиотаж,
Поскольку принимаю за реальность
Я не любовь, а только лишь мираж…

Ну что ж, прощай, подруга дорогая!
Иди своей дорогою, пока!
Быть может, дружба женская бывает.
Но — не для нас с тобой наверняка…