RSS Feed

Окаянность

22.08.2015 by petr8512

Физические недуги – это тот налог, который берет с нас наша окаянная

жизнь;  одни облагаются более высоким налогом, другие – более

 низким, но платят все.
Ф.Честерфилд

О половых отношениях лорд Честерфилд сказал, что удовольствие это быстротечное,

поза нелепая, а расход окаянный.

Сомерсет Моэм

       Окаянность как качество личности –  склонность вызывать отвращение, неприязнь; быть крайне неприятным,  постылым, греховным и нечестивым.

     В одном селе жил-был старик, да такой скупой, прижимистый! Как сядет за стол, нарежет хлеба, сидит да на снох посматривает: то на ту, то на другую, а сам ничего не ест. Вот, глядя на него, и снохи тоже поглазеют-поглазеют, да и полезут вон из-за стола голодные. А старик после, только что уйдут они по работам, втихомолку наестся, напьется и разляжется на печи сытехонек.

     Вот однова отпросилась меньшая сноха и пошла к своему отцу, к матери и стала жаловаться на свекра: Такой-де лютый, ненавистный! Жить нельзя! Совсем есть не дает, все ругается: ненаеды вы этакие! — Хорошо, — говорит ей отец, — я приду к вам в гости, сам посмотрю ваши порядки. - И погодя денек-другой пришел он к старику вечером: Здорово, сват! - Здорово! - Я к тебе в гости; рад ли мне? — Рад не рад, делать нечего; садись, так и гость будешь! — Как моя дочушка живет, хорошо ли хлеб жует? — Ништо, живет себе! — Ну-ка, сватушка, соловья баснями не кормят; давай-ка поужинаем, легче говорить будет. — Сели за стол; старик нарезал хлеба, сам не ест — сидит, все на снох глядит. Эх, сват! — говорит гость. — Это не по-нашему: у нас — нарезал хлеба да поел, еще нарезал — и то поел. Ну вы, бабы молодые, больше хлеба ешьте, здоровее будете! После ужина стали спать укладываться. Ты, сват, где ляжешь? — спрашивает хозяин. — Я лягу на кутничке. — Что ты! Я тут всегда сплю, — говорит старик. — Вишь, в куте у него спрятаны были яйца, хлеб и молоко; ночью, как заснут в избе, он украдкою встанет и наестся вдоволь. Сват это дело заприметил. Как хочешь, — говорит, — а я лягу на кутничке. — Вот улеглися все спать. В самую как есть полночь старик ползком-ползком да прямо в залавок — скрипит! А гость еще с вечера припас про него большой ременный кнут; как вытянет свата раз, другой, третий — сам бьет да приговаривает: Брысь, окаянная, брысь! — Пришлось старику не евши спать. Вот так-то прогостил сват у свата целых три дня и заставил надолго себя помнить. Проводил его старик, и с тех пор полно — перестал у снох во рту куски считать.

     В Этимологическом словаре Крылова «окаянный»  представляет собой страдательное причастие прошедшего времени от исчезнувшего глагола окаяти – “проклять”. Народная этимология связывает это слово с именем Каина, который, согласно Библии, убил своего брата и был проклят Богом.

       Окаянность провоцирует окружающих на бранные и осудительные слова:

      – «Аспиды, василиски, ироды окаянные, чтоб вам на том свете так жилось!» (А.П. Чехов).

    – «[Патриарх:] Бесовский сын, расстрига окаянный,

       Прослыть умел Димитрием в народе». (А.С. Пушкин, Борис Годунов).

       Анекдот в тему.  Приходит домой муж, пьяный в стельку. Стоит возле двери, покачивается. А жена ну его ругать, упрекать да выговаривать. Муж – ни слова, с трудом, молча дошел до стола, сел. А жена ему: и проклятый, и окаянный, и дурак, и осел: В ответ – ни слова, лишь взгляд, туманный, безразличный. И вдруг медленно протягивает руку жене: – На, скрути фигу сама.

     Окаянность, проявленная в одном человеке, – бедствие для всех, кто его окружает. Что люди ассоциируют с окаянностью? Прежде всего, несчастность, проклятие, ненавистность,  разрушительную демоническую энергию, дьявольщину, козни сатаны и бесовщину, лукавство, подлость  и преступление. Окаянность в народе всегда относилась к нечистой силе, нечистому духу, поэтому проклиналась и отвергалась.

      Люди панически боятся окаянной любви:

И играла до заката

Молодая наша кровь,

В том одна лишь виновата –

Окаянная любовь.

       В. Крестовский пишет:

Мать в сердцах меня журила:
«Я ль тебя не зарекала,
Чтоб любви ты окаянной
Пуще по́лымя бежала —

Да родительский зарок,
Видно, был тебе не в прок!»

– Мама, мама! что ж мне делать!..
Я сама ее боялась,
Да она-то во светлицу,
Не спросясь, ко мне врывалась

Сквозь окошко, майским днем,
С каждым солнечным лучом.

Я бежала из светлицы,
В темный сад от ней бежала, —
А она мне тихим ветром
Все лицо исцеловала…

И от мамы в ту же ночь
Увела тихонько дочь!..

Михаил Юрьевич Лермонтов в «Песне про купца Калашникова» пишет:

И ласкал он меня, целовал меня;

На щеках моих и теперь горят,

Живым пламенем разливаются

Поцелуи его окаянные.