RSS Feed

Отравительство

25.02.2014 by petr8512

Есть много женщин, которые кричат при виде мыши или крысы, а способны

отравить мужа или, что ещё хуже, довести его до того, что он отравится.

Генри Филдинг

Власть – это наркотик. Кто попробовал его хоть раз – отравлен ею навсегда.

Уинстон Черчилль

Травить детей — это жестоко. Но ведь что-нибудь надо же с ними делать!

Даниил Хармс

Первую половину жизни нам отравляют родители, вторую — дети.

Кларенс Дарроу

      Отравительство как качество личности –  склонность решать многие свои проблемы, причиняя кому-либо вред чем-нибудь ядовитым; убить с помощью яда; оказать вредное влияние на что-нибудь, испортить настроение, лишить радости, причинив неприятность.

     Однажды один индийский пророк предсказал, что через много лет все колодцы опустеют, и начнётся засуха. Засуха продлится несколько лет, после чего колодцы вновь наполнятся водой, но то будет отравленная вода, и любой, кто её выпьет, станет безумцем, и если они не начнут запасать воду прямо сейчас, то они все станут безумцами… Однако никто не отнёсся к предсказанию пророка с должным уважением, и не поверил никто ему. Только один человек поверил словам пророка и стал запасать воду. Проходили годы, а он всё запасал и запасал чистую, не отравленную воду. И вот наступило время исполнения пророчества, но к тому времени никто уже не помнил об том пророчестве, никто, кроме человека, который однажды поверил в него. Началась засуха. Погибал скот и урожай, ибо чистая вода покинула колодцы, только единственный человек пил воду из своих запасов. Засуха кончилась и колодцы вновь наполнились водой, но то была отравленная вода. Однако никто и тогда не вспомнил о пророчестве мудреца, только один человек пил воду из своих запасов. И стали люди безумцами. Только один человек пил воду из своих запасов и сохранил разум. Однако люди не считали себя безумцами, ибо были они теперь все одинаково безумны и продолжали пить отравленную воду.       Только один человек пил чистую воду из своих запасов. Но безумцы увидели, что единственный, сохранивший разум, отличается от них, и решили безумцы, что он безумен. Они гоняли его и ненавидели за то, что он не такой, как все остальные. И однажды сломалась воля того, кто сохранил разум и вылил он все запасы своей воды на землю, и испил отравленную воду из колодца, и лишился разума. И безумцы решили, что он обрел разум.

     Отравитель, столкнувшись с непреодолимым, по его мнению, обстоятельством жизни в виде какой-либо личности, предпочитает решить дело с помощью яда. Не нужно никаких душераздирающих сцен, моря крови. Достаточно рассчитать точную дозу яда и тот, кто мешал, отправляется в мир иной, порой так и не поняв, кто проявил в отношении него такое вероломство.  Выбор яда в качестве орудия убийства предполагает холодный расчет и отсутствие всяких сантиментов.

      Отравитель обожает анонимность. Он твердо намерен избежать правосудия, поэтому действует коварно, заключая союз с лестью, ложью и хитростью.  Есть такой анекдот. На кухне теща делает пельмени. К ней подходит кот и просит у нее мясо: – Мяу, мяу! Теща отпихивает его ногой: – Отстань! Кот опять подходит и опять просит мясо. – Уйди! – отпихивая ногой, кричит теща. Кот снова за свое. Теща, разозлившись, отшвыривает его ногой. Заходит на кухню зять. Теща: – Садись, любимый зять, я тебе пельмешек сварила! Зять садится за стол, теща накладывает ему пельмени. К зятю подходит кот и лапкой просит пельмень: – Мяу, мяу! Зять: – На, мой хороший, скушай пельмешек! Котенок радостно съедает пельмень и замертво падает на пол. Зять теще: – Ах, ты, стерва! Отравить меня вздумала?!!! И как даст теще, что та отлетела в угол.  Кот вскочил, улыбнулся и сказал: – Yеs!!!

      Отравительство – сестра подлости и лицемерия. Усыпив бдительность жертвы, оно подносит ему ядовитое вино с неизменной, лицемерной улыбкой на устах. Отравительство уходит в глубину веков. Татьяна Ткаченко пишет, что первое известное историкам громкое «дело об отравлениях» относится к эпохе Древнего Рима, к 331 г. до н.э. Отравления «косили» знатных патрициев одного за другим. Поначалу загадочный мор был расценен как эпидемия неведомого заболевания. Однако через некоторое время в Сенат поступил донос рабыни, где указывались имена патрицианок, распространяющих яды среди желающих избавиться от опостылевших домочадцев. При обыске у этих «добрых» римлянок — Корнелии и Сергии — были обнаружены различные снадобья, которые, по утверждению дам, были всего лишь безобидными лекарствами. Дабы доказать это, суд потребовал от Корнелии и Сергии принять зелья, что привело к скорой смерти обвиняемых. Всего при расследовании эпидемии загадочных смертей было казнено около 100 женщин-отравительниц.

    В период гражданских войн (I в. до н.э.) отравления в Риме приобрели столь массовый характер, что «пробователи» пищи, как прочие ремесленники, объединились в особую коллегию. Считается, что именно тогда возник обычай чокаться бокалами, чтобы вино выплескивалось из одного кубка в другой: так сотрапезники демонстрировали, что в вине нет яда.

     Легендарным знатоком ядов был царь Понтийский и Боспорский Митридат VI Эвпатор (126–163 гг. до н.э.) — последний серьезный противник Рима. Предание гласит, что отец Митридата был отравлен, и что сам он с юных лет задался целью избежать подобной участи. История повествует о необыкновенных садах Митридата, где росли удивительные растения. Из них царь собственноручно составлял не только ядовитые смеси, но и противоядия. Свойства своих ядов Митридат обычно проверял на преступниках, приговоренных к смерти. Согласно легенде, для того чтобы сделать себя неуязвимым к действию ядов, Митридат систематически принимал маленькими дозами смесь из 52 ингредиентов, в том числе ядовитых, и тем самым развил в организме устойчивость к их действию. В хрониках упоминается о том, что после сокрушительного поражения, нанесенного римской армией, царь пытался отравиться, однако ни один яд на него не подействовал — свести счеты с жизнью помог кинжал. До настоящего времени привыкание к ядам токсикологи называют митридатизмом.

     Богатые традиции использования ядов были взяты на вооружение французской королевой Екатериной Медичи (1519–1589), происходившей из знатной семьи банкиров и правителей Флоренции. Она без малейших колебаний прибегала к использованию яда для достижения своих целей в политических играх. Екатерина не боялась экспериментов. Она пропитывала ядом страницы книг и личные вещи будущих жертв, опрыскивала стены в спальнях, добавляла отраву в косметику. Екатерину Медичи считают виновницей смерти королевы Наваррской Жанны д’Альбре, матери Генриха IV — будущего короля Франции. Современники были уверены, что причиной ее гибели были пропитанные ядом перчатки, изготовленные придворным парфюмером Екатерины Медичи. Виноваты ли перчатки — неизвестно, но установлено, что Жанна д’Альбре действительно погибла от отравления мышьяком.

    Описанные выше истории об отравлениях — лишь малая толика в зловещей хронике использования ядов. И пока человечество со своими страстями и пороками существует, хроника эта будет пополняться все новыми фактами.