RSS Feed

Ожесточенность

21.06.2013 by petr8512

  И кто-то камень положил в его протянутую руку.

 М.Ю.Лермонтов, Нищий

Кто имеет, зачем жить, может вынести любое как.
Ф. Ницше

      Ожесточённость как качество личности – неспособность из-за очерствелого сердца проявлять сочувствие, сострадание; склонность проявлять непреклонность, сильное упорство и возбуждение.

      У Александра Дюма есть сказка «Человек, который не мог плакать», в которой рассказывается о богатом графе, имевшим всё, что душа пожелает: обилие яств и лучших вина, женщин, охотничьих собак и несметное количество слуг, но это не радовало графа. А дело было в том, что «этому пресыщенному богатствами человеку недоставало одного: слез. Да-да! Слез! Ибо он совсем не мог плакать! Ни радость, ни страдание не могли вызвать у графа Балдрика даже крошечной слезинки. Умер отец, но он не заплакал. Умерла мать, и он не зарыдал. Скончались двое его братьев, а он не смог проронить над их могилами ни одной слезы. Не смог он заплакать и от радости, когда через десять лет после свадьбы жена, наконец, родила ему дочь. Однажды, когда Лие — так звали графскую дочь — уже исполнилось четырнадцать лет, она вошла в кабинет отца и увидела, что тот сидит в темном углу и горестно вздыхает. — Что с вами, батюшка? — спросила она. — У вас такой печальный вид… — Мне, в самом деле, страшно тяжело, доченька. Умер мой последний брат, дядя Карл. Лия очень любила дядю Карла, приносившего на каждый Новый год какой-нибудь приятный подарок. И потому, узнав от отца печальную весть, она залилась горючими слезами. — Бедный дядя Карл! — проговорила Лия сквозь слезы. — Счастливая… Она может плакать! — прошептал граф, с завистью глядя на дочь. — У вас такое горе, а вы не плачете… Почему, батюшка? — спросила Лия. — Увы! — отвечал тот. — Слезы — это небесный дар. Блажен, кто может плакать, ибо свое страдание он выплакивает вместе со слезами. Моя же участь печальна. — Но почему? — Потому, доченька, что Господь отказал мне в том, что дал последней твари: слезы. — Господь отказал в них вам, он же и даст!.. Я стану так усердно молиться, что он вернет вам слезы! Но граф лишь покачал головой. — Судьба моя решена. — проговорил он. — Я должен погибнуть оттого, что не могу плакать. В тот миг, когда мое сердце переполнится слезами, а глаза будут готовы их пролить — я умру».

         Когда человек ожесточён на жизнь, не любит людей, он не способен плакать, потому что злые люди не плачут, а злятся. Ожесточение проходит определённые стадии.  В начальных стадиях человек ожесточён, но когда его переполняют чувства, он искренне мечтает измениться, но любой ничтожный повод возвращает его под панцирь недоверчивости и разочарованности в людях. На конечных стадиях ожесточения человек ведёт себя, как робот, не проявляет даже намёков на слабость  и утрачивает способность плакать. Слёзы пересохли, эмоции подавлены, сердце затвердело, как камень. Ожесточённое сердце – холодное, нечувствительное, огрубелое, бесчувственное и непокорное, ставшее таким из-за злой реакции, как правило, невежественного человека  на преподнесенные ему жизнью уроки. Зло порождает зло. Ожесточённый человек, видевший много зла, сам становится злым, невосприимчивым к добру и не приемлющим истины. Неоднократно обманутый, он, сделав неверные выводы и не пройдя жизненные уроки, сам становится обманщиком, «Фомой Неверующим».

         Ожесточённость как качество личности проявляется в человеке не только как следствие его реакции на бедствия жизни, в большей степени оно становится следствием поражения сознания вирусом эгоизма. Когда ложное эго полностью пропитывает ум, чувства и разум человека, то есть становится единовластным хозяином мыслей, слов, чувств, действий и поступков, создаются идеальные условия для прорастания ожесточённости. Эго по своей природе недоброжелательно, подозрительно, оно заставляет человека забыть о сочувствии и сострадании к людям. Парализованные эгоизмом чувства, равнодушны к любым явлениям действительности. Человеку хочется одного – чтобы его никто не трогал и оставил в покое. С разрастанием опухоли эгоизма в человеке воцаряется гордыня, высокомерие, надменность и спесивость. Букет таких порочных качеств личности превращает человека в приверженца ожесточённости. Он не воспринимает духовные проявления жизни, утрачивает способность слушать и слышать людей, не помнит добра. Например, если его невзначай обидели, он помнит только обиду, забывая всё хорошее и доброе, что было с этим человеком.

         Ожесточённый человек становится инвалидом чувств и эмоций. Сердце его огрубевает и утрачивает свойство принимать добро, излитое  судьбой. Что происходит с камнем и губкой, если на них вылить воду? Губка мгновенно пропитывается водою, а камень остается сухим внутри и лишь на недолгое время мокрым снаружи. Пройдёт несколько минут, и он опять сухой. Та же картина и с сердцем человека. Мягкое сердце восприимчиво к добру и любви, а ожесточённое сердце, подобно камню, – сухое сердце, внутри него всё неизменно, никакого движения.

        Иными словами, ожесточённость как качество личности становится следствием разрастания эгоизма и неправильного понимания сути происходящих в жизни человека событий. Испытания судьбы не закаляют, а ожесточают слабого либо неразумного человека. Во время испытаний, то есть уроков жизни, у нерадивого ученика возникает ропот на «плохую училку» – жизнь. Его оставляют на второй год и заставляют опять проходить тот же урок, только при других декорациях и с другими персонажами жизни. И так до бесконечности, пока урок не будет усвоен, пока не будет успешно сдан экзамен на человеческую зрелость. К примеру, женщину бросил любимый мужчина. Если она смирится, примет эту жизненную ситуацию, будет вспоминать с благодарностью всё, что у них было хорошего и светлого, значит, экзамен сдан на «отлично». Если она впадёт в депрессию, будет бесконечно долго переживать утрату, затаит зло и обиду, значит, ожесточит сердце и останется «на второй год», чтобы вновь испытать угнетённое состояние «брошенки».  Ожесточённость также может стать следствием безверия, удаления от истины и накопленных не благочестивых поступков. Грех рождает новый грех. Эх, раз, ещё раз, ещё много, много раз. Существует множество женщин верных мужу, но бесперспективно найти, изменившую лишь раз. А в результате неверности ожесточается сердце к мужу и семье в целом. Они уже становятся не самыми главными в жизни. Любовники иногда становятся дороже, и матери бросают своих детей, как будто у них вместо сердца камень.

               Ожесточённость – это «китайская стена», воздвигнутая вокруг сердца, чтобы не быть уязвимым для внешнего мира. Человек возводит бесчисленные редуты, ставит «духовные ежи», чтобы предохранить себя от людских обид, коварства, вероломства и подлости.   Ожесточённый человек не умеет прощать, быть терпимым и человечным к людям, проявлять нежность, гуманность и сострадательность. Обычно при выражении «ожесточённый человек» появляется ряд ассоциаций: холодность, эгоистичность, жадность, черствость, каменное сердце. Это не всегда так, ожесточённые люди могут быть внешне приятными и бескорыстными. Главное, что их проявляет – нежелание позволить другим делать что-то для них, они не позволяют другим приблизиться к их сердцам. Ожесточённое сердце обычно скрывается от любви, не может или не желает её принять. Многим покажется странным, но такие люди боятся хороших вещей, ибо доброта, любовь, нежность делают их уязвимыми. Зачастую ожесточённые люди срываются на тех, кто протягивает им руку помощи и поддержки, проявляет благожелательность. Так, ожесточённые мужчины боятся женской нежности, а ожесточённые женщины – своей привязанности и открытости.

     Виктор Франкл – автор всемирно известной книги «Сказать жизни «ДА». Психолог в концлагере», провёл четыре года в застенках нацистских концлагерей, в условиях нечеловеческого существования с мизерной вероятностью остаться в живых. Мало кому из учёных выпала тяжкая доля подвергнуть свои убеждения такой жестокой проверке. Погибла вся его семья, но он не ожесточился и не позволил себе сломаться. Человек большого сердца, он осознал, что та чудовищная жизнь снаружи к моему внутреннему состоянию сознания, к состоянию моего сердца не имеет никакого отношения. Я могу оставаться внутри себя отзывчивым, нравственным человеком с добрым сердцем. Фашисты с их газовыми печами и душегубками не в силах ожесточить моё сердце. Как бы меня не били, у меня остаётся свобода и право выбора, как реагировать на обстоятельства жизни. Если есть ради чего жить, можно преодолеть любое как. Закономерно – что этот Человек с Большой Буквы сохранил своё сердце, своё «упрямство духа», как он называл способность человека не поддаваться, не ломаться под ударами судьбы, и не стал очередной добычей ожесточённости.