RSS Feed

Передергивание

11.08.2014 by petr8512

Доверяй, но карты передергивай.

Аркадий Давидович

Надлежит законы и указы писать ясно, чтоб их не перетолковывать.

 Правды в людях мало, а коварства много.

Петр Первый

Передёргивая цитаты и произвольно подменяя тезисы, нас пытаются

обмануть все эти медоточивые дерьмократы и либерасты….

КапЛей

     Передергивание как качество личности –  склонность умышленно, в корыстных целях  искажать что-либо, подменяя одно другим (в изложении, разговоре, суждениях).

      Лет тридцать тому назад в Лондон приехал православный священник из СССР. Как только он вышел из поезда, к нему подошла женщина-корреспондент и спросила: «Скажите, пожалуйста, что вы думаете о публичных домах?» Тот растерялся и удивленно сказал: «А что, разве в Англии есть публичные дома?!!» Больше его ни о чем не спрашивали, а на следующее утро в одной из газет появилась его фотография на вокзале и текст к ней: «Первые слова русского священника, приехавшего к нам, были: есть ли в Англии публичные дома?»

       Передергивание – намеренная искаженно-ложная передача чужой мысли в свою пользу. Это – потаённое желание исказить смысл информации, вырвать её из контекста и придать ей другой смысл, выгодный тому, кто осуществляет искажение. Форм искажения достаточно много: преувеличение, умаление, конструирование, фальсификация, сообщение полуправды. Словом, передергивание – это отрицательное коммуникативное явление, дискредитирующее того, кто к нему прибегает. Особенно характерно для журнашлюшек, не брезгующих никакой ложью, лишь бы срубить деньги, сделать карьеру от людского горя, потешить своё самолюбие и тщеславие.

       Грязное, нужно сказать, качество личности, ибо его носители беспринципны, безнравственны, аморальны, не имеют ни стыда, ни совести. Про таких особей в народе говорят: – Им хоть в глаза плюй, всё равно скажут: – Божья роса.

       Как карточный шулер передергивает карты, чтобы держать при игре в очко всё время в низу колоды туза, так и продажные, нечистоплотные журналюги и политиканы жонглируют словами других в свою пользу. Под их прицел попадают все сферы человеческого бытия. Например, история. Иванов-Истархов восторгается: «Идеи Либерализма получили первое воплощение в Конституции США (1787 г.)… Вот что такое ЛИБЕРАЛИЗМ на самом деле. Это ВЕЛИКОЕ понятие!» Но всем известно, что «Американская нация образовалась на крови, костях, землях и имуществе более 100 млн. убитых и замученных индейцев, настоящих хозяев этой страны» (историк О.Платонов).

      В книге Александра Шабалова «Одиннадцатый удар товарища Сталина» приведен классический пример передергивания: «Начиная  анализировать  “Письмо  к  съезду”   хронологически,  невольно делаешь ошеломляющее открытие  – писал его Ленин не к XIII съезду партии, на котором оно было оглашено,  а к XII,  который  предстояло провести в  апреле 1923  года!  Вряд  ли  он  думал,  что  выживет  –  состояние здоровья резко ухудшилось,  наступил паралич  правой  руки  и правой  ноги.  Письмо  просил огласить в случае его смерти. Каким было самочувствие Владимира Ильича видно по тому, что 23 декабря  1922 года он лишь 4  минуты диктует Володичевой, 24 декабря – 10  минут,  немного 25-го и  15 минут –  26 декабря. Продолжить он смог  лишь  через  две  недели, 4  января  1923 года,  диктуя “добавление  к письму”.   Затем  ему  стало  лучше… Практически он  руководит  XII  съездом партии.  Врачи, правда, запретили на нем выступать.

     О  том письме, хранящемся  у Крупской,  Ленин, скорее  всего, забыл.  Ведь смещение  Сталина после  XII  съезда уже потеряло  смысл.  Гарантом единства партии служило не это, а  увеличение членов ЦК  и ЦКК. Ленин живет еще более года, но вопроса о смещении Сталина не только не поднимает, напротив, всегда принимает его  сторону.  Подсчитано, что Троцкого  Ленин  219  раз  в  своих письмах,   телеграммах,  статьях  обозвал  пустозвоном,  свиньей,  негодяем, подлецом из подлецов, иудушкой и –  как  венец  всему  этому – проституткой! Сталина – ни разу! Даже во время недоразумения с Крупской (Сталин отчитал ее за нарушение режима, приведшее Ленина к инсульту) он  писал: “Уважаемый  т. Сталин…”.   Крупская же, скорее всего, не забыла грубости Сталина…

     После смерти Ленина она выждала  4 месяца и лишь за несколько  дней  до открытия XIII съезда  партии (23 –  31  мая 1924 г.) передала это письмо как “завещание”  в ЦК ВКП(б).  Возможно, ее на это надоумили троцкисты, желающие сместить Сталина. Но мог ли Ленин, по словам Крупской, этого требовать, если для  него, умирающего в декабре 1922 года,  “очередным”  мог быть только XII съезд!? Для чего тогда он, характеризуя членов ЦК, предупреждал: “Конечно, и то  и  другое  замечание делаются  мною  лишь для  настоящего времени?»  В заблуждение был введен даже сам Сталин. Это ясно видно из его слов:  “Было  доказано  и передоказано,  что  никто  ничего  не  скрывал,  что “завещание” Ленина было адресовано на имя ХШ съезда  партии…”  (Сталин, т. 10, стр. 173).

     И  еще  один факт.  Ленин, диктуя  “завещание” 24  декабря,  просит, по свидетельству  секретаря Володичевой,  “чтобы  письмо  это  хранилось строго секретно   в  архиве,   может  быть  распечатано  только   им  или  Надеждой Константиновной и должно было быть предъявлено кому бы то ни было лишь после его смерти”. Володичева  же с  тем, что он диктовал на протяжении 4 минут 23 декабря,   уже  ознакомила   Сталина,  Троцкого,   Бухарина,   Орджоникидзе, Каменева…  Им  же немедленно и сообщила об  этой просьбе.  Все  знакомые с началом “письма к  съезду”  договорились никому “ни словом, ни намеком”, и в первую  очередь  Ленину, не  говорить о  том,  что  они  его  прочитали. Что диктовал Ленин впоследствии, никто не знал. Этим также воспользовались. Судя по  всему, начало этого письма съезду не представили, так как в  этом случае Сталин, с его  феноменальной памятью, безусловно бы  догадался, что это лишь продолжение написанного перед XII съездом.

     По решению президиума, это письмо оглашается по делегациям,  фактически доводится до сведения всего съезда. Сталин  тут же  просит  отставки, но все единогласно обязывают его оставаться на этом посту.  Вторично сплетню,  уже по  поводу “скрытого  завещания  Ленина”, пустил Истмен,   американский   коммунист,  впоследствии   изгнанный   из   партии. Потолкавшись в  Москве  среди троцкистов  и набравшись всяческих  слухов, он издает книгу “После смерти Ленина”, где не жалеет красок для очернения нашей страны.  В  ней  муссируются слухи  о  “завещании Ленина”.  Члены  Политбюро потребовали  у  Троцкого,  который  некоторое  время  находился  в  связи  с Истменом, публично от него откреститься, что тот и сделал: “Никакого “завещания” Владимир Ильич  не оставлял, и самый характер его отношений  с партией, как  и характер  самой партии,  исключали  возможность такого  “завещания”.  Подвидом  “завещания”  в  эмигрантской  и  иностранной буржуазной  печати  упоминается  обычно  одно  из  писем  Владимира  Ильича, заключавшее в себе советы организационного порядка…

     Всякие  разговоры о  скрытом или  нарушенном  “завещании”  представляют злостный  вымысел и  целиком направлены  против фактической “воли  Владимира Ильича и интересов созданной им партии”.      (“Большевик”, No 16, 1.9.1925г.)  Это пишет сам Троцкий! Сталин, тем не менее, ленинское письмо публикует 10 ноября 1927  года  в  “Правде”,  оно  входит в  10-й  том его  сочинений.

      Казалось  бы,  вопрос  исчерпан. Оказывается, нет. На XX  съезде  КПСС  “завещание” Хрущев положил в основу своей антисталинской кампании.      Для многих делегатов съезда стало открытием  процитированное ленинское “завещание”  с  оценкой   личности  Сталина,  запрещавшееся   на  протяжении десятилетий”. ( ИО, 11 класс, стр. 155).      В докладе на этом съезде в ночь с 24 на 25 февраля 1956  года (о многом говорит,  что  этот  “тайный  доклад”  еще  раньше  был  прочитан  западными радиоголосами  и  на второй день  появился  в американской  газете “Нью-Йорк Тайме”!)  Хрущев снова цитирует “добавление к письму Ленина, но уже в своей редакции: “Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в  отношениях между нами, коммунистами,  становится нетерпимым  в  должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого  места  и назначить  на его  место  другого человека,  который во всех других отношениях отличается от  тов. Сталина одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен,  более вежлив и более внимателен  к  товарищам, меньше капризности и т.д. Это обстоятельство может показаться ничтожной мелочью. Но я  думаю,  что…”  Здесь  ленинский текст разрывается многоточием, и далее: “…это  не  мелочь  или  такая  мелочь,  которая  может  получить  решающее значение”.

     Хрущев изъял ключевую ленинскую фразу: “Но я думаю, что, с точки зрения предохранения  от   раскола  и  с  точки  зрения  написанного  мною  выше  о взаимоотношениях Сталина  и  Троцкого, это не мелочь, или это  такая мелочь, которая может получить решающее значение”.  Ленин грубость  Сталина  замечал  лишь  сквозь  призму его отношений  с Троцким, да и то в период до XII съезда партии. Сталин не спорил:  “Да,  я груб, товарищи,  в отношении  тех,  которые  грубо  и вероломно разрушают  и  раскалывают  партию… Но  грубость  не есть  и  не может быть недостатком политической линии или позиции Сталина”.

     И действительно, Ленин никогда не говорил о политических ошибках Сталина!»