RSS Feed

Плебейство

30.07.2016 by petr8512

В нас часто проявляется плебейство…
Ну, что ж, один — атлет, другой — Атлант.
Несовместимы Гений и Злодейство,
Но совместимы зависть и талант.

Георгий Фрумкер

Плебей всегда завидует. Ему кажется, что он мог бы осуществиться лучше.
Давид Самойлов

Хамство есть стиль поведения плебея.

Он хам на посту начальника и подчиненного.

Павел Минка

Фамильярность – это представление плебеев об этикете.

Неизвестный автор

                                                               

      Плебейство как качество личности – склонность проявлять низменные привычки, замашки и пристрастия бездуховного, примитивного человека; отличаться дурновкусием, невежеством, грубостью и крайней невоспитанностью.

     – Мама! Ну, сколько раз тебе говорить, что мой Вася выглядит как плейбой, а не плебей.

    Плебейство – махровое невежество, антикультура, дичайшая безвкусица и потрясающее хамство. Плебей живёт в режиме «жрать и гадить». Зная низменные потребности плебеев, властители Рима стали их  задабривать и отвлекать от социальных проблем. Лозунг плебея: «Хлеба и зрелищ».  Поэтому власти стали раздавать городской бедноте хлеб и устраивать зрелища – гладиаторские бои. Так с тех пор и пошло…

    Как описывают историки, население Вечного города неуемно росло не только благодаря естественному приросту. Оно пополнялось рабами, которых привозили из военных походов в качестве трофеев. Но были и добровольные переселенцы. Они приезжали в Рим в поисках лучшей жизни, заработка, рынка сбыта. Этих «понаехавших» коренные жители города – потомки отцов – стали называть «плебсом» (от латинского слова plere, что означает «наполнять»). Первоначально это пришлое население жило за стенами Рима, то есть не было защищено от возможных вражеских нападений. Но позже им разрешили селиться и в пределах города. Тогда определение «плебей» несколько поменялось. Это слово обозначало человека свободного сословия, пользующегося экономическими, но не гражданскими и политическими правами.

     Граждане древнего Рима обожали кастовость. Были детально разработаны права и обязанности триб – сословий. Пришлое непорабощенное население – плебеи – были разделены по этническому признаку на латинов, этрусков и сабинов. Они занимали промежуточную ступень между «Римским народом» (потомками пусть и обедневших, но патрициев) и рабами, которые не имели никаких прав и трактовались как вещь в юридическом смысле.

      Сейчас слово «плебей» стало синонимом быдлячества, жлобства, отребья.

Плебейство горланит и плюётся

Похабно, отвратительно смеётся

В рукав и на паркет сморкается

Икает, рыгает и харкается

      Когда в умах воцаряется невежество, плебеи торжествуют. В эпоху нравственной деградации плебейство растёт, как на дрожжах.

Эх, яблочко, ты моё спелое,

А вот барышня идет – кожа белая.

Кожа белая, а шуба ценная.

Если дашь чего, будешь целая.

Эх, яблочко, да с голубикою!

Подходи буржуй – глазик выколю!

Глазик выколю – другой останется,

Чтоб видал, говно, кому кланяться!

     Суть плебейства в низменности и примитивности сознания. Булгаковские Шариков  и Швондер – истинные плебеи. Послушаем Шарикова:

– Отлезь, гнида! – Дай папиросочку, у тебя брюки в полосочку! – Я без пропитания оставаться не могу. Где же я буду харчеваться? – Вчера котов душили-душили, душили-душили … – Я не господин. Господа все в Париже.

     Плебейство Швондера – грабить, а потом разделить между собой «по справедливости»: «Извиняюсь, – перебил его Швондер, – вот именно по поводу столовой и смотровой мы и пришли поговорить. Общее собрание просит вас добровольно, в порядке трудовой дисциплины, отказаться от столовой.  Столовых  нет  ни  у кого в Москве.- Даже у Айседоры Дункан, – звонко крикнула женщина… – И от смотровой также, – продолжал Швондер,  –  смотровую  прекрасно можно соединить с кабинетом.- Угу, – молвил Филипп Филиппович каким-то странным голосом, – а  где же я должен принимать пищу? – В спальне, – хором ответили все четверо.

 Багровость Филиппа Филипповича приняла несколько сероватый оттенок.- В  спальне  принимать  пищу,  –  заговорил  он  слегка  придушенным голосом, – в смотровой читать, в приемной одеваться, оперировать в комнате прислуги, а в столовой осматривать. Очень возможно,  что  Айседора  Дункан так и делает. Может быть, она в  кабинете  обедает,  а  кроликов  режет  в ванной. Может быть. Но я не  Айседора  Дункан!.. – Я буду обедать в столовой, а оперировать  в операционной!  Передайте  это  общему  собранию  и  покорнейше  вас  прошу вернуться к вашим делам, а мне предоставить возможность принять пищу  там, где ее принимают все нормальные люди, то-есть в столовой, а не в  передней и не в детской. – Тогда, профессор, ввиду вашего упорного противодействия,  –  сказал взволнованный Швондер, – мы подадим на вас жалобу в высшие инстанции».