RSS Feed

Плутовство

24.07.2013 by petr8512

И у людей в чинах
С плутами та ж беда: пока чин мал и беден,
То плут не так еще приметен;
Но важный чин на плуте, как звонок:
Звук от него и громок и далек.

И.А. Крылов

     Плутовство как качество личности – склонность к мошенническому, нечестному, надувательскому поведению.

        Однажды ходжа Насреддин, взойдя на кафедру для проповеди, сказал: «Верующие, знаете ли вы, что я хочу вам сказать?» Ему ответили: «Нет, не знаем». Тогда ходжа сказал: «Раз вы не знаете, так что мне вам и говорить?» С этими словами он сошел с кафедры и пошел своей дорогой. Когда в следующий раз он снова взошел на кафедру и предложил тот же вопрос, община ему ответила: «Знаем». — «Ну, коли вы знаете, значит, мне нет надобности и говорить». Так сказал ходжа и опять удалился. Община, пораженная, решила, если ходжа взойдет еще раз на кафедру, ответить: «Одни из нас знают, а другие нет». Поднявшись как-то опять на кафедру, ходжа по обыкновению обратился к народу со своим вопросом. Ему ответили: «Одни из нас знают, другие нет». Ходжа, сохраняя на лице серьезность, воскликнул: «Великолепно! Пусть тогда те из вас, кто знает, расскажут тем, которые не знают».

      Плутовство – санитар человеческой глупости, излишней доверчивости, отзывчивости и простодушия. Волк санитар леса, а плутовство любопытства и интереса. Идеализация в окружающих их достоинств (честности, порядочности, обязательности) исправляется равновесными силами путем преподнесения соответствующих уроков. Учителем как раз и является плутовство. Оно не верит, что есть честные люди и действует согласно своему пониманию: все вокруг плуты, выживает сильнейший. Не зря в народе говорят: «Кто сам плут, тот другим не верит». Как еще человека научить разбираться в людях? Преподнести ему красочный запоминающийся урок. На это оно большой мастер. У большинства людей развито внешнее сознание, то есть мы видим окружающий мир и людей на внешнем плане. Заглянуть глубоко во внутренний мир другого, мгновенно сканировать его сущностные качества личности, дано не многим. Плутовство прекрасный педагог по психологии личности. Оно буквально с первой попытки проникает в наш разум. Только в особо запущенных случаях, когда человек наступает на одни и те же грабли, приходится учить нерадивого ученика повторно.

    Кому хочется признаваться в своей беспечности, наивности, глупости или, как сейчас говорят, «лоханутости»? Плутовство считает: «Без лоха и жизнь плоха». Одурачить с юмором, с творческим экспериментированием, с богатым воображением и затейливостью – это почерк плутовства. По яйцам пройдет – ни одного не раздавит.  Внушить другому иллюзию, с пользой для себя осуществить розыгрыш жертвы – так проявляется плутовство. Иными словами, ловко прохвост держит свой хвост. Он и по морю проскочит, и пяток не замочит.

      Один плут разрекламировал лошадь, у которой, по его словам, голова была на месте хвоста, а хвост — на месте головы. Люди стекались со всех сторон, чтобы посмотреть на это чудо природы. И, уплатив за вход, они видели обычную лошадь, поставленную в стойло с привязанным к кормушке хвостом. В другой раз он представил для демонстрации то, что называл настоящим котом черно-вишневого цвета. Кот был черным. Но, получив плату за вход, плут, не моргнув глазом, заявлял зрителям: «Слов нет, кот черный, но ведь таково же большинство вишен».

      В народе говорят: «Плут на закваске испечен, а дурак на пресной водичке», «Мошенник, кто дает, а плут, кто берет».  Задумывались ли вы, почему в уголовном кодексе отсутствует статья наказания за плутовство? За воровство, мошенничество есть, а за плутовство нет? Комбинатор Остап Бендер «чтил Уголовный Кодекс и имел более четырехсот «честных» способов отъема денег». Плутовство знает свой «Рубикон». Оно обтяпывает свои делишки настолько затейливо, продуманно и хитро, что писавшим Уголовный кодекс юристам приходится только разводить руками и пожимать плечами. Аферисты, мошенники, воры и жулики сознательно переходят «Рубикон» между добром и злом, становятся де-юре и де-факто преступниками. Плутовство всегда готовит для себя «запасной аэродром» безобидности, невинности и добродетели.

Взять его «за жабры», поймать «на горячем» практически немыслимо, как нельзя зацепить пустоту.  В его любом проступке присутствует добро и зло, а определить преобладающую половину не сможет дюжина самых лучших присяжных. Судилище над плутовством  может превратиться в бесконечный философский диспут на тему «Что такое хорошо и что такое плохо».

    В книге О.Генри «Короли и капуста» представлен интересный образец плутовства. Герой книги  «Малыш» — авантюрно настроенный человек, который не прочь моментально разбогатеть. Не спросив совета своего опытного друга  Билли, он на все  сбережения покупает три тысячи пар обуви, потому что в городе почти все ходят разутые.  Но, как и предсказал Билли, жители не заинтересовались магазином обуви, и Малыш вынужден просить у  него помощи. Последний покупает мешок самого колючего репейника, якобы затем, чтобы «открыть производство виски». На самом деле под покровом ночной темноты выходит на улицы города и разбрасывает репейник по улицам. Наутро жители один за другим укалывают ноги и падают на землю. В этот момент по улицам идёт знакомая Билли — Паса, обутая в башмаки. Жители соображают, что может спасти их от колючек, и бегут к Малышу за обувью, так что тому даже приходится отстреливаться. Попробуйте предъявить обвинение и наказать Билли за его плутовство с колючками. Во всяком деянии плутовства присутствует какая-то незавершенность. Чтобы приклеить к нему ярлык «Плохо» надо оставить только коварство и корыстолюбие, но коварство колючек гасится обувным магазином, а корыстолюбие отстреливанием от нахлынувших покупателей.

      Не редко плутовство преподносит себя благородным, лишенным эгоизма, готовым придти на помощь обездоленным. Если оно выманивает деньги, то не для себя, не с целью собственного обогащения, а ради устройства судеб детей или благотворительности. При малейших сигналах опасности плутовство, без всякого фанатизма «сорвать банк», дает резкий задний ход. Чувство меры – одно из главных его положительных качеств. Не успели еще черные тучи нависнуть над плутовством, а оно, осознав провал своего замысла, бросается виниться и каяться в своих греховных деяниях. До людей еще не доходит злой умысел плутовства, а повинная голова уже на плахе. Но, как известно, повинную голову меч не сечет. Правда, не всегда.

      В царствование Петра Великого трое подрядчиков объявили свои условия Адмиралтейств-коллегии. Один предложил услуги за гривенник с рубля, второй – за пятак, а третий объявил, что будет трудиться бесплатно, из усердия и ревности к государю. Узнав об этом, Петр учинил резолюцию: «Отдать подряд тому, кто требует за труды  по гривне с рубля. Другому отказать, понеже пяти копеек ради не из чего трудиться, а третьего, аки плута, отдать на два месяца на галеру, сказав ему, что государь побогаче его».

     Плутовство не настолько прямолинейно, чтобы взваливать всю вину на себя. У него семьдесят две увертки в день. Оно услужливо подставляет под карающий меч особый контингент лиц. При разбирательстве вдруг неожиданно выясняется связь плутовства с достойными почтенными людьми. У силовиков резко опускаются руки, и гаснет энтузиазм заниматься плутовскими проделками. Далеко не всем полицейским захочется смущать общественное мнение, покушаться на моральные устои и устоявшиеся правила общежития. Никто и не догадывается о предусмотрительности плутовства сделать заложниками своих деяний честных и авторитетных людей. «Сыр» выпадает, с ним плут растворяется в пространстве свободы.