RSS Feed

Подлость

19.02.2013 by petr8512

Есть три рода подлецов на свете: подлецы наивные, то есть убежденные, что их  

 подлость есть высочайшее благородство, подлецы, стыдящиеся собственной подлости  

при непременном намерении все-таки ее докончить, и, наконец, просто подлецы,

чистокровные подлецы

Ф. М.  Достоевский

           Подлость как качество личности – склонность к, вызывающему у людей презрение, намеренному причинению вреда исподтишка, попирая доверие человека, его достоинство и безопасность.

      Подлость как королева пороков произрастает из детской. Ее будущий приверженец, действуя продуманно, вечно выходит сухим из воды, в то время как его сверстники постоянно попадают в неприятные ситуации, следуя своим мыслям импульсивно и безрассудно.  Будущий подлец испытывает тягу к действиям исподтишка, пока никто не видит, а его наивные товарищи так не умеют.  «Исподтишковый» ребенок рано усвоил, что взрослым, как правило, некогда досконально разбираться в тонких нюансах проступков и наказанию подвергается «крайний», самый наивный и честный, первый, кто попадется под руку.  «Исподтишковое» поведение, укореняясь в подсознании, становится нормой поведения, постепенно перерастая в такое ярко проявленное качество личности как подлость.

      Полноценным обладателем подлости может быть только человек в невежестве. Человек в благости, ставящий интересы других выше своих собственных и живущий с желанием помочь людям достичь счастья, по определению не способен на подлость. Человек в страсти, балансирующий между желаниями жить для себя и жить для других, может быть лишь разовым, единовременным, случайным носителем подлости. Если он прочно становится на платформу подлости, значит, наблюдается переход на низшую стадию – жизнь человека в невежестве. Для истинного носителя подлости – человека в невежестве, она так же естественна, как порядочность гармонична для человека в благости.

      Подлость поселяется там, где умерла совесть. Человек под влиянием силы невежества считает, что надо брать от жизни все и как можно быстрее, не считаясь ни с кем и ни с чем. Эгоизм – родной отец подлости. Если необходимо насилие, значит, оно приемлемо и оправданно, если нужно кого-то подставить, нет никаких проблем, если надо влезть в доверие, создать с человеком что-то общее, сокровенное, а затем безжалостно это растоптать и поглумиться над доверчивостью и «лошистостью» жертвы – высший пилотаж ловкости и здравого смысла.

     Утратив голос совести, человек в невежестве, совершив подлый поступок, не испытывает никаких душевных мук и страданий. У подлости может болеть живот или зубы, но только не душа. Пострадавшие от его подлости люди охвачены эмоциями, которые пронизывают все их тело, рвут душу, помрачают разум, вызывают боль, презрение и негодование. Для них его поступок – воплощение вопиющей несправедливости и бессовестности, а для него такое же обычное занятие, как выкурить сигарету или сходить в туалет. 

     Голос совести взаимодействует с разумом, помогая человеку осознать «что такое хорошо и что такое плохо», поэтому человек в общении с другими людьми оценивает с помощью голоса совести, не переступает ли он черту, за которой его действия могут трактоваться им самим и окружающими как подлость.  Человек в невежестве, уничтожив голос совести, кипит от желания удачи, ему глубоко наплевать на мораль и все нравственные ценности, на добро и доверие, проявленное к нему людьми. Ему надо, и он, пока мать была на работе, проникает в ее квартиру и крадет кольцо, которым она очень дорожила (подарок отца), вытаскивает у бабушки, которая с детства над ним дышала и любила его как ангела, из под матраца пакетик с деньгами и облигациями. Деньги эти бабушка копила себе на похороны. Все домашние в шоке, называют его подлецом, а он даже не понимает, о чем они говорят, и не считает свои действия подлостью.

      Легче выдержать бурю морскую, чем подлость людскую. Подобно паразиту, человек в невежестве преспокойно высасывает душевные силы и материальные блага у людей всецело доверяющих, симпатизирующих и благожелательных к нему. Высосав все, что представляло интерес, он хладнокровно переключается на следующую жертву. Справедливое негодование брошенных и обманутых людей, он воспринимает как посягательство на свою свободу, которая означает для него право ни за что в жизни не отвечать, ни с кем не считаться и через все переступать.

      Подлость недоговороспособна и нерукопожатна, все ее обещания, обязательства и клятвы не имеют никакой цены. Договорившись, к примеру, с подлостью о переходе из состояния нуль в состояние два, вы ожидаете при следующей встрече, что дальнейшие переговоры будут стартовать от цифры два. Это заблуждение. Глядя на вас чистыми, наивными глазами, подлость предложит вам начать переговоры с отметки минус два, сославшись на какие-то только ей известные причины. Это еще самый лучший исход, обычно подлость или бросит вас на полпути к цели или, обобрав и отобрав все, «кинет», как ненужный хлам.

      Подобное притягивает подобное, только в обществе себе подобных подлость чувствует себя уютно и комфортно. С людьми в благости нужно, чтобы не проколоться, быть постоянно настороже, надевая на себя маску добропорядочности и открытости. В своей среде подлость может свободно посмеяться над преданными ею людьми и только получить одобрение за изощренность и изобретательность своих подлых деяний.  Даже при полностью умерщвленной совести подлость желает изгадить, опорочить и подрыть корни того «дуба», желудями которого они питались все последнее время. 

      Подлость, не имея совести, естественно, и лишена всяческого стыда. Ни то, что с врагами, но и во взаимоотношениях с простыми людьми она не знает границ, опуститься ниже которых, значит, признать свою аморальность, бесчестность, гнусность и низость. Еще тридцать лет тому назад в дворовых компаниях действовало правило «лежачего не бьют». В дворянском обществе врага можно было уничтожить исключительно в открытом, равном и честном поединке. Женщин, как это не покажется странным современной молодежи, вообще нельзя было бить никогда. Иными словами, даже врагу отводился минимум прав на какое-то справедливое отношение и самозащиту. Игнорирование этих правил и называлось подлостью. Удар в спину из-за угла автоматически превращал человека в выродка, изгоя и подлеца, поэтому люди предпочитали достойную смерть бесчестию и позору от совершенной подлости. Джордано Бруно сказал: «Лучше достойная и героическая смерть, чем недостойный и подлый триумф».

       Подлость – удел слабых. Никчемные, сомневающиеся, неуверенные в себе люди посчитали себя неспособными обычными методами справиться с жизненными трудностями. Поставив на подлость, она расписались в своем нежелании усваивать уроки судьбы, подтвердили свою мелочность и непорядочность. «Маленький человечишка» понял, что только посредством подлости он может как-то противостоять и закрепиться в мире сильных и достойных людей.

       Человек в невежестве как представитель подлости на Земле на самом деле является великолепным учителем, дающим  людям знания, как противостоять своим многочисленным идеализациям. Так, где возникает избыточная значимость кого-то или чего-то, тут же появляется подлость, возвращающая человеку трезвый взгляд на размер своей доверчивости и на правильность представлений относительно любовных и дружеских отношений.