RSS Feed

Подслушивание

08.06.2015 by petr8512

Подслушал, да подзатыльника скушал.

Поговорка

Кто подслушивает у двери, услышит то,

чего ему не хотелось бы знать.

Томас Филлер

Детство — целое длинное поприще наивного подслушивания,

слышания того, чего не следует.

Оскар Уайльд

    Подслушивание как качество личности –  склонность тайком, под дверьми прислушиваться к чужим разговорам, скрытно, украдкой слушать чью-то беседу.

     – Соседка, и не стыдно вам подслушивать под дверью?- Конечно, стыдно! Но самое удивительное, что вы увидели мой грех через замочную скважину!

     Женщина решила сделать подтяжку лица на свой 50- летний юбилей. Потратила на это 5000 долларов и в результате чувствует себя прекрасно. По пути к автобусной остановке  заходит в «Макдональдс» и задаёт молодой кассирше вопрос: — Вы не возражаете, если я вас спрошу: — Сколько мне лет? Та, чтобы сделать клиентке приятно, отвечает: — О, мадам, от силы лет тридцать! Но выглядите вы ещё моложе. — Не-а! Мне точно пятьдесят! — говорит женщина счастливо.

      Стоя на остановке в ожидании автобуса, она задаёт этот же вопрос стоящему рядом пожилому мужчине. Он говорит: — Леди, мне 74 года, и у меня, к сожалению, проблемы со зрением. Но когда я был молодым, у меня был абсолютно надёжный метод определения истинного возраста женщин. Не хочу выглядеть нахальным, но это потребует от вас позволить мне сунуть руки под ваш лифчик. Только тогда я смогу точно сказать, сколько вам лет.

    Женщина поначалу возмутилась про себя, но любопытство в ней перевесило, и она разрешила: — Чёрт с ним, вперёд! Он тут же просунул обе руки под её лифчик, медленно водил там, гладил, взвешивал каждую грудь, мягко трогал соски, тёр груди одну о другую. После нескольких минут такого тщательного ощупывания она говорит: — Оkеу! Сколько же мне лет? Тот закончил последнее сжатие грудей, извлёк из лифчика руки и ответил: — Мадам, вам 50 лет! Остолбеневшая и обалдевшая, женщина спрашивает: — Это невероятно! Как вы смогли так точно определить? На что мужчина вежливо и немного смущённо ответил: — Я стоял позади вас в очереди в «Макдональдсе» и всё подслушал.

       Подслушивание – любопытство невежественного ума.  Подслушивание – поиск компромата. Человек с сознанием мухи хочет надыбать чего-то негативного, хочет что-то откопать, разрыть, начать копаться в чужом грязном белье.  Пчела летит целенаправленно, никуда не сворачивая. Муха летит за мёдом, но по дороге с высоты полёта видит помойку. Делает посадку и начинает слушать, кто тут, чем занимается. Постепенно посредством подслушивания узнаёт обо всех семейных скелетах в шкафу. Потихоньку привыкает к помойке, заводит детей, которые, глядя на родителей, становятся тоже слухачами – стукачами.

     Психологи трактуют подслушивание как некультурное, недостойное поведение. Если это происходит нечаянно, нужно незаметно и быстро уйти или обнаружить себя для говорящих. Если подслушанное не имеет крайне серьезного значения, не грозит трагическими последствиями, – не передавать его никому, соблюдая правила порядочности. Например, не следует разглашать чужой секрет, любовный разговор.

   Подслушивание чужого разговора подразумевает неучастие в нем и, следовательно, невлияние на его ход и результат, невыяснение для себя неясных мест. Следует различать собственно подслушивание, когда собеседники не знают, что кто-то их слышит, и слушание чужого разговора, когда они видят присутствующего при разговоре, и сознавая, что он их может слушать и понимать, могут это игнорировать или, наоборот, на это рассчитывать. В том и другом случае, не участвующий в разговоре субъект не должен демонстрировать обычных признаков аудирования: смотреть говорящим в лицо, выражать свое отношение к чужой речи мимикой, вмешиваться в нее замечаниями (без крайней необходимости). Традиционная этика культурных людей требует не только невмешательства в разговор, но и ухода из места, где он происходит, если беседа имеет доверительный характер, не предназначается для посторонних.

       Подслушивание – карикатура активного слушания. Подслушивание – ядовитый сбор сплетен и пересудов. Интересная особенность, стоит слухачу услышать, как человек читает молитву и произносит имена Бога, он тут же теряет интерес к подслушиванию. Ум слухача сразу отключается, ибо духовную жизнь людям в невежестве подслушивать неинтересно.   

       Для человека в невежестве подслушивать не грешно, грешно подслушивать об Истине, о Боге. Вот слушать сексуальные стоны – это в точку, самое оно.

       Любовники занимаются сексом. Утром их сосед, старик дядя Саша, говорит: – Слушай, Николай! Вы ночью, когда сексом занимаетесь, ваши крики и стоны весь  подъезд подслушивает, делайте это как-нибудь потише! А то я подслушивал в вентиляционном окне и чуть со шкафа не упал. – А как потише? – Рот ей скотчем залепи, что ли… Ночь, сосед скотчем заклеивает рот любовнице, и они занимаются сексом. После первого оргазма он кричит: – Дядь Саша, так хорошо? – Да! После второго оргазма: – И так хорошо? – Да! И так несколько раз. Наконец, старик нервно орёт: – Коля, убери ты этот скотч с её рта! – Почему? – Потому что весь дом думает, что это ты меня любишь!

       Когда в семье пропадает доверие, в ход идёт подглядывание и подслушивание. Супруги говорят друг другу: – Куда пошел? Зачем? Когда вернёшься? В ответы не верят, поэтому подслушивают телефонные разговоры друг друга.

      Подслушивание – функция сверх любопытного ума. Соседи ругаются. Великолепно. Нужно подслушать. Человек хватает тазик и прикладывает его к стенке и начинает греть уши, то есть подслушивать. В сладострастном подслушивании он теряет чувство времени, слушать гадости о других для человека в невежестве – наслаждение. И вдруг соседи начинают говорить тише. Скандал явно убывает. Слухач напрягает, как ему кажется, ухо. Что он там напрягает, барабанную перепонку? Она не напрягается. Что, ухо начинает двигаться? Нет. Что же он напрягает? Он явно что-то напрягает. Ответ таков: он напрягает чувство слуха. То есть из уха выходит энергия ума.

     Иными словами, когда человек подслушивает, его внимание концентрируется на объекте подслушивания. Следовательно, ум уходит туда, кого он подслушивает. Если соседи скандалят или занимаются сексом, он незримо, как третий лишний, находится между ними. Ум находится там, где внимание. Ум человека действует в одном направлении. Подслушивая соседей, он сам говорит и выслушивает о себе гадости, в сексе одновременно является и активной и пассивной стороной. Недаром скорая помощь забирает слухачей возле тазика с давлением 350 на  250.

     Вот пример, до чего доводит подслушивание.

     Жена вчера вечером ну у соседки чай гоняла, вот, ну и пожаловалась ей, что у нас в постели все как-то без огонька. Ну дурная, какой огонек уже в нашем возрасте. Все погасло. Вот соседка, тоже дурная, дает ей книжку по камасутре, ну знаете и говорит: – Сегодня же попробуйте, век не забудете! Жена домой пришла, мне книжку показала, я говорю конечно: – Давай завтра! – Хорошо, тогда давай сейчас карниз повесим над окном. Уже два года лежит, никак руки не доходят.

    Ну, а мы с женой если что-то делаем вместе, то спорим, орём как сумасшедшие. Ну в общем, я стал карниз из целлофана доставать, а соседка в это время ухо к стене приложила, ну думает, что мы вот-вот камасутрой займемся. Жена мне орет: – Ну что? достал? Видишь, я еще не готовая. – Шо, обратно засовывать? – Да ладно, чё уж там.. давай.. Что ты в него вцепился! – Я держу, чтоб не упал! – Че ты раскорячисля поперек комнаты. Я ору: – Я рассчитывал что мы вместе корячиться будем. Подключайся и бери за тот конец. Жена орёт: – Я бы взяла, но почему он весь в пыли? – Да потому что полгода лежал. Никому не нужный. – Ну, руки не доходили. – Да тебя пока дождешься, всё мхом зарастёт.

  У соседки от нашей камасутры уже видимо глаза на лоб полезли.. Жена орет: – А тебе не кажется, что он слишком длинный? – Я у Иванова видала, у него короткий, очень не красиво! – А вообще какая нормальная длина? – Ну, это с подоконник размером и по 20 см с каждой стороны. – Да это уж слишком, меня бы вот размером с подоконник устроил бы полностью!

    Соседка от нашей камасутры уже была близка к инфаркту. Я жене ору: – Хватит болтать. Бери его двумя руками, поднимай над головой, поднимай. – Не получается. – Подлезь под него, подлезь. – Слушай, мне с этого конца держать не удобно, эти долбанные висюльки мешаются, раздражают меня, шо они под руками путаются? Может их вообще пока оторвать, а? – Как это оторвать? В этих висюльках весь смысл, на них все держится, ты что! – А что, без висюлек не бывает? – Бывает, но это какое то извращение, понимаешь! – Куда ты его тулишь! Ты же еще дырки не наметил. – Как это не наметил! Вот одна, вот вторая! – Я шот не вижу! – А тебе то зачем? – Как зачем, я ж тоже участвую. – Валя, почему с твоего конца он все время падает? Будем поднимать или пусть так висит, а? – А если не поднимем? – Как это не поднимем, мы что, без рук что ли? Поднимем! Тока не сдавайся! Девочка моя, не сдавайся! Давай! Все уже! Вошел, он на месте! Всё! Наслаждайся Валя!

   И тут мы услышали звук отъезжающей скорой помощи…