RSS Feed

Подхалимство

12.07.2013 by petr8512

Подхалим иногда подобен альпинисту: идет в гору.

Эмиль Кроткий

Доброта, безграничное доверие и ласка — чувства всегда неотразимые,

если между ними не втерлось подхалимство, каковое может потом,

постепенно, превратить все в ложное — и доброту, и доверие, и ласку.

Жуткое это качество — подхалимаж.

Гавриил Троепольский. Белый Бим Черное Ухо

   Подхалимство как качество личности – склонность льстиво лукавить, низко угодливо льстить, проявлять излишнюю услужливость и предупредительность ради выгоды.

        Некий мудрый шах, видя, как один из приближенных все время заискивает перед ним, расточая похвалы и славя, и старается тем самым заслужить его расположение и щедрость, вызвал того к себе и сказал: «Если ты хочешь, чтобы я относился к тебе, как к своей любимой собаке, которая лижет мне ноги и виляет хвостом, завидя меня и, выражая этим просьбу о награде за верность и преданность, то можешь считать, что ты этого добился. Но если ты считаешь себя человеком, достойным моего уважения, никогда больше не пресмыкайся и не веди себя, как мой пес. Никогда не вступай со мной в спор – это может разгневать меня, но и не сдавайся сразу – я буду считать тебя трусом: поступай так, как следует поступать человеку, приближенному ко мне».

    Подхалимство – это союз льстивости с угодливостью, созданный ради своих корыстных целей.

Кому быть живым и хвалимым, 

Кто должен быть мертв и хулим,— 

Известно у нас подхалимам 

Влиятельным только одним.

  Это в арифметике один плюс один даёт неизменную двойку, в случае с подхалимством, когда преступный сговор двух мощных пороков сжимается в один громящий кулак, возникает синергетический эффект. Если оперировать цифровыми величинами, то речь может идти о пятерке или даже десятке. Суммирующий эффект взаимодействия льстивости и угодливости существенно превосходит эффект этих качеств личности по отдельности.

    Например, относительно угодливости подхалимство предстает как низшая, презренная форма. Угодливость как чрезмерная услужливость никогда не опустится до такой степени пренебрежения собственным достоинством, как подлое, лицемерное, лакействующее подхалимство. Иными словами, диапазон порочности подхалимства превышает способности угодливости, как певческий диапазон соловья превосходит вокальный потенциал вороны.

       Столь же существенная разница обнаруживается при «вскрытии» льстивости и подхалимства. Лесть как корыстная похвала наносит жертве точечный укол, чтобы одноразово урвать свой кусочек сыру и вовремя смыться. Лесть не заинтересована «растоптать» свою жертву в надежде еще не раз поживиться за ее счет.

     Иными словами, решается локальная корыстная цель, но при этом остаются в относительной безопасности бизнес, семья, карьера и пр. В противовес льстивости, подхалимство, если прижилось в вашем бизнесе, способно полностью его разрушить, доведя дело до полного краха.

    Подхалимаж разъедает коллектив, прежде всего, своей безнаказанностью. Коллектив видит, что он поддерживается начальником, бороться бесполезно.  С одной стороны, подхалимаж действует на людей как красная тряпка, подхалимы вызывают только презрение и насмешки, но идти с ними на открытый конфликт – себе дороже. Люди знают об их злопамятстве и способности оговорить перед начальством. Руководитель будет прислушиваться к своему «серому кардиналу» и принимать решения, выгодные подхалиму. Поэтому не завидная судьба коллектива, где поселился грибок подхалимства.

      Начальники, сколь бы высокое место они не занимали, тоже нуждаются в поддержке, им тоже не чуждо потешить свое самолюбие, а вокруг предельно занятые подчиненные. И вдруг, откуда не возьмись, появляется личность, которая умело восхищается ими, поддерживает, готова сделать за них работу,  доверчиво сообщает о том, чем дышит коллектив. Как такого прогонишь? Одним словом: «Лев пьяных не терпел, сам в рот не брал хмельного, но обожал подхалимаж».

      Самая высшая форма подхалимажа – это написать начальнику доклад, сесть в первом ряду и показательно конспектировать основные мысли выступления. Окончание доклада встретить бурными, продолжительными аплодисментами и одобрительными возгласами.

      Опасаясь конкуренции со стороны коллег быть приближенным к «телу» начальства, подхалимство подло устраняет самую работоспособную часть коллектива. Подхалимство созвучно с жесткой критикой недостатков других людей. Этим приемом оно привлекает внимание начальства к собственной персоне.  «Идти по трупам», «карабкаться наверх по головам других», оговаривать, унижать и оскорблять кого-то из своих коллег – все это инструментарий подхалима в борьбе за место под солнцем.

       У великого князя Г. А. Потемкина в числе приближенных лиц был один господин В., который счел возможным играть первую скрипку в его делах, завоевав доверие и расположение князя.  Желающих осуществить то же самое было великое множество, и он решил от них избавиться: «Ваша светлость, нехорошо делаете, что не ограничите число имеющих счастье препроводить с вами время, потому что между ними есть много пустых людей». – «Твоя правда, – отвечал князь, – я воспользуюсь твоим советом». После этого  Потемкин расстался с ним по обыкновению очень ласково и любезно. Когда утром В. по привычке пожелал войти в кабинет к князю, слуга затворил дверь перед его носом, объясняя, что не велено принимать. Пораженный В. был обескуражен и не верил сказанному: « Как? Ты, верно, ошибаешься во мне или в моем имени?!» На что слуга убедительно ответил: « Никак нет, сударь, я довольно знаю вас, и ваше имя стоит первым в списке лиц, которых князь, по вашему совету, приказал к себе не допускать». Потемкин всегда был мудр и прозорлив. Распознав подхалима, он навсегда вычеркнул  его из своей жизни.

       У подхалимства хитрый, изворотливый ум. Чем выше начальник, тем выше уровень подхалимства. Его запросы, зачастую, на порядок превышают потребности действующего руководства. Как пионер, подхалим всегда готов занять вакантное место уничтоженного начальника. Своим подхалимством он психологически свыкся с теми качествами, которые понадобятся в этом облюбованном им кресле. Поэтому коллеги, увидев льстеца, не обратят на него особого внимания, в то же время, узнав подхалима, они подспудно понимают великую вероятность того, что перед ними будущий начальник.

      Подхалим в глазах руководства проявляет энтузиазм к любой работе, как правило, неприятной или монотонной. Начальству безразлично кто сделает работу на самом деле – он сам или его коллеги, основное – его избавили от всех сложностей и неприятностей. Главное здесь – сформировать устойчивое убеждение, что он на всё согласен.

     Подхалимство беспринципно и абсолютно лишено своего мнения. В силу специфики своей деятельности ему постоянно приходится озвучивать нужную начальнику точку зрения. Поэтому свое мнение постепенно отмирает за ненадобностью, как атавизм.

     Подхалимство – это позолоченный капкан, расставленный на гордыню вышестоящих лиц. Зацепившись за крючок гордыни, оно решает широкий спектр своих корыстных целей. Чем больше в обществе эгоизма, тем больше поле деятельности для подхалимства. Последнее процветает только из-за желания людей чувствовать себя важными и значимыми. Человека самодостаточного, способного не придавать значения чужим оценкам своей личности и безразличного к почестям, не раскачаешь никаким самым искусным и профессиональным подхалимством.

       У Сергея Михалкова есть замечательная басня  о подхалимаже «Заяц во хмелю» :

В день именин, а может быть, рожденья
Был Заяц приглашен к Ежу на угощенье.
В кругу друзей, за шумною беседой,
Вино лилось рекой. Сосед поил соседа.
И Заяц наш, как сел,
Так, с места не сходя, настолько окосел,
Что, отвалившись от стола с трудом,
Сказал: “Пшли домой!” – “Да ты найдешь ли дом? –
Спросил радушный Еж. –
Поди, как ты хорош!
Уж лег бы лучше спать, пока не протрезвился!
В лесу один ты пропадешь:
Все говорят, что Лев в округе объявился!”
Что Зайца убеждать? Зайчишка захмелел.
“Да что мне Лев! – кричит. – Да мне ль его бояться!
Я как бы сам его не съел!
Подать его сюда! Пора с ним рассчитаться!
Да я семь шкур с него спущу
И голым в Африку пущу!..”
Покинув шумный дом, шатаясь меж стволов,
Как меж столов,
Идет Косой, шумит по лесу темной ночью:
“Видали мы в лесах зверей почище львов,
От них и то летели клочья!..”
Проснулся Лев, услышав пьяный крик, –
Наш Заяц в этот миг сквозь чащу продирался.
Лев – цап его за воротник!
“Так вот кто в лапы мне попался!
Так это ты шумел, болван?
Постой, да ты, я вижу, пьян –
Какой-то дряни нализался!”
Весь хмель из головы у Зайца вышел вон!
Стал от беды искать спасенья он:
“Да я… Да вы… Да мы… Позвольте объясниться!
Помилуйте меня! Я был в гостях сейчас.
Там лишнего хватил. Но все за Вас!
За Ваших львят! За Вашу Львицу!
Ну, как тут было не напиться?!”
И, когти подобрав, Лев отпустил Косого.
Спасен был хвастунишка наш!

Лев пьяных не терпел, сам в рот не брал хмельного,
Но обожал… подхалимаж.