RSS Feed

Понятливость

29.10.2013 by petr8512

Великие предметы искусства только потому и велики, что они понятны и доступны всем.

Лев Толстой

Если вы долго старались, но не поняли, это не значит, что вы непонятливы.

Может быть, там просто нечего было понимать.

Юлия Панина

Человек без понятливости – что корабль без паруса.
Понятливость защищает – лучше крепости.

Анатолий Лень

      Понятливость как качество личности –  способность быстро,  легко и адекватно понимать и принимать какое-либо новое знание; схватывать всё налету, правильно усваивать поступившую информацию.

     – Первый Советник вечно говорит загадками, – как-то пожаловался один из придворных принцу. – Повелитель, если ты запретишь ему употреблять иносказания, поверь, он ни одной мысли не сможет толково сформулировать. Принц согласился с придворным. На следующий день он встретил Первого Советника: – Отныне оставь, пожалуйста, свои иносказания и высказывайся прямо. В ответ он услышал: – Представьте человека, который не знает, что такое катапульта. Он спрашивает, что это такое, а вы отвечаете, что катапульта – это катапульта. Как вы думаете, он вас поймёт? – Конечно, нет, – ответил принц. – А если вы ответите, что катапульта напоминает лук и сделана из бамбука, ему будет понятнее? – Да, понятнее, – согласился принц. – Чтобы было понятнее, мы сравниваем то, что человек не знает, с тем, что он знает, – пояснил Советник. Принц признал его правоту.

      Понятливость – свойство ума и разума находить «общий язык» друг с другом. Понятливость – это скорость, с которой человек сопоставляет имеющееся у него знание с поступившей информацией. Без определенной базы знаний невозможно проявить понятливость, то есть быстро взвесить, проанализировать, подвергнуть сомнению и сопоставить новое знание с уже имеющимся.

      К ученику Конфуция пришли поселяне и стали говорить: — Ты такой мудрый и так хорошо говоришь, не то, что этот сварливый Конфуций! На что он ответил: — Мудрость как стена. Моя стена низкая, и вы видите, что за ней делается, а стена Конфуция высокая, и вам не видно, что за ней делается. Если вы хотите заглянуть за его стену, постройте сначала свою, с которой можно будет смотреть.

       Понять – не значит принять. Непонятливый ум – признак невежества и сильного эгоизма. Когда разум поражен вирусом эгоизма, человек не способен слушать, понимать и принимать точку зрения окружающих. Говори ему прописные истины, он все равно будет стоять на своём. Его собеседник начинает негодовать: «Неужели, ты этого не понимаешь?» – «Понимаю» – «Тогда почему не соглашаешься, не принимаешь?» – «Не принимаю потому, что лицо мне твоё не нравится». Иными словами, непонятливость может проявляться, когда на самом деле всё всем ясно и понятно, но включаются другие факторы: антипатия и неприязнь к другому человеку, упрямство, вредность, упёртость, желание доказать всем свою значимость, эгоизм.

        Яков Кротов в контексте этих мыслей пишет: «Одним из признаков инфантилизма психологи считают уверенность человека, что его не понимают – причём не понимают вопреки ясности произносимых слов. Не понимают по глупости, со зла, от греховности или невнимательности, – неважно. Взрослое отношение к людям с точки зрения инфантилизма попахивает жестокостью. “Пришел к своим и свои его не приняли”, – говорит евангелист. Именно “не приняли”. Поняли – и не приняли. “Меня не поняли” – кричит душа, которая уверена: если бы поняли, одобрили бы, приняли бы, подчинились бы моему мнению. Да нет, понимание не есть согласие. Потому и “нехорошо человеку быть одному”, что нехорошо быть одному пониманию, подобает быть бесконечно расширяющемуся количеству пониманий, их прихотливой и весёлой игре друг с другом. Трагично, что в русском языке “понятливость” есть слово-оборотень, обозначающее именно отказ от понимания, рассуждения и решимость выполнить непонятный приказ, коли уж он исходит от кого-то очень важного или (и) очень опасного».

      Понятливость зачастую проявляется в неразрывной связке с пониманием, сообразительностью, чувствительностью и интуицией. Пытливый, любознательный ум и сильный разум способствуют понятливости и, соответственно, успешной деятельности во всех сферах жизни.

      Эйнштейн однажды написал Чарли Чаплину: – Ваш фильм «Золотая лихорадка» понятен во всём мире, и вы непременно станете великим человеком. На что Чаплин ответил: – Я вами восхищаюсь ещё больше. Вашу теорию относительности никто в мире не понимает, а вы всё-таки стали великим человеком.

       Людям свойственно проявлять необыкновенную, реактивную понятливость, когда речь заходит об их выгоде. Здесь даже глупец на глазах умнеет. Али Апшерони пишет: «Люди обычно демонстрируют понятливость и интерес во всем, затрагивающем область их своекорыстных интересов, однако, в большинстве своем, ведут себя обратным образом, когда дело касается общего блага».

           Понятливость – качество личности идеального исполнителя. Истинным гением понятливости был Григорий Александрович Потемкин, один из ярчайших деятелей екатерининского царствования и вообще восемнадцатого века. Александр Бушков в книге «Екатерина II. Алмазная золушка» пишет: «Потемкин был полной противоположностью Орлову – не только любовник императрицы, но и ее правая рука во всех делах (роль, которую Екатерина тщетно добивалась от Орлова, пока не поняла совершенно точно, что все усилия бесполезны).

        Сохранилось множество записок Екатерины к Потемкину (они переписывались почти каждый день). Какие меж ними были отношения, становится ясно сразу: «Голубчик мой, я здорова и к обедне пойду… Сударушка милый, целую тебя мысленно». «Милушка, что ты мне ни слова не скажешь и не пишешь…» «Батенька, здравствуй, каков ты? А я здорова и тебя чрезвычайно люблю». «Душонок мой, сердечно жалею, что недомогаешь, и прошу об нас не забыть, а мы душою и сердцем навек Гришатке крепки». «Здравствуй, душенька! Я спала до девятого часа и теперь только встала. Каково ты почивал? Пришли сказать нам о сем, буде писать поленишься рано. Люблю тебя, как душу душа, душатка милая».  «Гришонок, бесценный, беспримеримый и милейший на свете! Я тебя чрезвычайно и без памяти люблю, друг милый, целую и обнимаю». «Гришенька, друг мой, когда захочешь, чтобы я пришла, пришли сказать, а между тем я села читать газеты».

     Это был крайне удачный союз – в 1776 г. Потемкина сменил в спальне императрицы Завадовский, но «Гришонок» еще семнадцать лет, до самой своей смерти, оставался довереннейшим лицом, ближайшим помощником и всесильным правителем. Вот характерное письмо Екатерины от 10 февраля 1788 г.: «Друг мой сердечный, князь Григорий Александрович. Письмо твое от 23 января, в котором пишешь, что ты опять занемог, не мало меня тревожит. Божусь тебе, что я почти дрожу всякий раз, что имею о твоем здравии известия не такие, как мне желается; дай Боже, чтобы ты скорее выздоровел».

     Письмо искреннее: Екатерина прекрасно понимала, что смазливых мальчиков найти нетрудно, только свистни, а вот таких сподвижников– по пальцам пересчитать.

      Самое интересное, что все фавориты, появлявшиеся после Потемкина – Завадовский, Зорич, Корсаков, Ланской, Ермолов, Мамонов – были, собственно говоря, еголюдьми. Потемкин их, если можно так выразиться, продвигал,и они старательно соблюдали неписаный договор: тешились генеральскими званиями и поместьями, орденами и золотом, но в дела государственные лезть не смели. На это, все знали, есть князь Потемкин.

      Все перечисленные фавориты (за исключением разве что Зорича) следа в российской истории не оставили ни малейшего и никак себя не проявили в чем бы то ни было. Недотепистый какой-то был народец. Единственное, что от них осталось – это подробный список чинов, орденов, придворных званий и крепостных душ, полученных от щедрот императрицы.  

    О Корсакове есть великолепный рассказ. Однажды он, стараясь не отстать от тогдашней моды (все вокруг книжки читают, а императрица даже с философами переписывается) позвал ученого библиотекаря и с важным видом объявил, что собирается у себя устроить библиотеку.   Библиотекарь, конечно, первым делом поинтересовался:     – Какие же книги ваша милость желают иметь? Посмотрел на него Корсаков, как баран на новые ворота, и безмятежно ответил: – А чтоб толстые на нижних полках стояли, а маленькие – на верхних. Как у императрицы!

    Ни убавить, ни прибавить… В общем, вся эта публика хапала чины и поместья, блистала и пыжилась – а Потемкин работал, управляя Новороссией.  Екатерина как-то спросила своего лакея Зотова: «Любят ли в городе князя?» Тот ответил честно: – Двое любят – вы и Господь…»