RSS Feed

Празднословие

10.04.2015 by petr8512

Празднословие – бич дела.

Вячеслав Сергеечев

Учусь дорожить словом как выражением разума

и не смотреть на него как на празднословие.

В. Белинский

За всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут

они ответ в день суда (Страшного Суда)”

Иисус Христос (Евангелие от Матфея 12,36).

     Празднословие как качество личности –  склонность пустословить в духе краснобайства, произносить пустые, праздные слова.

    Пришло празднословие в гости к молчанию. И – ну без умолку говорить: о том, о сем… о сем, о том… А молчание молчит. Только глаза слезами наполняются. Не выдержало празднословие и говорит: – Я тебя веселю-веселю, а ты все грустнее становишься. И вообще, почему ты молчишь? – Я не молчу, – отвечает молчание. – Я считаю! Вот ты с того момента, как пришло, уже 2253 слова сказало. И все ни о чем! – Сколько? – не поверило празднословие. -2253… точнее – уже 2254! – поправилось молчание. – И это когда за каждое праздное слово можно осудиться. А сколько ты их сказало за всю жизнь? – Я? – задумалось празднословие и принялось считать. Считало… считало… Да только так и не могло сосчитать. Потому что даже когда считало, продолжало пустословить, увеличивая и без того огромную цифру…

     Празднословие – дух праздности в словах. Дух праздности – дух пустоты духовной. Душа празднослова не трудится. Язык фонтанирует пустыми словами,  извергает пустые словеса, за которыми нет чувств. Празднословие – разгул праздного языка. Празднословие – грех языка.

      Человек с выраженным празднословием речи  склонен разговаривать сверх меры или на пустые, недушеполезные темы. Тяготея к краснобайству, он украшает свой словесный понос красивыми, праздными словами, но ничего, кроме сотрясения воздуха не получается. Празднослов может рассчитывать лишь на глупца, которому нравятся фантиковые слова и приукрашенное словоизвержение.

     Празднословие – порабощение разума духом праздности. Разумный человек мигом идентифицирует и разоблачит празднослова. Его ум начинает бунтовать, когда фиксирует факт переливания из пустого в порожнее. Тары- бары – растабары могут понравиться пустослову, но только не мускулистому разуму. Практичный и рациональный, он не понимает, как можно  понапрасну растрачивать свои силы на  плетение словес, трепологию и болтологию.

     Жирнющий минус празднословия именно в том, что оно жадно пожирает энергию говорящего. К примеру, празднослов должен подготовить к завтрашнему семинару доклад. Идёт в библиотеку, но на беду встречает такого же празднослова. Началось словоблудство. Незаметно пробежали три часа. Наконец, празднословы расстались. Но что-то расхотелось идти в библиотеку. Нет сил для подготовки доклада. Энергия, а с нею воодушевление, энтузиазм, желание произвести благоприятное впечатление на аудиторию, каким-то непонятным образом куда-то улетучилась. Какой же вампир высосал энергию?  Вампиром в данном случае является празднословие. Выкачивание энергии – это дактилоскопия празднословия, её почерк, отличительная особенность.

      Празднословие всегда является врагом дела. Салтыков-Щедрин в «Пошехонской старине» пишет: «Работа идет в глубоком безмолвии, потому что Арсений Потапыч празднословия не терпит». Вести балясы одно, а работать совсем другое. Здесь нужно решать конкретные задачи, а не воду в ступе толочь. Бесконечно балаболить – это прерогатива празднослова. Человеку, занятому делом, болтать на ветер некогда. Ему чуждо краснобайское фразёрство, он не привык бросаться словами и молоть языком.

      Протоиерей Игорь Прекуп утверждает, что празднословие – прерогатива тех, кто претендует на «высокий штиль», рассуждает на высокие темы.  Автор празднословит, когда начинает рассуждать на темы, которым ни умом, ни сердцем не сочувствует, или как бы да, сочувствует, даже способен адекватно эмоционально реагировать и давать верные нравственные оценки событиям или чьим-то поступкам, но… сам не станет не только делать того, чем восхищается, но даже ближнего своего в этом не поддержит. Ибо «идеалы – это одно, а жизнь – другое». Такой человек, рассуждая о «высоких материях», о принципах, об идеалах, о героизме, о любви, наконец, о жертвенности – празднословит.

      Тем более, празднословит тот, кто трындит не просто об идеалах, а об истинах вечных, о Боге, о святости, о добродетелях… и никакой связи с делами. А говорит, быть может, все правильно. Нет, конечно, нередко бывает, что человек, рассуждая на эти темы, несет полную околесицу; тут празднословие распознать много ума не надо… хотя,  надо признать, что нередко и неглупые люди покупаются на полную чушь болтуна, всего лишь нахватавшегося терминологии, а то и на ходу изобретающего наукообразные неологизмы. Самое худшее, однако, если празднословие совершается грамотно: цитаты только из благословленных источников, голос приглушен, глаз увлажнен слезой, накал благочестия на грани перехода барьера, аналогичного звуковому: вот-вот, кажется, ба-бах!!!.. – и нет его рядом: переместился в райские кущи. Все слова сами по себе верные: что-то из Писания, что-то из Отцов, где-то афоризм от древних то ли греков, то ли римлян (да еще «на языке оригинала»!), а то и просто народную пословицу или поговорку ввернет – все само по себе безупречно… А вот в контексте того, по поводу чего ведется беседа, в контексте цели, преследуемой оратором, вся его конструкция из священных компонентов, прикрывающая или, еще хуже, оправдывающая какую-нибудь гадость, весь этот саркофаг трупа смердящего, украшенный священными фразами – все это фарисействующая ложь; причем ложь какая-то кощунственная именно в силу используемого священного «стройматериала».

    «Праздное слово, – учит свт. Иоанн Златоуст, – есть слово, несообразное с делом, ложное, дышащее клеветой, а также, по изъяснению некоторых, и пустое слово, например, возбуждающее неприличный смех, срамное, бесстыдное, неблагопристойное». Если вдуматься, то и молитва может быть празднословием, ибо, как говорит прп. Ефрем Сирин, праздное слово – это «обещание веры, не исполненное на деле. Человек верует и исповедует Христа, но остается праздным, не делая того, что повелел Христос».

    Празднословие  появляется, как черт из табакерки, когда человек одурманил свой разум алкоголем. А.П. Чехов пишет: «После предобеденной рюмки у него является жажда празднословия». Разум, вдохнувший пары алкоголя, попадает в мир иллюзий, где всё красиво и празднично. Подвыпивший человек, пока не достиг стадии озлобления, начинает языком разводы разводить, что называется чесать язык, при этом старается всё красиво преувеличить, выставить в иллюзорном свете. Ко всем людям вдруг неожиданно возникла доброжелательность. Но это пока не превысил норму. Потом доброжелательность исчезнет и появится обидчивость, озлобленность, капризность. Не удивительно, что жены не терпят празднословие мужей. Сначала мужья пусторюмят, затем празднословят, а потом скандалят.

     Жизнь дана для личностного роста, для приближения к Богу, а не для жалкого празднословия. Русский поэт А.Н. Плещеев пишет:

И поучаем мы охотно,

Что лень постыдна и вредна;

Что не затем, чтоб кушать плотно

Да празднословить, жизнь дана.