RSS Feed

Пресловутость

23.08.2015 by petr8512

Пресловутая светская жизнь – это всего лишь пустота, мишура, куча лицемерия,

прикрывающего  все самое гадкое, что есть в людях: грязь, алчность, подлость, зависть.

Пресловутый кризис возраста – это, прежде всего, наш страх. Страх, в первую очередь,

перед  самим собой. Во вторую – перед Богом – в предвкушении момента,

 когда нам, словно в ресторане, предъявят счет.

Олег Рой

… пресловутые хотят поживиться славой, а прославленные

совсем не прочь побыть и пресловутыми.

Роберт Музиль

     Пресловутость  как качество личности –  склонность к получению отрицательной или сомнительной известности, славы; склонность нашуметь, являться предметом общих толков и пересудов.

     Оказывается, пресловутое «на посошок» это только 1/12 дошедшей до нас народной мудрости. Допустим, жена провожает мужа на войну.  Чтобы соблюсти  традиции прощальные стопки нужно пить в такой последовательности:

1. Застольная — в знак уважения к остающимся;
2. Подъемная — при покидании стола;
3. На ход ноги — движение от стола;
4. Запорожская — при преодолении порога помещения, в котором происходит застолье;
5. Придворная — при выходе во двор;
6. На посошок —  мужу вручали посох и ставили на него рюмку. Если он проливал вино, ронял стопку, не доносил до рта, то его полагалось оставить ночевать дома;
7. Стременная — прежде чем поставил ногу в стремя;
8. Седельная — за то, что поднялся в седло;
9. Приворотная — перед выездом за ворота;
10. Заворотная — за то, что все-таки сумел выехать.

11. Закурганная – жена бежит за конём и вручает стопку, когда село скрылось за курганом.

12. Закордонная – жена наливает стопку при пересечении мужем границы.

      Ну, а если серьёзно, пресловутость – умение шуметь, причём так, чтобы стать известным, знаменитым. Пресловутость совсем не волнует, что известность  печальная и сомнительная, знаменитость скандальная, вызывающая много разговоров и толков. Главное, потешить гордыню, тщеславие, раздутое эгоизмом честолюбие, а на остальное, по большому счёту, наплевать.

      Несчастность – когда тебя окружает всё ненастоящее, кажущееся: пресловутая жена, пресловутая работа, пресловутые друзья.

      Слово пресловутый в современном русском языке значит «приобретший печальную известность, знаменитый в кавычках, пользующийся дурной славой, дурной репутацией». Оно употребляется лишь с оттенком иронии и осуждения.

     Бога не интересует, кем ты хотел казаться, Его интересует, кем ты действительно был: пресловутым учёным или настоящим искателем истины, пресловутой знаменитостью или личностью, заслуженной и любимой людьми за высокую преданность своему делу, реализованный талант, за полную самоотдачу при самовыражении.

      Пресловутость – это подделка одарённости за счёт шумливости и горлопанства. Кто больше шумит, на того больше обращают внимание. Как говорила старуха Шапокляк: – Хорошими делами прославиться нельзя! Пресловутость, выучила эту фразу наизусть и взяла на вооружение.

      Миропонимание пресловутости сводится к следующему: любой ценой к известности и славе. Если надоели внешние выпуклости, пресловутость готова показать свои внутренности. Славолюбие настолько сильно присуще пресловутости, что она готова мать родную на сковородке по кусочкам поджарить, лишь бы стать известной и знаменитой.

        После ночи пресловутой любви девушка спрашивает своего возлюбленного: – Дорогой, мы поженимся? – Созвонимся. Но ты обещал на мне жениться! – Мало ли что я на тебе обещал. Пресловутая любовь  называет штамп в паспорте в свою честь – пресловутым. Она считает, что засыпать и просыпаться с любимым человеком в одной постели, конечно, круто, но ещё лучше, когда он уходит, и вся кровать остаётся в твоём распоряжении! Пресловутая любовь  смотрит на спящего мужа и думает: – Убила бы гада,  а сама всё откладывает на завтра и на послезавтра.

       Пресловутая любовь – это когда она кинула в тебя тарелку, а ты её в гараже закопал. Женщина быстро ложится в постель с пресловутой любовью и долго сопротивляется, когда видит, что встретила настоящую любовь. Перед настоящим чувством хочется чувствовать себя  славной и светлой, а перед пресловутым, похотливым желанием можно показаться и плохой. Пресловутая любовь  не может влюбиться в другого человека, пока не сдох бывший.

       Желание быть пресловуто известным ведёт к загнанности. Пресловутость, в какой-то мере, детское состояние сознания. Психолог Вячеслав Рузов  пишет: «Бегать, бегать, бегать, бегать, бегать. Веселый, веселый, веселый, веселый. Но мы должны останавливаться время от времени и думать, куда я бегу, насколько я эффективен в своем беге, что это за бег вообще такой, чтобы не превратиться в пресловутую белку в колесе. Да, она бежит, бежит, бежит, а толку никакого нет. Вечером выходит из колеса, а оно всё там же. Это некоторый такой синдром материального мира. Усилий можно прилагать огромное количество, а точка моего положения остается там же. Эта бедная белка, она целый день куда-то бежала, а вышла там же, в том же самом месте. Ничего не изменилось ни вокруг, ни внутри. Думаю, что она, конечно, немножко похудела, но ничего не изменилось кроме этого».

     Роскошный пример пресловутости – граф Хвостов.  Из книги Ю. Тынянова «Пушкин»: «Граф Хвостов был замечательное лицо в литературной войне. Среди друзей Карамзина, особенно молодых, были люди, которые как бы состояли при Хвостове, только им и жили, и с утра до вечера ездили по гостиным рассказывать новости о Хвостове… В стихах своих граф был не только бездарен, но и смел беспредельно. Он был убежден, что он единственный русский стихотворец с талантом, а все прочие заблуждаются… У него была одна страсть – честолюбие, и он бескорыстно, разоряясь, ей служил. Говорили, что на почтовых станциях он, в ожидании лошадей, читал станционным смотрителям свои стихи, и они тотчас давали ему лошадей. Многие, уходя из гостей, где бывал граф Хвостов, находили в карманах сочинения графа, сунутые им или его лакеем. Он щедро оплачивал хвалебные о себе статьи. Он забрасывал все журналы и альманахи своими стихами, и у литераторов выработался особый язык с ним, не эзоповский, а прямо хвостовский – вежливый до издевательства. Карамзин, которому Хвостов каждый месяц присылал стихи для журнала, не помещал их, но вежливо ему отвечал: «Ваше сиятельство, милостивый государь! Ваше письмо с приложением получил» и т. д. «Приложением» называл он стихи графа. В морском собрании в Петербурге стоял бюст графа. Бюст был несколько приукрашен: у графа было длинное лицо с мясистым носом, у бюста же были черты прямо античные. Слава его докатилась до провинции. Лубочная карикатура, изображающая стихотворца, читающего стихи черту, причем черт пытается бежать, а стихотворец удерживает его за хвост, висела во многих почтовых станциях».

     В литературных кругах бытовал один характерный анекдот. Однажды в Петербурге пресловутый писатель – граф Хвостов долго мучил у себя на дому племянника своего Ф.Ф. Кокошкина (известного писателя) чтением ему вслух бесчисленного множества своих виршей. Наконец, Кокошкин не вытерпел и сказал ему:  – Извините, дядюшка, я дал слово обедать, мне пора! Боюсь, что опоздаю, а я пешком! – Что же ты мне давно не сказал, любезный! – отвечал граф Хвостов. – У меня всегда готова карета, я тебя подвезу! Но только что они сели в карету, граф Хвостов выглянул в окно и закричал кучеру: «Ступай шагом!», а сам поднял стекло кареты, вынул из кармана тетрадь и принялся снова душить чтением несчастного запертого Кокошкина.