RSS Feed

Пресмыкательство

08.04.2013 by petr8512

 Будь у меня крылья, — думала змея, — я бы ползала еще быстрее!

Михаил Генин

Кто пресмыкается перед высшими, сам топчет тех, кто ниже его.

Генри Бокль

      Пресмыкательство как качество личности  – это  клянченье каких-нибудь милостей, не гнушаясь крайних форм унижения и подличанья.

      Бывают такие слова,  которые изначально вызывают отвращение, неприязнь и страх, словно столкнулся с чем-то неприятным, низким, скользким и опасным. Человек может ни разу в жизни не пересекаться, не произнести сам это слово, но оно уже «сидит в генах», вызывая в душе врожденный страх. Ребенок, никогда не видевший живую крысу, будет испытывать страх, впервые узрев этот символ смерти и эпидемий, этот ночной кошмар с чешуйчатым хвостом и смрадной хищной пастью.

      Пресмыкательство как раз из разряда таких отвратных слов, за которым мерещатся разные гады, кишащие в грязи. Не случайно наше подсознание связывает пресмыкающихся во сне с болезнями, опасностью, врагами и плохими людьми. А зачастую и с порочными  чертами характера и инстинктивными побуждениями борьбы и выживания самого спящего (подлостью, коварством, изменой  и угрозой другим людям).

      В толковом словаре Ушакова «Пресмыкаться 1. Передвигаться ползком, тащась на брюхе по земле (книжн. устар). 2. перен. Влачить жалкое, ничтожное существование. Пропадаю в неизвестности, пресмыкаюсь в нищете. Некрасов. 3. перен., перед кем-чем. Раболепствовать, подличать, унижаться, ища покровительства, выпрашивая какую-н. милость (презрит.). Пресмыкаться перед властями».

      Зачастую пресмыкательство считают синонимом раболепия, подхалимства, угодливости и заискивания, не замечая характерных нюансов, присущих именно этому качеству личности. Раболепие предполагает получение удовольствия от унижения в состоянии добровольного рабства, в то время как в пресмыкательстве присутствует только крайняя степень унижения, человек не испытывает никакого удовольствия от ползания в ногах, выпрашивая какие-то милости.

     Подхалимство подразумевает союз льстивости с угодливостью в корыстных целях. В пресмыкательстве преобладает стремление вызвать к себе жалость, при этом, если представится возможность, еще и сподличать. В самой низшей форме униженности, презренности и отвратности оно черпает возможность получить какие-то дивиденды от ошарашенной чуткости и сострадания. Постоянное беспокойство и тревога пресмыкательства, его вечный болезненный страх за себя настолько видны и неприглядны, что вызывают желание поспешно от него отделаться, хотя бы ценой очередной подачки.

      Угодливость предполагает наблюдательность и способность хотя бы на трехходовую комбинацию: изучить объект, сделать угодливый шаг, просчитать ответный шаг. Для этого нужен разум. В пресмыкательстве тонкий расчет подменяется подлой низкой лестью, предательством, полным игнорированием моральных и нравственных устоев. Человек – тряпка во всей полноте сознает собственное ничтожество и готов сделать подлость по первому приказанию.    

      Пресмыкающийся человек даже не жалок.  Ф.М. Достоевский в рассказе «Ползунков» описывает яркого представителя класса пресмыкающихся: «этот господин вечно занимал деньги, то есть просил в этой форме милостыню, когда, погримасничав и достаточно насмешив на свой счет, чувствовал, что имеет некоторым образом право занять. Но, боже мой! какой это был заем! и с каким видом он делал этот заем! Я предположить не мог, чтоб на таком маленьком пространстве, как сморщенное, угловатое лицо этого человечка, могло поместиться в одно и то же время столько разнородных гримас, столько странных разнохарактерных ощущений, столько самых убийственных впечатлений. Чего-чего тут не было! – и стыд-то, и ложная наглость, и досада с внезапной краской в лице, и гнев, и робость за неудачу, и просьба о прощении, что смел утруждать, и сознание собственного достоинства, и полнейшее сознание собственного ничтожества, – все это, как молнии, проходило по лицу его. Целых шесть лет пробивался он таким образом на божием свете и до сих пор не составил себе фигуры в интересную минуту займа!»

      Пресмыкательство готово воплотиться в кого угодно, лишь бы получить желаемое. Имея близкую по духу подругу –  «Подлость», оно не отягощает себя нравственными сомнениями, муками совести и чувством долга. Например, Ползунков «как будто боялся насмешки, тогда как почти добывал тем хлеб, что был всесветным шутом и с покорностию подставлял свою голову под все щелчки, в нравственном смысле и даже в физическом».

       Если в конкретных эпизодах жизни ставить знак равенства между заискиванием и пресмыкательством, можно попасть в серьезные неприятности. Между этими понятиями разница в степени унижения, низости и утраты человеческого достоинства. Заискиванье – это стремление задабриванием, лестью, угодничеством снискать чье-нибудь расположение с корыстной целью. Сравните уровень заискивания в аллегоричной форме: ходить на полусогнутых, ходить на задних лапках, юлить, вилять хвостом, ходить на цыпочках, лизоблюдничать, смотреть в рот,  ломать шапку.  А теперь пресмыкательства: влачить по грязи, ползать ужом, валяться в ногах, ползать на брюхе. Разница существенная, заискивающая, виляющая хвостом собака, или вонючий уж, заползший  за пазуху.

      Представьте такую картину. Покупательница обращается к продавщице: «Уважаемая! У меня маленький ребенок, скажите молоко свежее? У Вас доброе лицо, Вы не обманете».  Не успела продавщица и рта открыть, как сзади другая покупательница произносит: «Что Вы перед ней пресмыкаетесь? Дай торгашам волю, они вообще на шею сядут». Если бы она сказала «заискиваете», это было бы не вежливо, но как-то бы прошло. Однако глубинная память подсознания первой покупательницы воспринимает слово «пресмыкаетесь», как личное оскорбление, красную тряпку, раздражитель и конфликтоген. Начинается ругань. Иными словами, в пресмыкательстве люди улавливают специфический оттенок – крайнюю степень низости и падения личности, полное смешение с грязью человеческого достоинства и мерзкое подличанье.

           Представим любовный треугольник: двое ребят – однокурсники и близкие друзья – испытывают чувства к одной и той же девушке, их однокурснице. И вот один из них встречается с девушкой и между ними происходит диалог: «Я с тобой не кокетничаю и не заигрываю. Я тебе совершенно откровенно и четко говорю: «Я тебя не люблю. Не испытываю никаких чувств. Для меня ты, как брат,  просто друг. Между нами исключены любовные отношения». Он: «Ты убиваешь меня. Я не смогу без тебя жить, пропаду без тебя. Можешь не любить меня. Ты просто сжалься надо мной, иначе я не знаю, что с собой сделаю. Ты безразлична ко мне, потому что я беден и не красив. Я знаю, кого ты любишь. А у него есть другая, он с ней спит, могу показать их фотографии, я снял их на мобильник». Перед нами типичный образчик пресмыкательства со всеми присущими ему атрибутами: клянченьем, стремлением пробить на жалость, крайним унижением, подлостью и предательством.