RSS Feed

Претенциозность

06.05.2013 by petr8512

Все мы рохли и недоумки, когда речь идет о том, как строить

собственные жизни, но если нужно  встать в позу и произнести

что-нибудь этакое о бытии и вечности, тут каждый из нас гигант.  

Лоренс Даррелл. Бальтазар

                                    

       Претенциозность как качество личности – склонность крайне преувеличенно оценивать себя, стремиться казаться подчеркнуто необычным, важным, значительным, оригинальным и самобытным.         

       Брёл как-то Медведь по лесу. Глядит — Кабан в яму провалился, никак из неё не выберется. Помог Медведь Кабану в беде. — Ну и лапищи же у тебя! — прохрюкал Кабан, выбравшись из ямы. — Не мог, что ли, меня поосторожнее тащить? Ухватился за шкуру — всю спину исцарапал! Смутился Медведь. Промолчал. — Ладно! — сказал Кабан. — Я не сержусь. Что с Медведя спрашивать! Перекусить у тебя чего найдётся? Проголодался я в яме — со вчерашнего дня в ней сижу. — Придётся мне тогда домой сбегать, — сказал Медведь. — А ты сбегай, сбегай, не ленись! Да прихвати что повкусней. Сбегал Медведь в свою берлогу. Принёс Кабану соты с мёдом. — Тебя, приятель, хорошо за смертью посылать! — ворчал Кабан, давясь от жадности Мишкиным мёдом. — Мог бы и побыстрее обернуться!.. А ну давай! — Что давать? — не понял Медведь. — Давай бери в лапы ветку и садись мух от меня отгонять. Вишь, сколько их на мёд налетело! Сел Медведь от Кабана мух отгонять. Отвалился Кабан от мёда, улёгся под куст, вытянул ноги. — Ну? — Что «ну»? — переспросил Медведь. — Спину мне почеши, вот что! Люблю я, когда мне спину чешут. Только поосторожнее своими когтищами… Посмотрел Медведь в глаза Кабану, ничего не ответил и пошёл прочь. — Эй! Эй! Куда же ты? — завопил Кабан. Медведь будто не слышал. — Ишь ты! Уж и почесать не может! Вот ленивый! — прохрюкал у него за спиной Кабан. На его беду, Медведь это услышал и… вернулся!

         Претенциозность – враг простоты. В любом своем действе она проявляет вычурность, манерность, претензию на особые достоинства и оригинальность. Сознательная демонстрация антипростоты  и нескромности делает ее неприятной в общении, оставляет о ней отвратное впечатление. Но и бессознательные формы ее проявления сильно вредят целям общения.

         Претенциозность – одна из многочисленных дочерей гордыни. В навыке преподносить и считать себя выше других она ни на йоту не уступает своим сестрам  – надменности, спесивости, кичливости, высокомерию, заносчивости и напыщенности. Требовательная к другим, она крайне снисходительна к себе. Домогаясь от окружающих признания своих исключительных качеств, претенциозность одновременно с этим предъявляет необоснованные притязания к миру.

         Претенциозность дружна со снобизмом. Их объединяет жгучее  желание демонстрировать миру свою «крутизну», пускать пыль в глаза, кидать дешевые понты.  Всё, с чем соприкасается претенциозность,  отдает манерностью, жеманством и необоснованными притязаниями. В науке – это претензия на ученость, в общении – претензия на интеллигентность, неординарность и оригинальность, в семье – претензия на непогрешимость, в любви – претензия на незаменимость и самодостаточность. Там, где присутствует претенциозность, ищи идеализации, обман и разочарование. Человек, свободный от претенциозности к окружающим, не будет обманут и разочарован. Его не полонит обидчивость и недовольство.

         Пропитанная эгоизмом, самовлюбленностью и чванством, претенциозность не может быть искренней и доверительной к людям и Богу. Высокомерное отношение к окружающим лишает ее гармоничности. По своей сути претенциозность агрессивна. На расставленные локти мир отвечает мощными подзатыльниками – рушатся идеализации, преподносятся все новые и новые уроки. Пафосность и псевдоинтеллектуальность  обнаруживаются и высмеиваются окружающими.

        Претенциозность  – это загримированная поверхностность. Она примитивно, неглубоко, внешне воспринимает окружающий мир, но преподносит это, как глубину Марианской впадины. Низменность преподносит себя возвышенностью. Находясь под влиянием ложного эго, она не способна к усвоению нового знания. Чтобы изменить свою жизнь к лучшему, нужно обрести новый вкус счастья, а для этого необходимо обладать навыками активного слушания. Самые лучшие ученики – смиренные, непретенциозные люди. Истинные послушники они, как губка, впитывают новое знание, сверяют его с авторитетными источниками и проверяют его истинность на практике.  Претенциозность не может слушать, поэтому ее удел – оставаться в рамках своих заблуждений, предрассудков и стереотипов. Склонность к самолюбованию оборачивается печальными последствиями – ей не грозит самосовершенствование и самосознание.

          Претенциозность прекрасно изображена А.П. Чеховым в рассказе «Ионыч» на примере семьи Туркиных, страдавшим от этого порока: «— А теперь ты, Котик, сыграй что-нибудь, — сказал Иван Петрович дочери. Подняли у рояля крышку, раскрыли ноты, лежавшие уже наготове. Екатерина Ивановна села и обеими руками ударила по клавишам; и потом тотчас же опять ударила изо всей силы, и опять, и опять; плечи и грудь у нее содрогались, она упрямо ударяла всё по одному месту, и казалось, что она не перестанет, пока не вобьет клавишей внутрь рояля. Гостиная наполнилась громом; гремело всё: и пол, и потолок, и мебель… Екатерина Ивановна играла трудный пассаж, интересный именно своею трудностью, длинный и однообразный, и Старцев, слушая, рисовал себе, как с высокой горы сыплются камни, сыплются и всё сыплются, и ему хотелось, чтобы они поскорее перестали сыпаться… — Ну, Котик, сегодня ты играла, как никогда, — сказал Иван Петрович со слезами на глазах, когда его дочь кончила и встала. — Умри, Денис, лучше не напишешь. Все окружили ее, поздравляли, изумлялись, уверяли, что давно уже не слыхали такой музыки, а она слушала молча, чуть улыбаясь, и на всей ее фигуре было написано торжество… А за ужином уже Иван Петрович показывал свои таланты. Он, смеясь одними только глазами, рассказывал анекдоты, острил, предлагал смешные задачи и сам же решал их и всё время говорил на своем необыкновенном языке, выработанном долгими упражнениями в остроумии и, очевидно, давно уже вошедшем у него в привычку: большинский, недурственно, покорчило вас благодарю… Но это было не всё. Когда гости, сытые и довольные, толпились в передней, разбирая свои пальто и трости, около них суетился лакей Павлуша, или, как его звали здесь, Пава, мальчик лет четырнадцати, стриженый, с полными щеками. — А ну-ка, Пава, изобрази! — сказал ему Иван Петрович. Пава стал в позу, поднял вверх руку и проговорил трагическим тоном: — Умри, несчастная! И все захохотали».

      Претенциозность выходит в мир из детской комнаты. Ребенка не научили уважать других людей, не принадлежащих к «богемному обществу». Его отправили покорять вершину без альпинистского снаряжения. Причины претенциозности находятся в  гордыни, неуверенности в себе, жажде признания и одобрения окружающими, стремлении выглядеть преуспевающими, богатыми и умными.