RSS Feed

Причудливость

12.06.2015 by petr8512

Если не прощать любимым маленькие недостатки

и причуды, то кому их прощать?

Дмитрий Емец.

Причуды любви: она позволяет делать глупости,

и всё равно считать себя умным.

Игорь Карпов

Обсуждение слабостей и причуд наших общих

друзей — великое удовольствие и цемент дружбы.

Уильям Гэзлит

       Причудливость как качество личности –  склонность к проявлению странных, своеобразных, необычных, удивительных желаний, прихотей, фантазий, капризов.

    Встречаются два новых русских. Один другому говорит: – Я слышал, ты крокодила приобрел… – Да это когда было, я вот ему недавно золотые зубы вставил! Теперь проблем с кормежкой не оберешься! – Ну ты крутой! А почему с едой проблемы? Ты его икрой корми, если ему жевать трудно. – Да пока ему зубы вставляли, он к стоматологам привык!

      Юморист Семён Альтов пишет: «У каждого должны быть свои причуды. Какая кому по карману. Я не миллионер, но причуды имею. Перед сном прошу жену чесать за ухом. Поначалу ломалась, кобенилась: насмотрелся, мол, порнографии! Я пригрозил: “Кормлю, одеваю – чеши, будь любезна!” Полгода чешет, уже не надо напоминать. И засыпаю в момент. Жена говорит: “Чего ты во сне улыбаешься? Кто тебе снится?” Я отмахиваюсь. Не скажешь ведь ей, что снится мне, будто не жена рядом, а кошка о ноги трется, мурлыкает и до того становится хорошо. Ну, правда, просыпаешься, – никакой кошки, кругом одна жена. Зато когда засыпаю, сибирская кошка со мной до утра. Я спросонья: “Кис-кис…” А жена думает, что я со сна по-английски “кис ми”, мол, “целуй меня”. И с поцелуями лезет. А потом во сне кошка ревнует, царапается. Так и живем».

     Причудливость – мудрёные завихрения фантазийного ума. Это тест на уживчивость. Экзамен на зрелость личности.  Причудливость вылезает, как  лиса из норы, при близком общении. У каждого человека есть свои причуды. В этом смысле все проявляют такое качество личности как причудливость.  

      Отношение к причудам другого – лакмусовая бумажка на любовь и уважение. Философ Вячеслав Рузов утверждает, что  первый принцип любовного отношения к ошибкам друг друга, когда мы не воспринимаем это, как ошибки, а  воспринимаем поведение другого человека, как причуду. – Почему это ошибка, это причуда. И наша эмоция по поводу причуды – это эмоция умиления. Мы умиляемся причудам любимого человека. Вот любит он приходить домой и ботинки оставлять прямо посередине комнаты. Вот причуда такая. Это самая добрая причуда, которая может быть. Много таких причуд.

   Не получится так просто взять и изменить человека. Уже родители опустили руки, меняя этого человека. Уже учителя, опустили руки, меняя этого человека. Уже директора на работе не справились и опустили руки, меняя этого человека. И мы создаем семью и думаем, что мы сейчас за пять минут изменим этого человека. Нет. Поэтому основа семейных взаимоотношений – это умиляться причудам любимого человека. Иначе всё будет очень трудно. Будет просто постоянная война, которая приведет к  состоянию холодной войны. И мы потихонечку поймем, что лучше друг друга вообще не трогать.

    Уинстон Черчилль неровно дышал к игрушечным солдатикам. У него дома было несколько армий, которые он выстраивал и вел в бой. Еще политик каждую ночь менял постельное белье. В гостиницах, где он был постоянным клиентом, уже знали, что в комнате господина Черчилля должны быть две кровати: полночи он спал на одной, а потом перебирался на «свеженькое».

     Писатель Алан Эдгар По в «Убийстве на улице Морг» пишет: «Одной из фантастических причуд моего друга – ибо как это еще назвать? – была влюбленность в ночь, в ее особое очарование… При первом же проблеске зари захлопывали ставни старого дома и зажигали два-три светильника, которые, курясь благовониями, изливали тусклое прозрачное сияние. В их бледном свете мы предавались грезам, читали, писали, беседовали, пока звон часов не возвещал нам приход истинной Тьмы. И тогда мы рука об руку выходили на улицу, продолжая дневной разговор или бесцельно бродили по поздней ночи, находя в мелькающих огнях и тенях большого города ту неисчерпаемую пищу для умственных восторгов, которую дарит тихое созерцание».

      Император Петр III, муж Екатерины II проявлял причудливость, за которую, некоторые историки причисляют его сексуальную ориентацию к нетрадиционной. Дело в том, что Петр III не мог достичь эрекции до тех пор, пока его жена не надевала мужскую военную форму, причем не любую, а именно вражескую, то есть (для того времени), форму немецкого солдата.

     Причуды присущи всем, в том числе и великим:

Сара Бернар умела спать стоя, как лошадь. Во время беседы она запросто могла задремать на 15 минут, чтобы потом проснуться свежей и бодрой, и, как ни в чем не бывало, продолжить. Более того – дома оригиналка часто отдыхала в… гробу.         

    Мао Цзэдун никогда не чистил зубы. На все увещевания отвечал: – А вы видели, чтобы тигр это делал?

   Лев Толстой обожал косить траву, ходил в лаптях, как простой крестьянин, и запросто мог раздать все деньги бедным. Он обожал «за душу» поговорить с простым людом, но народ робел и прятался кто куда. Расстроившись, что его не подпускают как друга, писатель начинал шить сапоги – на подарки. У его зятя Сухонина такой сувенир хранился на полке рядом с «Войной и миром». 
   Бальзак был страшным кофеманом: без 5-7 чашек «адского напитка» он не мог приступить к работе. Известно, что за всю жизнь писатель выпил около 50 тысяч чашек. «Переплюнуть» его удалось только Вольтеру, употреблявшему за день 50 порций напитка. Еще одна «заковырка» Оноре – снятие шляпы при упоминании гениального человека. Все бы ничего, только делал он это, говоря о себе любимом!     

      Менделеева все соседи знали не как гениального химика, а как мастера по изготовлению чемоданов. Это занятие было отдушиной ученого.

    О причудливости Людвига Ван Бетховена ходили легенды, распространяемые его слугами, за спиной хохотавшими над великим композитором. Бетховен, например, считал, что бритье лишает его вдохновения, и поэтому никогда не брился, приступая к работе. Вместо бритья он выливал себе на голову ведро холодной воды, так как считал, что это заставляет мозги работать в полную силу! Кроме того, он отличался исключительной способностью создавать в доме хаос, с которым не могли справиться слуги. Он повсюду бросал нотные листы, тарелки с недоеденной едой, одежду, книги…   Слугам приходилось мириться и с другой его странностью — он требовал варить кофе только из 64 зерен, не больше и не меньше.

    А вот Иоганн Штраус творил буквально на бегу. Свои знаменитые вальсы он сочинял, переходя из комнаты в комнату, где предусмотрительно заранее были расставлены столы и оставлены бумага и перья…

          Настоящий «солдат» Александр Суворов до сих пор остался в истории как человек с очень большими странностями. Окружающие не понимали, как он может жить по столь странному распорядку — ложиться в 6 вечера, а вставать в 2 часа ночи. Причем ложился он на охапку сена, укрывался тонкой простыней, а, проснувшись, обливал себя ледяной водой. Посетители фельдмаршала часто заставали его в спальном колпаке и белье — Суворов говорил, что ходит по своему дому так, как ему удобней.  Кроме того, он никогда не имел часов, говоря, что настоящий солдат и так всегда знает, сколько сейчас времени…