RSS Feed

Примитивность

20.08.2014 by petr8512

Чем примитивнее человек, тем более высокого он о себе мнения.

А сомнения и терпимость присущи только истинно культурному человеку.

Эрих Мария Ремарк

Напоминая клей «Момент»
(хоть липнет посильнее клея), —
Чем примитивней оппонент,
Тем агрессивней он и злее!
Олег Никоф

    Примитивность как качество личности – склонность к проявлению характеристик незрелой, дисгармоничной, нравственно бедной личности, упрощённо устроенного внутреннего мира, узкого, ограниченного, не развитого интеллекта, грубости, низкой образованности, некультурности.

    Автобус отъезжает от остановки. Зазевавшийся мужчина с бутылкой пива в руках долго бежит за автобусом, матерится, машет руками. Тут водитель сжалился, останавливается и открывает заднюю дверь. Мужчина запрыгивает на заднюю площадку, от пыли поднятой автобусом, резко чихает и от неожиданности громко пукает. Ему становится неловко, он выпрыгивает из автобуса. Голос с передней площадки: – И для ЭТОГО мы его ждали?

      Примитивность незамысловата, как мычание, проста, как пять копеек, неглубока, как лужа после моросящего дождя. Простецкая до азбучности, упрощенная и незатейливая до безобразия, примитивность как качество личности становится приобретением лиц, не отягощающих свой разум абстракциями, размышлениями и раздумьями, нисколько не заботящихся о красоте своего внутреннего мира.  Визитной карточкой  примитивности служит пещерный интеллект, доморощенность, первобытность, прямолинейность и вульгарность.

   Для чего отсталой, дикарской, варварской примитивности какие-то нравственные принципы? Ее удел – полудикое, невежественное существование близкое к деградации личности. Бесхитростность, непритязательность,  безыскусственность в исполнении примитивности не выглядят достоинствами. Ум примитивной личности сориентирован на удовлетворение, прежде всего, физиологических потребностей в еде, сне и сексе. За порогом ее восприятия остаются духовные и интеллектуальные потребности.

       Вышла интеллигентная женщина замуж за примитива. Он приходит домой, съедает борща — и сразу даёт команду: – В койку! Она ему говорит: – Ты меня совсем замучил. Никогда от тебя не слышала слово «Хватит». – Хватит трындеть! В койку.  – На двух работах вкалываешь, спрашиваю: – Ну что, борща? А ты неизменно отвечаешь: – Какого борща – устал, как собака. Давай сразу в койку! Нет бы поговорить о Пикассо, Моцарте. А ты всё примитивно тянешь меня в койку. На следующий день муж приходит домой и говорит: – Ты Моцарта и Пикассо читала? – Неа – Тогда в койку!

      Примитивность – торжество телесного сознания. Желания тела становятся целью примитивности. Её разум поглощён телесными идеями. В итоге все функции примитивной личности (психические, физиологические) связаны с телом. Ему трудно сдерживать себя в еде, сексе, сне. Примитивная личность становится рабом своих ненасытных чувств, заложником желаний своего тела. Примитивность делает только то, что ей нравится. Нравится примитивной личности делать зарядку, значит, она будет ее делать. Но сложно заставить делать то, что не нравится её уму, например, убирать в квартире, мыть посуду, копать картошку.

     Вот сексом заняться, это всегда, пожалуйста. Одна женщина вышла замуж за типа, которому только по горам бегать. Чистокровный примитив. И вот спустя некоторое время после свадьбы она пишет письмо: «Дорогая редакция, Что мне делать? Мой муж — просто какой-то сексуальный маньяк. Он хочет меня постоянно: когда я сплю, когда отдыхаю, когда смотрю телевизор, когда стираю, когда мою пол, когда готовлю, когда моюсь в ванне. Вот и сейчас, простите за неровный почерк…»

      Самый низкий уровень примитивности проявляется, когда человек удовлетворяет свои животные потребности ценой жизни других людей  или ценой насилия над ними. То есть самый примитивный животный уровень сознания, когда человек готов убить или искалечить другого человека ради удовлетворения своих насущных потребностей. Низший уровень примитивности присущ людям, прочно находящимся под влиянием энергии невежества. Они живут на этом уровне сознания, и примитивность становится обычной формой их существования.

     Психолог Александр Потиевский утверждает: «Уровень сознания человека довольно легко можно определить по очень простому признаку. Это то, насколько примитивны, в общем-то, просты или, наоборот, возвышенны те удовольствия, которые человек имеет в своей жизни. То есть чем примитивнее удовольствие, тем соответственно примитивнее уровень сознания, тем менее развит разум, тем менее развит человек, вообще, как личность».

     Примитивность ищет простейшую, упрощенную дорогу к счастью, но натыкается на фальшь и обман. То есть, примитивность пользуется счастьем, которого легко достичь,  которое само в руки падает. На самом деле  такое счастье очень примитивно, и оно очень быстро заканчивается. Например, секс за деньги. Это необычайно просто:  заплатил и получил то, что хотел получить. И вроде бы похоже на счастье, но это не счастье. Потому что хочется, чтобы любили, то есть хочется любви, причём настоящей. А за деньги ее не купишь. Это нужно работать над собой, чтобы научиться любить и стать таким, чтобы тебя любили, это усилие. Вот за усилие, за своё время, за работу над собой, любовь можно обрести. А за деньги, за деньги только секс.

     Враг примитивности – духовность. Жизнь, какой бы простой она ни была, не будет примитивной, если она обогащена духовным знанием. Переход к духовным источникам счастья, к удовлетворению духовных и интеллектуальных потребностей делает жизнь не примитивной.

    У писателя Владимира Миркина есть рассказ «Примитивная личность»: Рано утром в ветлечебницу зашла телятница колхоза «Рассвет» Марья Ивановна Конева. В приемной сидел мужчина с припухлым болезненным лицом и отрешенно глядел по сторонам. Это был ветеринарный фельдшер Иван Кузьмич Кукин. Говорили, что в свободное время он забывает про своих коров и тайно лечит местных жителей от водки, ожирения и бородавок. – Чем обязан? – недовольно прохрипел он, обводя тяжелым взглядом богатырскую фигуру посетительницы. Марья на миг оробела, но, спохватившись, вытащила из сумки большой бумажный сверток. Запахло самогоном и жареной свиной колбасой. – Вы, это, Иван Кузьмич, – начала она неуверенно, – говорят, гипнозом от всех болезней лечите. В Акимовке, слышала, тоже одна старушка есть – от сглазу и волоса лечит. – Эка удивила, – сказал Кукин. – Я, может, строго по науке работаю, систему Павлова знаю, а ты мне про какой-то сглаз рассказываешь… Темный ты после этого человек, Марья, если меня с безграмотной старухой равняешь. Марья от удивления раскрыла рот и вплотную приблизилась к Кукину. – Ну а меня от лишнего весу вылечить сможете? – шепотом спросила она. Кукин оценивающе осмотрел мощную фигуру Марьи и задумался, словно высчитывая что-то в уме. – Хорошо, – наконец произнес он. – Только тут, понимаешь, специальный гипноз надо, психотерапией называется. Это тебе не старушка-знахарка, а наука.

    Кукин усадил Марью на стул и мгновенно заговорил: – Сейчас я буду проверять твое магнитное поле. Для этого положи руки на вымя… То есть, тьфу, положи свои руки на грудь. Слушай меня внимательно. Я ввожу тебя в особое состояние, твои руки отрываются от вымени, то есть, тьфу… Кукин вздохнул и вытер со лба пот: – Нет, этот метод тебе не подходит. Ложись-ка лучше на хребет и закрой глаза. Кукин нагнулся над пациенткой и положил ладонь на ее лоб: – А сейчас ты чувствуешь, как тяжесть растекается по всему твоему телу от головы до самого хвоста… То есть, тьфу, по всему телу разливается свинец… – Ой, что-то нет свинца, – робко прошептала Марья. – Молчи, – зло прошипел Кукин. – Ты мешаешь проводить научный эксперимент… И не болтай головой… Тебе хочется спать, спать… – Ой, что-то не хочется спать, Иван Кузьмич, – не выдержала Марья. – Как не хочется спать? – удивился Кукин. – Всем хочется, а тебе нет? Такого не может быть! – Ну как же не может быть, Иван Кузьмич, зачем же я врать буду… – Нет, я так больше не могу работать, – застонал Кукин, хватаясь за голову. – Ты вот что, Марья, поднимайся. Тебя лечить никак невозможно… – Это почему же невозможно? – забеспокоилась она. – Потому как ты есть примитивная личность с низким интеллектом. Тебе гипноз противопоказан.

     – Это у меня низкий интеллект?! – взорвалась Марья. – А у коров твоих высокий? Что же это вы себе позволяете, Иван Кузьмич? – обиделась Марья. – Над больной женщиной издеваться! Я думала, что вы специалист, а вы только знаете коровам хвосты закручивать. – Дура! – закричал Кукин. – Ишь какие бока себе откормила. Есть меньше надо! А то ей, видите ли, гипнозу захотелось!.. – Вот вы какой! – взвизгнула Марья. – Думаете, я теперь не знаю, почему вы прошлой зимой половину телят моих порезали? Потому что не умеете лечить. Не зря вы на селе коновалом слывете. Марья знала, что фельдшер не любил этого слова, и постаралась попасть в самое больное его место. Кукин побагровел и взялся за стул. Марья испуганно схватила сверток и выскочила на улицу. – Колбасу… Колбасу-то оставь! – крикнул ей вдогонку фельдшер. – Эх! Примитивная личность!..