RSS Feed

Приторность

06.06.2015 by petr8512

       

Кубок жизни был бы сладок до приторности,

если бы не падали в него горькие слезы…

Пифагор

Перенасыщенность сладкой жизнью — ведёт к диабету мировоззрения.

Жанна Зудрагс

Мы обмениваемся приторными любезностями,

не веря ни одному произнесённому слову.

Дуглас Коупленд. Эй!, Нострадамус!

     Приторность как качество личности –  склонность  проявлять неестественную любезность, чрезмерную слащавость и сентиментальность.

      В Одессе молодой человек заходит в магазин головных уборов. Что-то долго себе выбирает, примеряет и, в конце концов, говорит продавцу: – Дайте посмотреть вот эту кепку. За прилавком стоял старый еврей. Он  любезно протянул молодому человеку кепку. Как только отдал, повернулся обратно за прилавок и продолжил заниматься своими делами. Молодой человек надел эту кепку, повернулся к зеркалу и стал рассматривать себя. Вдруг продавец неспешно и немного перепугано снова поворачивается и спрашивает с нескрываемым волнением: – А где же тот жлоб, что оторвал меня от дел и просил кепку? Покупатель, опешив от такого заявления: – Так это был я… Еврей, глядя на него в кепке: – Граф, вылитый граф, мне так не жить! Красавец! Просто принц! Ни одна женщина не устоит перед таким князем!

      Приторность – сладкий яд. Бывают люди – лимоны, от одного их кислого вида лицо становится таким, словно под носом повесили мешочек с кошачьими фекалиями. Бывают люди – пахлава. Взглянешь на их сладостный вид, послушаешь сладкие речи, и ощущаешь противный приторный, ядовитый  запах и чрезмерно сладкий вкус. Такой сладкий, что плеваться хочется. Становится неуютно. На душе дискомфорт. Она ощущает, что ей вешают лапшу на уши, только не простую, а слащаво – витиеватую.

    Некоторым людям  шоколад нельзя, а очень хочется, поэтому они просто нюхают ваниль. Есть даже специальный пластырь для лечения от шоколадомании. Пластырь постоянно источает приторный ванильный запах, и аромат этот настолько силен, что носителей его вскоре начинает подташнивать. Они уже просто не могут думать о еде. Уникальность же изобретения в том, что тошнота при этом сопровождается положительными эмоциями, поскольку запах ванили стимулирует выработку мозгом серотонина (вещества, влияющего на настроение), а шоколад также приводит к его выделению.

    От приторности всегда попахивает лицемерием и двуличием, лестью и ложной, корыстной любезностью.  Приторность, попадая в ум окружающих, извращает его, делая горделивым и неуживчивым. Всё, как в физиологии. Приторные оттенки вкусов извращают рецепторы языка. Человеку уже сложно быть смиренным и питаться простой пищей. У него развивается культ того, чтобы питаться роскошно.

      Человека можно воспринимать на вкус. От общения всегда остаётся послевкусие. Внимательный человек легко  определяет в других людях горький, кислый, соленый, вяжущий или сладкий вкус. Проявленные качества личности служат надежной подсказкой для точной его диагностики. Например, сладкий вкус означает стремление к счастью и благости, он  сигналит о склонности человека быть счастливым. Но все не должно быть чрезмерным. Когда взрослый человек объедается сладким по вечерам или на ночь, это может стать причиной букета болезней – нарушения обмена веществ, лишнего веса, гормональных расстройств.

     Приторность – родная сестра слащавости – склонности  проявлять чрезмерную сентиментальность, неумеренное нежничание,  приторную любезность в поведении, обращении. Приторно – слащавые ужимки и прыжки, улыбки и комплименты вызывают в чистом сознании приступы рвоты. То есть, на человека, находящегося под влиянием энергии благости, приторность не действует.

     Как можно протестировать человека на гордыню? Можно безуспешно  его ругать, пытаться вызвать раздражение, гневливость, ярость.  Он это легко стерпит. Вы начните его умело хвалить. Вот тут он и поплывёт. Человек в благости равнодушен к похвалам, ему наоборот не нравится, когда его хвалят. Он скромен, то есть проявляет безучастность к почестям, славе, известности. Он знает, что жизнь нужно прожить так, чтобы голуби, пролетая над твоим памятником, терпели из уважения.

       В то же время, люди, находящиеся под влиянием энергии страсти и невежества обожают лесть в свой адрес. Так они тешат своё ложное эго. У них приторные речи не вызывают никакого отторжения.

      Словом, пока в сознании людей прописалась страсть и невежество, приторности есть разгуляться, где на воле. Поклонников – пруд пруди  в лице людей в страсти и в невежестве. Они не могут распознать комплимент, идущий от чистого сердца, и комплимент, заряженный корыстью, лицемерием и коварством. Люди в страсти и в невежестве зачастую не видят разницы между настоящей любезностью и приторной, неестественной, притворной игрой под любезное обхождение.

    Заяц видит – на поляне лежит волк. Ласковым, приторно заискивающим голоском спрашивает:- Что, волчок, отдыхаешь?- Да нет, косой, в капкан попал.- У-у, разлеглась тут, серая скотина!

   Прокурор: – Подсудимый совершил преступление редкое по дерзости, ловкости и богатству фантазии. Обвиняемый: – Оставьте вашу приторную лесть при себе, я все равно не признаюсь!

     Приторная любезность всегда носит камень за душой.  Если ты  пришел в час ночи от любовницы, а жена и теща – сама любезность, значит, еда отравлена, топор наточен, спать нельзя.

      Начальник с секретаршей в постели. Она спрашивает: – Василий Васильевич, вы уже ввели? – Давно уже… – Ой, какой большой!

      Однажды Гейне получил от приятеля увесистое доплатное письмо. Вскрыв конверт, Гейне вытащил целую груду оберточной бумаги и крошечный листочек, на котором было написано: “Чувствую себя хорошо. Твой…”    Вскоре в адрес приятеля пришла тяжелая посылка, тоже доплатная, за пересылку которой другу Гейне пришлось уплатить изрядную сумму денег. В ящике лежал большой камень, а под ним короткая записка: “При получении известия о твоем хорошем самочувствии этот камень свалился у меня с сердца”.

      Приторность нельзя проглатывать, ибо этот яд поливает сорняки гордыни. Как грибы после дождя, в человеке начинает расти гордыня в лице своего многочисленного семейства: тщеславия, высокомерия, надменности, чванства, кичливости и непомерного самомнения.