RSS Feed

Прихотливость

10.10.2013 by petr8512

Прихоти ищет своенравный, восстает против всего умного.

Притчи Соломона, 18

Легче пренебречь выгодой, чем отказаться от прихоти.

Франсуа де Ларошфуко

На прихоти у нас всегда найдутся деньги, мы скупимся только на затраты полезные и необходимые.

Оноре де Бальзак

        Прихотливость (Прихоть) как качество личности –  склонность от нечего делать требовать в форме неразумного хотенья что-то причудливое, излишнее, ненужное и надуманное.

       Мужик в банке собирается подписаться под ипотекой. Менеджер банковский его и спрашивает, передавая ручку: – Вы точно понимаете, процентная ставка будет 25 процентов годовых? – Да…да… понимаю… – отвечает мужик и пододвигает к себе договор. – А Вы точно понимаете, что общая стоимость квартиры, учитывая проценты, за все годы составит 4 номинала? – Да…да… понимаю… – отвечает мужик и берёт ручку в руки. В этот момент в банк забегает грабитель в маске с автоматом Калашникова и кричит:  – Стоять! Это ограбление! – Да я понимаю, что ограбление, – говорит мужик, не поднимая головы от подписываемого ипотечного договора, – но квартира – это моя прихоть.

      Владимир Даль в «Толковом словаре живого великорусского языка” трактует прихоть как «желанье того без чего легко обойтись; требованье излишнего, ненужного, придуманного от нечего делать; барские затеи, баловство, выдумки, выгадки, вздорное хотенье; неразумное, произвольное хотенье, для потехи своей и угоды; разборчивость, причуда, привередливость, затейливость; своеобычность, своенравность и своенравие; каприз. Прихотям нашим нет конца. С жиру собака бесится, с прихоти человек дурит. Многие прихоти обратились для нас в потребности. Кроме хлеба насущного, все прихоть. Прихоть тешить, не беда платить. Конь с приноровом, человек с прихотью. И боярин в неволе у прихотей своих».

       Прихотливость – это пристрастие к удовлетворению причудливо-изысканных потребностей. В отличие от переменчивой капризности, склонной к необоснованным, своенравным желаниям, требованиям и поступкам, прихотливость не искажает суть потребности. Капризность порой не знает, чего хочет, капризничает, лишь бы продемонстрировать свою значимость и не подчиниться чужому выбору. Зачастую у нее отсутствует потребность в объекте, ставшем причиной проявления капризности. На первом плане – вымогательство через капризность внимания, признания, лести и подарков. Получив желаемое, капризность воспринимает это как само собой разумеющееся, как должное и начинает предъявлять новые своенравные желания: «Мне это колье уже не нравится, хочу другое».  Прихотливость, в отличие от капризности, получив желаемое, как правило, испытывает удовлетворение и благодарность  к тому, кто позволил удовлетворить столь причудливую потребность.

       Прихотливость порой живет без учета действия законов мироздания, она следует в жизни по указке своих чувств и ума,  зачастую  игнорируя волю разума. Это жирный минус данного качества личности. Накладно и небезопасно жить по собственному усмотрению, не внимая законам мироздания, законам Бога. Всё, что чрезмерно и избыточно, равновесные силы мироздания стараются всячески привести в равновесие. Например, пожилого мужчину прихотливость и похотливость потянули на новое, молодое и красивое. В аптеках знают его по имени и отпускают «Виагру», не дожидаясь, когда он скажет что ему нужно. Стараясь не уступать молодым мужчинам, он позиционирует себя как горячего любовника. Попав в «медовую» ловушку, он через некоторое время чувствует, что силы на исходе. Еще чуть-чуть и будет инфаркт. Хорошо, если ограничится удовлетворением своей прихоти. Не успокоится – законы мироздания обязательно преподнесут ему суровый урок.

       Прихотливость – признак изобилия, материального благополучия и процветания. Прихоти голодным не уместны. Как-то не укладываются в голове и режут слух словосочетания «прихотливый нищий», «прихотливый заключенный», «прихотливая проститутка». Прихотливость – производная достатка и избытка. Есть десять красивых платьев, хочу еще что-то более изысканное. Есть у меня сережки, но не подходят по цвету к одежде.

       После смерти российской императрицы Елизаветы Петровны в её гардеробе насчитали 15 тысяч платьев. Начало царствования Елизаветы запомнилось как период удовлетворения самых причудливых прихотей. Историк Ключевский пишет: «”Живая и веселая, но не спускавшая глаз с самой себя, при этом крупная и стройная, с красивым круглым и вечно цветущим лицом, она любила производить впечатление, и, зная, что к ней особенно идет мужской костюм, она установила при дворе маскарады без масок, куда мужчины обязаны были приезжать в полном женском уборе, в обширных юбках, а дамы в мужском придворном платье… Смолоду Елизавета была мечтательна и, еще будучи великой княжной, раз в очарованном забытьи подписала деловую хозяйственную бумагу вместо своего имени словами Пламень огн… Вступив на престол, она хотела осуществить свои девические мечты в волшебную действительность; нескончаемой вереницей потянулись спектакли, увеселительные поездки, куртаги, балы, маскарады, поражавшие ослепительным блеском и роскошью до тошноты. Порой весь двор превращался в театральное фойе: изо дня в день говорили только о французской комедии, об итальянской комической опере и ее содержателе Локателли».

       Словом, прихотливость рождает потребность в разнообразии, в красоте и изыске.  Для неё появляется не паханное поле.  Прихотливость дарит человеку ощущение радости, достатка, довольства, благодарности и щедрости. Когда у меня есть всё, чего я хочу, и я способен удовлетворить любую прихоть своего ума, значит, я богат и могу делиться! Если я могу позволить себе прихоть, значит, я успешен, мне есть за что благодарить Бога.

       Прихотливость, как затейливая игра ума, проявляется порой в самых неожиданных и причудливых формах. А.Макаров в книге “Киевская старина в лицах” приводит яркий образчик прихотливости – полицмейстера Бориса Яковлевича Гюббенета, жившего в Киеве в последней четверти 19 века. Был он  из лифляндских немцев, но  в биографии его дочери – известнейшей актрисы Лидии Яворской, он уже  чистокровный француз. В Киеве служил полицмейстером, в 1874 году был произведен в чин действительного статского советника. Был он типичным николаевским служакой, не лишенным, однако, добросовестности. В отставку вышел после первого в Киеве еврейского погрома, спровоцированного властями в отместку за убийство царя Александра II. Так вот, Гюббенет не принимал участие в этой позорной авантюре, сославшись на серьезную травму ноги, полученную во время беспорядков.  

     В свое время о полицмейстере Гюббенете ходило по городу немало забавных рассказов и анекдотов. Вот несколько из них. То, что Гюббенет был очень честолюбив, знали все. Получив чин действительного статского советника, он заказал себе пальто на оранжевой подкладке. А такая подкладка была на шинелях генералов. И в табели о рангах это военное звание соответствовало званию действительного статского советника. Борис Яковлевич ежедневно, отправляясь на прогулки, поручал пальто городовому, на обязанности которого лежало нести пальто так, чтобы подкладка была наружу. Если городовой по неопытности или нечаянно складывал пальто так, что подкладки не было видно, то Гюббенет обрушивался на него с площадной руганью и замечаниями о непонимании подкладки. И такому «нарушителю дисциплины» приходилось иногда подвергаться аресту, впрочем, непродолжительному.

     Одно из наиболее показательных для него деяний был его приказ о том, что все зарегистрированные проститутки Киева должны носить только украинскую национальную одежду. Видимо, таким образом он боролся с украинофилами и считал, что после этого их увлечение национальными нарядами пройдет. Гюббенет считал себя выдающимся полицмейстером, хотя киевляне были совершенно другого мнения и знали, что дальше криков и трехэтажных выражений у Гюббенета дело не пойдет. Когда в Киеве наступило смутное время и все крупные администраторы разъезжали в каретах, окружив себя для безопасности эскортом казаков, то же самое сделал и Гюббенет. С целью объяснить ему, что он человек совершенно безобидный к его карете была прибита табличка с надписью крупным шрифтом: «Ты не мучь казаков – мы не бьём дураков!»

     Также он отличался странностями. Обыкновенно все полицмейстеры принимали у себя в управлении приставов, которые являлись к ним с рапортами. Но Гюббенет приставов у себя не принимал. Он выслушивал их доклады возле здания городской думы. Как раз по пути к своему высшему начальству. Нечего прибавлять, что эта процедура собирала у здания думы массу любопытных. Нередко Гюббенет отправлялся из дома пешком, заглядывал по пути на Бессарабский базар, где покупал провизию и затем по Крещатику отправлялся к думе. По дороге его сопровождали околоточные надзиратели и когда сопровождающих собиралось очень много, то он их разгонял, нередко пуская в ход трехэтажные выражения.

     Есть еще такая легенда о самолюбии Гюббенета. Как-то перед самым приездом в Киев государя императора полиция издала распоряжение, чтобы домовладельцы почистили перед своими домами тротуары и скололи лед. Миллионщик Николай Хряков решил, что коль полиции нужно — пущай сама и чистит. Взбешенный полицмейстер приказал пригнать полсотни арестантов, которые за короткий срок скололи лед перед купеческим особняком. Затем Гюббенет поднялся по ступенькам к парадным дверям хряковского дома и заорал: «Откройте, полиция!». Открывшая двери испуганная прислуга с ужасом смотрела, как арестанты в казенных робах, размазывая грязный снег по блестящему паркету, скидывали сколотый лед в нарядном вестибюле Хрякова.