RSS Feed

Пространность

18.09.2015 by petr8512

Некоторые афоризмы настолько пространны, что похожи на повесть.

Георгий Александров

Пространные речи — вещь прескучная, и прислушиваются к ним куда меньше.

Френсис Бэкон

Есть критики, которые пишут пространную рецензию на афоризм.

Игорь Карпов

 Законы не требуют пространного объяснения. Их значение необратимо и элементарно.

Дэвид Лэйн

      Пространность  как качество личности – склонность быть слишком полным, долгим, длинным, подробным и многословным в речах, объяснениях и письме.

      Суть пространности раскрывает эта история. Место действия – США. Живёт русская семья: мама, папа и сын, привезённый в Америку из СССР ещё в дошкольном возрасте. Он хоть и говорит по-русски с небольшим акцентом, но писать на нём так и не научился. Спустя много лет молодой человек вдруг возжелал переписываться с любимым российским дедом по е-майлу. И, к всеобщему изумлению, стал посылать пространные письма. Очень скоро дедушка не на шутку взволновался – всё ли  у внучка с головой в порядке? Стали разбираться. Оказалось, что внучок, прекрасно писавший на ставшим родном английском, загонял свои длинные послания в Google Translator и посылал деду. Попробуйте представить, какого качества был переведенный материал. Всякий перевод хромает. В данном случае, когда за дело взялась пространность в союзе с компьютерным переводчиком, можно было пожалеть и посочувствовать  деду.

   Пространность – пренебрежение качеством и краткостью речи. Пространность – неэкономный подход к слову. Пространность – расточительность в сохранении и передачи мысли. Дочь пустословия и словоблудия – пространность, не ценя слово,  говорит так, что слушатель, либо засыпает, либо не может вспомнить или объяснить его высказываний.  Краткость речи – враг пространности. В пространных речах вполне достаточно места для дремоты слушателей.

    Сенека писал: «Больше пользы приносит речь, которая малыми долями прокрадывается в душу. В пространных же рассуждениях, написанных заранее и прочитанных при народе, шуму много, а доверительности нет».

    Конкретный и яркий пример пространности – Михаил Горбачёв, которому не было равных в умении слишком полно, долго и многословно говорить ни о чём.  После своих пространных выступлений он смело мог говорить слушателям: – Если вы меня поняли, значит, я не то хотел сказать.

    «И самая блестящая речь надоедает, если ее затянуть», – говорил Блед Паскаль. С Мишей – птицей Говоруном, всё было значительно запущеннее. Он был ярым врагом лаконизма. Слова Цицерона в I книге “Риторики”, “краткость в том, чтобы не добавлять никакого слова, кроме необходимого”, вызвали  б у него возмущение.

     Древняя мудрость гласит: «У кого ясно в голове, у того ясно и на языке». Краснобайство, многословие, смысловая пустота речи, суесловие, как правило, говорят, либо о хитрости и лицемерии говорящего, либо о скудости его интеллекта. От Миши, заткнувшего за пояс Троцкого с Керенским, в памяти народной осталась одна дивная фраза, он произнес ее, выслушав заданный ему вопрос: «Я вам отвечу по-горбачевски. Вы знаете, что это будет сложнее, чем простой ответ!». После чего последовала пространная пустопорожняя тирада. Действия подменялись говорильней. Разбудив надежды и энергию огромных масс людей, Горбачев вдруг обнаружил, что не знает, куда их вести. Началось то, что называется шараханьем из стороны в сторону, топтанием на месте.

    С умным видом вешая людям лапшу на уши, Горбачёв бесконечно надоедливо  болтал про «консенсус»,  про необходимость «углУбить и расширить». Казалось, что ему совершенно неинтересно происходящее дома, а важно, что про него скажут в Америке. Народ так и запомнит делегата пространности – Мишу Горбачёва  по словам:  “Лучше начать и углубить, чем кончить и консенсус!”.

     «Один кивок человека, внушающего к себе доверие, весит больше многих и пространных периодов», –  говорил Плутарх. Если человека уважаешь, доброжелательно к нему относишься, автоматически доверительно относишься к его словам. Влюблённые часто вообще обходятся без слов.

     Бывает, человек говорит пространно, то есть полно, широко, основательно и обстоятельно раскрывает материал, но его никто не хочет понять. Он сокрушается, приводит убийственные доводы и аргументы, строит несокрушимые логические конструкции, но результат тот же – нуль.  Люди его поняли, но  испытывая к лектору антипатию или неприязнь, не желают принять сердцем и разумом его пространные доказательства.  То есть, нет прямой связи между пространностью речей и принятием их слушателями. Если ваша фотография публике не нравится, если она предвзято, предубеждённо к вам настроена, никакая пространность речей не спасёт оратора от фиаско.

     Психолог Руслан Нарушевич описывает и такой случай. Есть люди, которые принимают только то знание, которое работает. При этом в очень обрезанном, сокращенном виде. Они не хотят слушать какие-то пространные теории, размышления. Они хотят только то, что я могу использовать в своей жизни для того, чтобы достигнуть определенного этапа, для того, чтобы стать счастливым. Как что-то правильно сделать. Такая категория людей существует. Она составляет одну десятую из всех типов характера или всех типов интеллекта… И, сталкиваясь с другими типами интеллекта, разумеется, Вы будете неприятно удивлены, что эти люди не могут принять в таком же сжатом, практичном виде, как Вы это приняли. Они не могут переварить это знание. Им нужно либо Ваше терпение, либо нужно достаточное количество времени, либо совершенно нужно изменить форму, в которой преподносится это знание. Поэтому Вы не должны относить это на свой счет, считать себя совершенно негодным, неквалифицированным для того, чтобы передавать это знание.

    Тем не менее, нужно понимать и чувствовать меру в речах и письме. Тогда пространность становится ближе к полноте и широте раскрываемых вопросов. Пространность превращается в отрицательное качество личности, когда она становится ближе к трепологии, пустозвонству и корысти.  Люди тонут в потоке лишних слов.

    Многие современные диссертации являются пространным, бесплодным заявлением о повышении должностного оклада.

    Дюма – отец писал: «Как бы хорошо человек ни говорил, помните: когда он говорит слишком много, то, в конце концов, скажет глупость».  Развитый разум  чурается пространных речей, стремясь к краткости, ясности и простоте.  Нужно любить слово, работать над ним, тогда исчезнут корни, питающие пространность.