RSS Feed

Провокация (Провокаторство)

16.11.2013 by petr8512

Каких выдающихся провокаторов ты знаешь?
– Только одного – композитора Мендельсона.
– Почему?
– Для миллионов  он написал нежный и завлекающий “Свадебный марш”,

а сам… всю жизнь спокойно прожил холостяком.

Главное — не отвечать на провокацию.

Бернар Вербер. Империя ангелов

       Провокация (Провокаторство) как качество личности –  склонность подстрекать кого-нибудь к чему-нибудь нежелательному, неприятному для него по своим последствиям.

         В Японии, в одном поселке недалеко от столицы жил старый мудрый самурай. Однажды, когда он вел занятия со своими учениками, к нему подошел молодой боец, известный своей грубостью и жестокостью. Его любимым приемом была провокация: он выводил противника из себя и, ослепленный яростью, тот принимал его вызов, совершал ошибку за ошибкой и в результате проигрывал бой. Молодой боец начал оскорблять старика: он бросал в него камни, плевался и ругался последними словами. Но старик оставался невозмутимым и продолжал занятия. В конце дня раздраженный и уставший молодой боец убрался восвояси. Ученики, удивленные тем, что старик вынес столько оскорблений, спросили его:  – Почему вы не вызвали его на бой? Неужели испугались поражения? Старый самурай ответил: – Если кто-то подойдет к вам с подарком и вы не примете его, кому будет принадлежать подарок? – Своему прежнему хозяину, – ответил один из учеников. – Тоже самое касается зависти, ненависти и ругательств. До тех пор, пока ты не примешь их, они принадлежат тому, кто их принес.

     Провокация – это когда один человек заводит своей мыслью тысячи, а потом отходит в сторону.  У чабанов в большой цене красавец баран-провокатор, уверенно ведущий  за собой гурт овец в загон забоя. Овцы доверяют ему, ведь он ведет их к шелковистой траве и вкусной ключевой воде. Но в загоне их зарежут, а потом снимут шкуру. А баран-провокатор уходит в сторону и получает вкусную еду. На мясокомбинате барана-провокатора содержат специально. Кормят его изредка и только в убойном цехе, причем только тогда, когда на шашлык привозят очередную каракулевую отару. Голодного барана выпускают из вольера, и он стремглав летит поживиться под гильотины, а за ним, слепо подчиняясь стадному инстинкту, бросается вся новоприбывшая живность. Вот почему имя его «Провокатор».

    Провокация – это отправить обиду в плавание и ждать с чем она вернется обратно. Провокация – сестра интриганства и манипуляторства. Манипуляторство состоит в скрытом управлении  человеком против его воли, приносящим инициатору односторонние преимущества. Человека можно взять на «А вам слабо?», и он бросится доказывать себе и другим, что не трус, не слабак, не глупец, не жадина. К примеру, достаточно усомниться в покупательных способностях мужчины, и многие, поддавшись на провокацию, из кожи вон лезут, чтобы доказать свою успешность и финансовую состоятельность.

     Провоцировать можно мысли, эмоции, желания, поступки. Зачастую человека провоцируют на досаду, раздражение, гнев. Гнев – это кратковременное помешательство. Во время приступа гнева можно наделать много глупостей выгодных для провокатора. Зная это, провокатор умышленно через ссору или скандал пытается довести жертву до «белого каления», сознательно провоцируя его к проявлению злобности, а иногда ярости, буйства и бешенства. Провокатор знает, что вовремя улизнет и не увидит пагубные последствия спровоцированного поведения. Но ему и не нужно видеть, его удовлетворят рассказы других о том, что нагородила жертва провокации.

      Провокация – искусница в умении подставить других, а самой оказаться не причем. Посадили дедушку в тюрьму, заходит он в камеру, а там зеки с наглыми рожами сидят, и давай к дедуле приставать: – Старый, а тебя то за что? Колись, а то опустим! – Да что вы, ребятки, Бог с вами, за провокации я сижу, за провокации… Зеки опешили: – А как это, дед, а ну покажи?!  – Да неважно… – Да ладно, тебе дед, рассказывай… – Ну ладно, смотрите… Дедуля кряхтя встает, берет веник, подходит к параше, бултыхает там веником, потом к двери и начинает по ней барабанить. Окошко отворяется, и дед суёт веник в просунувшуюся морду охранника. Дедок замирает по стойке смирно. Через минуту в камеру влетают амбалы с дубинками: – А ну-ка, дедушка, подвинься, как бы тебя ненароком не задели…

     Провокация может быть направлена на планомерное формирование чувства вины. Жертва будет заглаживать вину, оправдываться, доказывать свою невиновность или исправляться, словом, вести себя, как выгодно провокатору. Теперь ее можно  укорять, стыдить, мнимо обижаться,  побуждая искупать свою мнимую вину.

           Провокация – искусная мастерица использовать в своих целях ситуацию, когда все на взводе.  Провокаторство по своей сути глубоко эгоистично и аморально. Для реализации своих корыстных планов, оно готово идти по головам – подставлять, предавать, провоцировать на непотребные поступки. Великий ученый-бактериолог Луи Пастер, исследовавший в лаборатории культуру оспы, однажды получил вызов на дуэль, которая  была спровоцирована богатым и влиятельным вельможей. Разыграв мнимую обиду, он сделал вид на Мадрид, что его оскорбили. Пастер не владел оружием в отличие от хорошо подготовленного аристократа. Прямой отказ грозил потерей лица. Однако Пастер быстро нашелся и сказал секунданту, который принес ему вызов: “Раз меня вызывают, я имею право выбирать оружие. Вот две колбы: в одной бактерии оспы, а в другой – чистая вода. Если человек, приславший вас, согласится выпить одну из них на выбор, я выпью другую”. Нужно ли говорить, что дуэль не состоялась?

     Человечеству хорошо известны следующие провокации. Шекспировский Яго провоцировал ревность Отелло, которая закончилась печальным образом для Дездемоны. Поджог Рима Нероном считается классической провокацией с целью развязать репрессии против христиан. Поджег Рейхстага аналогичным образом был использован властями Третьего Рейха для борьбы с коммунистами, евреями и другими противниками власти нацистов. Глейвицкий инцидент — провокация, инсценированная СС и послужившая поводом к нападению Германии на Польшу 1 сентября 1939 года, ставшему началом Второй мировой войны.

    Крупным представителем провокаторства был Евно Азеф (1869 – 1918) – российский революционер-провокатор, один из руководителей партии эсеров и одновременно Секретный сотрудник Департамента полиции. Как глава Боевой организации эсеров, организовал и успешно провел ряд терактов, в числе которых — убийство Великого князя Сергея Александровича. В то же время, как агент Охранного отделения, раскрыл и сдал полиции множество революционеров.

     Александр Бушков в книге «Сталин. Красный монарх» пишет: – Та же ситуация и с Азефом, который организовал массу терактов под отеческим надзором охранного отделения, вплоть до убийства великого князя Сергея, – то ли его руками кто-то из сановников втихую убирал врагов и конкурентов (как это утверждала молва насчет Витте и Плеве), то ли считалось, что высокое положение агента в партии искупает весь причиненный им империи вред, то ли все вместе… Это ведь только кажется, что спецслужба, завербовав себе среди верхушки той или иной партии агента, остается в выигрыше, качая информацию. На самом деле еще неизвестно, кто выигрывает больше. Того же Азефа его кураторы не могли ни приструнить, ни остановить. Чтобы сохранять высокое положение в боевой организации эсеров, он обязан был совершать успешные теракты против тех, кто его кураторами как раз и руководил из министерских кресел… Кстати, по авторитетному свидетельству жандармского генерала Спиридовича, Азеф сплошь и рядом «засвечивал» перед революционерами других секретных сотрудников, внедряемых в ряды эсеров – из соображений конкуренции, чтобы подольше оставаться незаменимым. С разоблаченными агентами эсеры не церемонились. Охранное отделение вынуждено было, стиснувши зубы, хоронить провалившихся и терпеть…

   Вот интересный пример того, как связка жандарма и заагентуренного революционера принимала вовсе уж причудливые формы. Жандармский подполковник Судейкин, человек предприимчивый и честолюбивый, посредством своего агента в среде революционеров Дегаева собирался осуществить вовсе уж фантастическую провокацию. Он хотел полностью контролировать деятельность революционеров, по мере надобности «снимая урожай», а кроме того… руками боевиков убирать тех из высших сановников, кто мешал ему пробиться на самый верх. Планы, судя по свидетельствам компетентных лиц, были грандиознейшие…

     «Он думал поручить Дегаеву под своей рукой сформировать отряд террористов, совершенно законспирированный от тайной полиции; сам же хотел затем к чему-нибудь придраться и выйти в отставку… устроить фактическое покушение на свою жизнь, причем должен был получить рану и выйти в отставку по болезни. Немедленно по удалении Судейкина Дегаев должен был начать решительные действия: убить графа Толстого (министра внутренних дел. – А.Б.), великого князя Владимира и совершить еще несколько более мелких террористических актов… ужас должен был охватить царя, необходимость Судейкина должна была стать очевидной, и к нему обязательно должны были обратиться, как к единственному спасителю. И тут Судейкин мог запросить, что душе угодно…»

     Это пишет один из высокопоставленных руководителей тайной полиции империи… Добавим, что практически те же мечты, как установлено историками, лелеял В.К. Плеве, в то время – директор департамента полиции. Известно, что граф Толстой панически боялся стать жертвой террористов – но вот угрозу видел не в революционерах как таковых, а как раз в Плеве…

    Наполеоновские планы Судейкина окончились полным крахом – его как-то очень уж кстати пристукнули революционеры во главе с покаявшимся перед товарищами и стремившимся к реабилитации Дегаевым. Чьи ушки тут торчат, определить трудно. Вполне возможно, высшие сановники империи были не такими простачками, какими их считал Судейкин, и вовремя приняли свои контрмеры – в конце концов, в России не один Судейкин занимался политическим сыском и располагал агентурой в революционных кругах…

      Плеве все же добился своей цели, пусть и без убийства шефа, стал министром внутренних дел двадцать лет спустя после истории с Судейкиным – но опять-таки погиб от рук террористов, руководимых тем же Азефом. А если молва, снова повторяю, верна и он в самом деле собирал некое досье на Витте… А Витте, в молодости сам участвовавший вполсилы в тогдашнем революционном движении и неоднократно замеченный в самых разнообразных связях, вплоть до того, что иные обвиняли его в финансировании ленинской «Искры»… Эти клубки уже не распутаешь, только ногти обломаешь…