RSS Feed

Раскованность

18.09.2013 by petr8512

— Тебе надо научиться обращаться с людьми, находить к каждому особый подход.
— Не могу.
— Почему?
— Я с детства лишен нужного для этого чувства.
— Оно приобретается.
— У меня нет органа, которым его приобретают. Не знаю, то ли мне недостает чего-то, то ли во мне есть что-то лишнее. Кроме того, я не люблю людей, к которым нужен особый подход.

Айн Рэнд. Источник

         Раскованность как качество личности –  способность легко, свободно и непринужденно чувствовать себя в межличностном общении.

        В степях одного обширного континента жила Удивительная Львица. Она любила бегать по степи, любила смотреть на ясное ночное небо, вдыхать запахи степи и слушать ночные звуки. Но в ее жизни не хватало близкого общения с другими обитателями степи. Почему-то Львица считала, что она не должна сближаться с остальными зверями, хотя в глубине души она страдала от одиночества. Это ее мучило, она хотела быть рядом с остальными, но что-то ей мешало. И вот однажды звери устроили праздник, посвященный началу сезона дождей. Это был веселый карнавал, где все веселились и дурачились. Удивительная Львица сначала не хотела туда идти, но любопытство заставило ее прийти и издалека посмотреть за происходящим. Она увидела, как зверям весело друг с другом, как они играют, танцуют и поют вместе, и вдруг ей стало очень грустно. И в этот момент Львица поняла, что надо изменить свою жизнь. Она пошла на праздник. Ей было очень тяжело это сделать. Сознание и разум говорили ей, что не стоит из-за какого-то мимолетного чувства изменять своим принципам, но сердце чувствовало, что это очень хорошо — идти к зверюшкам на праздник. Удивительная Львица несколько раз останавливалась, поворачивала обратно. Один раз она чуть не убежала прочь в темную степь. Но все же она поборола свой страх, пришла на праздник и то, что случилось потом, превзошло все ее ожидания. Звери радостно встретили Львицу, приняли ее в свою компанию и сразу подружились с ней. Все вместе они веселились всю ночь, а когда наступил рассвет, Удивительная Львица поняла, что ей не хватало раскованности, что она нашла то, что искала. Она нашла близких друзей, тех с кем очень приятно быть вместе. И это стало главной радостью ее жизни. Теперь Удивительная Львица была счастлива. Теперь ей было легко сближаться с другими зверями. И это близкое общение доставляло ей ни с чем несравнимое удовольствие.

      Раскованность – это жизнь без масок. Люди каждый день надевают на себя десятки социальных масок и боятся их снять. Отсюда скованность и зажатость. К одному психологу пришла очень серьезная женщина и говорит: «Я устала от жизни». Он говорит: «Вы устали просто быть серьезной. Будьте раскованной». «Но как же?! Я же профессор». Видите, «я же профессор, я должна быть серьезной». Всё. Диагноз готов – причина усталости и скованности эго.  Я – профессор, значит, не имею права быть раскованной. Мой удел – серьезность и скованность.

      Чем меньше эго, тем раскованнее человек. Это закономерность. Раскованность – это независимость от общественного мнения. К примеру, профессор надел смешной цветастый галстук и ходит по аудитории. Если ему самому смешно, забавно и интересно, как будут реагировать на меня люди, значит, эго маленькое. Если же он не может оторваться от условностей, от своей профессорской маски, значит, эго крепко держит и не дает быть раскованным. Общественное мнение, как вид рабства, цепко удерживает его маску.

       Раскованный человек строит свою жизнь, не опираясь на пустоту – чужие мнения. Его мало интересует, «что скажет княгиня Марья Алексеевна». Наверняка многие наблюдали такую картину. Человек заходит в церковь, и ему тяжело сделать поклон. Все были воспитаны на воинствующем атеизме. Поэтому зашел, оглянулся. Никто не видит? Потом весь обливается. Настолько не раскован, что боится сделать поклон и перекреститься. Почему? Новая модель поведения. Что скажут люди? Эго не дает быть раскованным. Раскованный человек спокойно зайдет в автобус и скажет: «Желаю всем счастья».  Скованный человек: «Подумают, что пьяный, ненормальный или обколотый! Иными словами, ложное эго мешает человеку быть раскованным, сжимая его ум и чувства.

      Раскованность как позитивное качество личности резко отличается от развязности, разболтанности, разнузданности и распущенности. Раскованность – это уверенность в себе, отсутствие комплексов, легкость в общении. Распущенность –  это склонность поступать по своей прихоти, предпочитать приятное полезному, приносить собственную пользу в жертву удовольствиям, не контролировать свои сексуальные потребности, проявлять  готовность вступить в половой контакт, не считаясь с общественной моралью. Раскованный человек мягок и правдив. Развязный склонен проявлять вольности в этике общения, демонстрировать излишнюю непринужденность, а разнузданный способен дойти до крайних пределов распутства, ничем не  сдерживаемого разгула. Распущенность, разнузданность – это пошло, вульгарно, и просто отвратительно. А раскованность может быть очень притягательной и сексуальной.

     Раскованность в межличностных отношениях – большое преимущество, особенно если ее обладателем становится прекрасная женщина. Маргарита Коненкова, она же агент «Лукас» благодаря своему обаянию, красоте и раскованности сумела сблизиться с отцом атомной бомбы Оппенгеймером и гениальным Эйнштейном. Генерал-лейтенант Павел Судоплатов, бывший начальник Четвёртого диверсионно-разведывательного управления НКВД НГБ пишет: «Маргарита Конёнкова (агент Лукас) под руководством Лизы Зарубиной (агент Вардо) и сотрудника нашей резидентуры в Нью-Йорке постоянно влияла на Оппенгеймера и уговорила его взять на работу специалистов, известных своими левыми убеждениями, на разработку которых уже выходили наши нелегалы и резидентура. Существенной была её роль и в разведывательной операции по выходу на близкие к Эйнштейну круги учёных, занятых в разработке неизвестного ранее сверхоружия в проекте «Манхэттен»». В другой главе книги Судоплатов высказывается совсем уж прямолинейно и по-бытовому: «Жена известного скульптора Конёнкова – наш проверенный агент. Она сблизилась с крупнейшими физиками Оппенгеймером и Эйнштейном в Принстоне. Оппенгеймер оказался типичным подкаблучником, и Маргарита была вынуждена отступиться от него. А вот Эйнштейн не устоял перед её чарами». 

      Мужа Маргариты – скульптора Коненкова, называли русским Роденом. «Маргарита была так прекрасна, что показалась мне творением какого-то неведомого художника. И руки — необыкновенно красивые руки, с тонкими, изящными пальцами… Таких рук я не видел никогда!..» – эти слова он позже запишет в своем дневнике, вспоминая свою первую встречу с будущей женой. 

    Маргарита своей раскованностью и непринужденностью производила сильное впечатление. Приехав из маленького городка Сарапул, Маргарита Воронцова поселилась в семье доктора Ивана Бунина и пошла учиться на юридические курсы. Здесь же познакомилась с молодым скульптором, который ввел ее в богемную среду, где она и встретила уже немолодого Коненкова. Тот влюбился в девушку на всю жизнь.  Маргарита благодаря своей раскованности легко влилась в течение столичной жизни. Брак с Сергеем Тимофеевичем можно было назвать безоблачным, что, впрочем, не мешало ей крутить романы с такими людьми, как Сергей Рахманинов и Федор Шаляпин. Маргарита преобразилась в Америке, куда Коненковы выехали в 1923 году для участия в выставке русского и советского искусства в Нью-Йорке.

       В Соединенных Штатах жена «русского Родена» сбросила серые и скучные московские одежды и полностью вписалась в стиль американской богемы тех лет — стала носить роскошные платья, прозрачные серебристые чулки, изысканные украшения. Маргарита  блистала в свете, и во многом именно благодаря ей муж получал заказы от самых влиятельных людей Америки. А в 1935 году администрация Принстонского университета заказала Сергею Коненкову бюст ученого Альберта Эйнштейна… И великий ученый пал перед прекрасной и раскованной женщиной.

       Летом 1945 года Коненковых вызвали на родину. За несколько дней до отъезда Маргарита прощалась с любимым Альбертом. Тот подарил ей золотые часы. При весьма странных и непонятных обстоятельствах, срочно собрав вещи, чета отплыла из Америки на отдельном пароходе, который был заказан самим Сталиным. По приезде в Москву вождь Советского Союза лично принял Коненковых. По его приказу скульптору выделили отдельную мастерскую в районе Пушкинской площади. Так еще не принимали ни одного деятеля искусства. После отъезда любимой женщины, в ноябре 1945 года, подавленный разлукой Эйнштейн писал: «По прошествии времени ты, возможно, будешь с горечью воспринимать свою прочную связь со страной, где родилась. Но в отличие от меня у тебя есть еще, возможно, несколько десятилетий для активной жизни и творчества. Я много думаю о тебе и от всего сердца желаю, чтобы ты с радостью и мужественно вступила в новую жизнь…» Новая жизнь у нее действительно началась. В Москве Маргарита с головой ушла в домашнее хозяйство. Ни политика, ни работа ее больше не интересовали. Она долго и мучительно переживала разлуку с любимым человеком, зная, что никогда больше не вернется в далекую страну, где была по-настоящему счастлива. Лишь письма, которые получала Коненкова из Америки, могли скрасить ее безрадостное существование на родине.

      «Любимейшая Маргарита! Я сижу на своем полукруглом диване, укрытый пледом, с подаренной тобой трубкой во рту, а по ночам пишу в постели твоим прекрасным карандашом, — писал Эйнштейн в одном из своих писем в начале 1946 года. — Другие существа женского пола вокруг меня не появляются, о чем я не очень жалею…» В другом письме он жаловался: «Я совершенно запустил волосы, они выпадают с непостижимой скоростью. Скоро ничего не останется. Гнездышко тоже выглядит заброшенно и обреченно». Переписка бывших любовников продолжалась десять лет, вплоть до весны 1955 года, когда великого Альберта Эйнштейна не стало.