RSS Feed

Расхлябанность

30.08.2013 by petr8512

Расхлябанный, как корзина без обруча.

Поговорка

Расхлябанность – белогвардейщина вторая.

Только дисциплина доведет до рая.

Владимир Маяковский

 От расхлябанности до преступления – один шаг.  Расхлябанность лечится

строгостью в поведении.  От расхлябанности прямая дорога к распутству.
Анатолий Лень

       Расхлябанность как качество личности – склонность проявлять дезорганизованность, беспорядок, неуправляемость, отсутствие дисциплинированности,  четкости и твердости в действиях.

       Расхлябанность – это оскорбительная расслабленность. Носитель этого качества – машина с расхлябанным рулем. Его кидает из стороны в сторону, то вправо, то влево, словом, жутко неприятное зрелище для окружающих. Минимальные требования этикета к мужчине – быть перед окружающими с прямой спиной. Когда мужчина в присутствии женщин разваливается на стуле, как на лежанке, раздвигает ноги, чуть ли не в шпагате, окружающим боязно, как бы у него позвоночник не высыпался. Оскорбительная, унижающая других расслабленность – верный признак расхлябанности.

        Почему женщинам не нравятся расхлябанные мужчины? Каждая женщина нутром чует, что перед ней безответственное, бесцельное,  не собранное, не стабильное существо, которое мечтает упасть кому-нибудь «на хвост» и жить альфонсом, ничего не делая и ни за кого не отвечая. Женщина – расхлябанка – не менее отвратное зрелище. Строго следуя значению слова «расхлябанная» – это расшатанное, ослабленное тряской и качанием меркантильное существо с необоснованными претензиями на жизнь.

         Расхлябанность – это состояние бесконтрольного, зарвавшегося ума и неуправляемых чувств. Всё начинается с мысли. Когда их бег не контролируется разумом, на язык попадают расхлябанные слова.  Мысли, пропитанные эгоизмом, материализуются в расхлябанном поведении. Человек с проявленной расхлябанностью, как правило, находится под влиянием энергии невежества. Поэтому расхлябанность неуважительна к людям, забывчива или равнодушна к их просьбам, агрессивна, ей чужда заботливость и покровительство слабых, например, стариков, женщин и детей.

        Расхлябанность буйно расцветает в обстановке безнаказанности и вседозволенности. Там, где дисциплина – служанка, расхлябанность – деспотичная госпожа.  Как только в войсках повеяли революционные ветры Петрограда, солдаты сразу стали проявлять расхлябанность, выраженную в неряшливом виде, пьянстве, игре в карты, неподчинении командам офицерам, самовольном оставлении частей.  Вспомните фильм «Оптимистическая трагедия» по одноименной пьесе Всеволода Вишневского. Матросы пропитались идеями анархизма, корабль превратился в шайку разбойников и грабителей. Дисциплина ниже нуля. На революционный корабль прибывает женщина – комиссар. Навстречу ей выходит разболтанная толпа головорезов. В глазах – насилие и похоть. Без предисловий один из них под гогот толпы говорит: – Давайте, товарищ, женимся. Чему вы удивляетесь? Любовь – дело в высшей степени почтенное. Продлим наш род и побезумствуем малую толику.  Комиссар: – Товарищ интересуется вопросом о браке. Толпа похотливых мужиков не выдерживает. Пьяный матрос грязными лапищами обнимает женщину и противно поет: – Под душистою веткой сирени… Второй кричит: – Позаботьтесь о нуждающихся. Комиссар: – Товарищи… Ее перебивают: – Не пейте сырой воды. Хохот. На передний план выходит огромная горилла, срывает с себя тельняшку и надвигается на женщину, намереваясь приступить к изнасилованию. Раздается выстрел. Насильник ревет и падает. Комиссар  невозмутимо произносит слова, ставшие крылатыми: – Ну, кто ещё хочет попробовать комиссарского тела? Пройдет некоторое время, и в расхлябанной пьяной матросне  невозможно будет узнать дисциплинированных бойцов, предельно четко выполняющих команды своего комиссара.

    В контексте методов борьбы с расхлябанностью приведем эту притчу. Князь говорит полководцу – Я прочитал все четырнадцать глав твоего трактата. Хоро­ший трактат. Но теория — одно, а практика — другое! Не мог бы ты показать свое искусство на практике?! – Могу. – А какое тебе нужно для этого войско? – Любое. – Тогда возьми мой гарем.  Полководец построил женщин во дворе дворца, разбив их на два отряда по девяносто человек в каждом. Объяснил, где право, где лево и что такое кругом. Двух любимых наложниц князя поставил офицерами: – Я буду давать команду офицерам, а офицеры — солдатам, — и скомандовал: Налево! Офицеры, смеясь, повторили команду, а солдаты ее не испол­нили: кто повернулся налево, кто направо, а кто и вовсе сел на траву. – Не получилось, — сказал полководец и повторил свое объясне­ние. Но случилось то же самое. Снова не получилось, — сказал полководец. — Кто виноват? Я не виноват, я даже повторил свое объяснение. Солдаты виноваты? Нет, не виноваты. Потому что офицеры отдавали команды таким образом, как будто можно было их не выполнять. Виноваты офицеры. Отрубим им головы.  – Нет, нет, — сказал князь. — Достаточно. Я вижу, что ты — хороший полководец! – Нет, князь, — возразил полководец. — Если мы не отрубим им головы, будут говорить, что у тебя полководец, чьи приказы не выполняются. Головы отрубили, полководец поставил других офицеров, и стало получаться. – Вот, князь. Это еще не очень хорошее войско, но я готов идти с ними сражаться! Но князь в досаде махнул рукой и ушел. Он уже понял по  глазам «воинов» и их подтянутому виду, что расхлябанность в этом войске приказала долго жить.

       Без сочетания страха перед наказанием и бесстрашия с расхлябанностью справиться трудно. Философ Владимир Тарасов пишет: «Страх — весьма важное чувство. Его нельзя игнорировать, им нельзя не пользоваться. Ведь страх дан человеку на благо. Это хорошее, полезное чувство, оно может не только унизить человека, низведя его до животного, но и возвысить. Из страха бросить тень на друга может человек и собственной жизнью пожертвовать. Не то главное, что человек боится, а то, чего именно он боится, за что именно он боится. Почему у женщин начали получаться боевые упражнения? Может быть, из страха? Почему полководец был готов идти с этим войском в сражение? Ведь с запуганным войском едва ли хорошо иметь дело. Здесь уже причина в бесстрашии. Солдаты не боятся, что полководец накажет их за чужую вину. Если виноват не солдат, а офицер, накажут офицера. Солдату нечего боятся, если он не виноват. Это — бесстрашие. Ну а если виноват? Конечно, накажут. Раз уж офицера не пощадили. Сочетание страха и бесстрашия — основа армии. Не страшен противник. Не страшен начальник, если выполняешь свой долг. Но страшно не выполнить долг. Тут уж прощения не жди. Переход от страха к бесстрашию — резок. Этой резкой границей очерчиваем долг, обязанности, приказ. Чтобы твердое отделить от пустого. Казнь офицеров проложила границу. Нельзя размазывать границы страха. Нельзя размазывать и границы бесстрашия. Всему свое место, имеющее точные границы».