RSS Feed

Разгильдяйство

18.08.2013 by petr8512

Нам нужно ударить прежде всего по бездорожью и

разгильдяйству в самом широком смысле этого слова.

В.В.Путин

Хороший работник, исполнительный. С охотой берется

за любую работу, но всегда не с того конца.

Юрий Татаркин

Казенная служба – последнее прибежище разгильдяя.

Бойс Пенроуз

         Разгильдяйство как качество личности – склонность проявлять нерадивость, беспорядочность и неаккуратность в делах, находиться в состоянии полной беззаботности, безответственности, разболтанности и несобранности.

        Из жизни военной кафедры университета времени застоя. Утро. Общее построение студентов на военной кафедре. Дежурный офицер с металлом в голосе произнес грозную речь на тему: дисциплина падает, учеба хромает, к приказам студенты относятся несерьезно и т. д. И в заключение: – Чтобы пресечь эти тенденции, начальник военной кафедры издал приказ о борьбе с разгильдяйством. В числе мер – наказание наиболее злостных разгильдяев (все насторожились) вплоть до отчисления некоторых с военной кафедры (тишина стала гробовой). Сейчас я зачитаю вам приказ. Отчисление с кафедры означало – здравствуй армия. Кому же так не повезло? Довольный произведенным эффектом, дежурный не торопясь листал бумаги в папке. Пролистав все, начал снова. В задних рядах послышался ропот. Это напоминало пытку. Через несколько минут он зашел в кабинет. Дальше начались какие-то перемещения офицеров по кабинетам кафедры. Наконец, спустя много времени, дежурный появился и без металла в голосе объявил: – Мы потом ознакомим вас с приказом о борьбе с разгильдяйством. Дело в том, что мы этот приказ куда-то потеряли…

        Разгильдяйство – это склонность получать удовольствие не от работы, а на работе. У разгильдяя работа на галерке сознания. Разгильдяями на Руси всегда звали разинь, лодырей, растяп и растреп, словом людей легкомысленных, не зрелых, не заботящихся ни о внутреннем, ни о внешнем своем виде. Там, где разгильдяйство, там беспорядок, дезорганизация и путаница. Недаром от татарского слова «гиль» (путаница) было образовано русское слово «разгуляй», что значило «увеселение». Разгильдяйство есть форма бесконечного увеселения в состоянии полной разболтанности, беззаботности, безответственности и своеволия.        Разгильдяйство процветаем там, где ответственность в Золушках.

        В разгильдяйстве, как правило, отсутствует злой умысел, поэтому Игорь Губерман написал:

За что люблю я разгильдяев,
блаженных духом, как тюлень,
что нет меж ними негодяев
и делать пакости им лень.

        Классической демонстрацией «возмутительного разгильдяйства» стал случай, произошедший при запуске боевой ракеты Р – 2. В книге «Ракеты и люди» Б.Е. Черток вспоминает: «Головная часть была снаряжена не инертным грузом и дымовой смесью, а настоящим тротиловым зарядом. Председатель Госкомиссии генерал Соколов сказал Королеву, что он хочет наблюдать пуск из окопа, и пригласил с собой еще несколько человек. Это было нарушением правил безопасности. Окопы были вырыты недалеко от стартовой площадки для укрытия стартового расчета, если он не успевает укрыться в бункере. При пусках ракет, снаряженных боевой головной частью, весь стартовый расчет должен был укрываться в бункере. Я находился в бункере на связи со всеми службами полигона и радиоконтроля, проверяя готовности. Особые меры безопасности на этот раз заключались только в том, что была усилена охрана, отгонявшая подальше от старта всех любопытных бездельников. Воскресенский и Меньшиков стояли у перископов. Воскресенский громко скомандовал: “Зажигание! Предварительная! Главная! Подъем!” Рев двигателя заполнил бункер, но сразу прервался и наступила непривычная преждевременная тишина. “Ракета падает …” Секунды паузы. “На старте пожар!” Неожиданно Королев , стоявший рядом с Воскресенским , бросился к выходу, сорвал в проходе огнетушитель и бегом поднялся по крутым ступенькам к выходу из бункера. “Сергей, назад!” – закричал Воскресенский. Королев не остановился и Воскресенский бросился догонять. Там, наверху, в бушующем пламени гигантского костра из смеси спирта с кислородом лежала головная часть, в которой тонна тротила. Тем не менее какая-то сила подняла и выгнала из бункера меня и Меньшикова – начальника стартовой команды. Когда мы выбежали, Королев остановился, горячий ветер не давал ему двигаться дальше. Воскресенский пытался отнять у него огнетушитель. Ему это удалось, он стукнул огнетушителем о землю – брызнула белая струя, но приблизиться к огню из-за нестерпимого жара было невозможно. Воскресенский бросил огнетушитель, схватил Королева за руку и стал тащить к бункеру. Увидев нас, закричал: “Вы чего вылезли, всем в бункер, сейчас рванет!”. В бункер Королев и Воскресенский, тяжело дыша, возвратились последними. Стояла гнетущая тишина – мы ждали взрыва и думали, что же с генералом Соколовым и всеми, кого он соблазнил наблюдать пуск с поверхности. Минут через десять наблюдатель у перископа сообщил: “Едут пожарные машины”. Подкатили три пожарные машины, и струи воды устремились на догоравшую ракету. Боевая часть не взорвалась. Гольцман рассказывал, что при пуске он, Бармин и еще несколько храбрецов стояли рядом с генералом Соколовым метрах в пятидесяти от старта. Когда ракета упала и начался пожар, Соколов скомандовал: “Все за мной!”. Они добежали до окопов, свалились в них и лежали в ожидании взрыва, пока не убедились, что пожарные деловито расхаживают среди остатков ракеты. Когда все было залито и земля остывала, выбравшийся из окопа генерал Соколов отдал команду выставить караул и всех удалить. Королеву, Воскресенскому и мне разрешил как членам аварийной комиссии осмотр места аварии. Причина аварии была установлена без всякого изучения телеметрических записей минут через пятнадцать после начала осмотра. Воскресенский обнаружил бачок, в который заправляют перманганат натрия, служащий катализатором для разложения перекиси водорода. У бачка было открыто заправочное отверстие! Пробка, которая завинчивается многими оборотами, отсутствовала. Следовательно, после заправки ее не завернули. В открытой емкости нельзя создать нужное давление. Перманганат не поступал в газогенератор. Турбонасосный агрегат, раскручиваемый горячей парогазовой смесью – разлагающейся перекисью водорода, получил это рабочее тело только для выхода двигателя на режим, а потом остановился. Двигатель заглох, и ракета рухнула на стартовую позицию. Разгильдяйство или вредительство? В осмотре, конечно, участвовал уполномоченный службы безопасности. И надо же такому случиться, что именно он нашел в остатках ракеты гаечный ключ. Подняв его, он спросил: “А этот инструмент тоже должен летать?”. Государственная комиссия, насколько я помню, скандал этот замяла. Во всяком случае, никто не был репрессирован. Ограничились административными “втыками”. Допрошенные на заседаниях комиссии специалисты по взрыву объяснили, что взрыва и не должно было быть. Взрыватель взводится только по электрической команде выключения двигателя. Поэтому взрыва не последовало при падении, а пожарные успели водой охладить “голову”, и все обошлось. Этот случай мы часто вспоминали, когда в 1953 году впервые начали встречаться с создателями атомной, а потом и водородной бомбы».