RSS Feed

Реакционность

15.07.2014 by petr8512

Черепаха заслуживает большего уважения, чем некоторые

 консерваторы-реакционеры. Она, по крайней мере, движется.

Коммерсон

      Реакционность как качество личности – склонность быть приверженцем политической реакции, противником социального и культурного прогресса.

    Как тут не станешь реакционером, если твоё царствование начинается с кровавого восстания декабристов? Если и были в молодой голове мысли о реформах, о преобразованиях, о конституции, об освобождении крестьян, то после этих событий они развеялись, как утренний туман.

     В Париже решили поставить пьесу из жизни Екатерины II, где русская императрица была представлена в несколько легкомысленном свете. Узнав об этом, Николай I через нашего посла выразил свое неудовольствие французскому правительству. На что последовал ответ в том духе, что, дескать, во Франции свобода слова и отменять спектакль никто не собирается. На это Николай I просил передать, что в таком случае на премьеру он пришлет 300 тысяч зрителей в серых шинелях. Едва царский ответ дошел до столицы Франции, как там без лишних проволочек отменили скандальный спектакль.

   Николай I предоставлял своим офицерам выбор между гауптвахтой и прослушиванием опер Глинки в качестве наказания.

   В 19 веке жители России мало что знали о США, а о нравах американцев имели искажённые представления. Когда в 1853 году Министерство народного просвещения направило Иосифа Гамеля в Америку для ознакомления с состоянием науки, Николай I утвердил эту командировку с указанием: «Обязать его секретным предписанием отнюдь не сметь в Америке употреблять в пищу человеческое мясо».

    В отличие от консерватора, стремящегося в сохранении существующего статус-кво, склонного к сохранению текущего порядка вещей, реакционер изо всех сил стремится вернуть прошлое. Реакционер – это мина, подложенная под платформу современности. Он категорически не желает вписываться в существующую реальность и, подобно раку, пятится назад, таща за собой основы общественного устройства.

      Реакционность – главный враг прогрессивности. Александр Бовдунов утверждает, что  настоящая реакция – это деятельный консерватизм, не желающий никаким образом мириться с существующим положением вещей. Это консерватизм, который перешел в атаку, наступающий, злобно оскалившийся на врагов порядка и государственности. Это не смутная ностальгия по старым временам благообразных старцев, но активность деятельных мужей по приведению системы в соответствие с вечными и незыблемыми ценностями. Реакция – это не только сохранение порядка, но и навязывание его, отражение атак современности и переход в контрнаступление. Это ответ на вызов самому существованию народов и государств, религиозных и этических систем.

     Реакционность  проявляется в устойчивом стремлении навязать старое или сохранить и укрепить существующие порядки; подавить любые революционные и оппозиционные силы. Реакционность настроена восстановить давно отжившие общественные институты  (рабство, крепостное право, инквизицию, господство церкви над государством, негласный суд, суд без участия народного элемента, правительственную опеку над литературой, искусством и средствами массовой информации в форме цензуры, засилие спецслужб и т. д.). Реакция не обязательно является движением в сторону, обратную предыдущему; она может быть просто движением крайне консервативным; дальнейшим развитием предыдущего, более умеренного консервативного движения.

   Примеры яркого проявления реакционности: правление Карла X во Франции, эпохи, последовавшие за реставрацией Стюартов в Англии и Бурбонов во Франции, в Германии десятилетие, последовавшее за революцией 1848- 1849 годов, в России — царствование Николая I и Александра III.

     После того, как террористы застрелили твоего отца, поневоле станешь реакционером. Вот несколько интересных случаев из жизни «реакционера» Александра III.

     Во время царствования Александра III произошёл казусный случай. Однажды солдат Орешкин напился в кабаке и стал буянить. Его попытались остановить, показывая на висящий на стене портрет Александра III, но солдат ответил, что плевал на государя императора, после чего был арестован. Поразительно, но император не стал гневаться и не стал давать ход делу, повелев в будущем своих портретов в кабаках не вешать, а Орешкина освободить и передать ему: «Я на него тоже плевал».

    17 октября  1888 года, во время возвращения с Крыма, императорский поезд сошел с рельс. Произошло знаменитое крушение императорского поезда.  Крыша вагона, в котором находилась семья Александра III, начала проваливаться. Император, обладавший необычайной физической силой, принял на свои плечи падающую крышу и держал ее до тех пор, пока его жена и дети не выбрались живыми и невредимыми из-под обломков. После вызволения семьи, император не мешкал и бросился помогать другим пострадавшим.

      Император Александр III был изобретателем кирзовых сапог. Все дело в его пристрастии к спиртным напиткам. Александр был женат на принцессе Дагмаре из датского королевского дома, несколько представителей которого умерло от алкоголизма,  она на дух не переносила спиртного и приходила в тихое бешенство, когда видела супруга подшофе. Александр был заботливым и любящим супругом и не хотел оскорблять чувства жены, но справиться со своей пагубной привычкой не мог. Выход император нашел в создании сапог с широким голенищем, куда бы легко помещалась фляжка с горячительным. Чтобы фляжка не давила на ногу, с одной стороны ее делали вогнутой.

     В России реакционность часто ассоциируется с именем видного государственного деятеля Константина Петровича Победоносцева. Его биограф Всеволод Меркулов пишет: «Он был противником как либеральных нововведений, отчасти состоявшихся в годы царствования Александра II, так и революционных потрясений, которые удалось временно отвратить при правлении Александра III. После злодейского цареубийства и восшествия на престол Государя Александра Александровича, Победоносцев наиболее остро почувствовал всю опасность революционной крамолы. Именно Победоносцев обратился к новому царю с воззванием: “Вам достаётся Россия смятённая, расшатанная, сбитая с толку, жаждущая, чтобы её повели твёрдою рукою, чтобы правящая власть видела ясно и знала твёрдо, чего она хочет, и чего не хочет и не допустит никак. Все будут ждать в волнении, в чём Ваша воля обозначится. Многие захотят завладеть ею и направлять её”. Победоносцев советовал проявить жёсткость и предостерегал Александра III даже от самой мысли помиловать кровавых убийц его отца. Он живо понимал необходимость самой бескомпромиссной реакции на события, способные ввергнуть Россию в гибельную смуту».

       Можно по-разному относиться к реакционности Победоносцева, но нельзя, глядя на сегодняшнее положение дел, не согласиться, что великий муж России был во многом прав. В 1896 году выходит «Московский сборник» К.П. Победоносцева, который был переведен на многие иностранные языки. В нем Победоносцев подвёрг критике основные устои западноевропейской культуры и принципы государственного устройства, видя основные пороки в «народовластии и парламентаризме», ибо они «родят великую смуту». Народовластие и парламентаризм он называл “великой ложью нашего времени”.  Понятия “свободы прессы”, “парламентаризма”, “конституционного строя”, “народовластия”, “общественного мнения”, представлялись ему лживыми иллюзиями, погубившими Запад и губящими Россию.

      Сущность западного парламента, навязываемого нам в качестве образца для подражания, он определяет следующим образом: «Парламент есть учреждение, служащее для удовлетворения личного честолюбия и тщеславия и личных интересов представителей. Учреждение это служит доказательством самообольщения ума человеческого. Люди, оставаясь при слабостях и пороках своей натуры, перенесли на новую форму все прежние свои привычки и склонности. Как прежде, правит ими личная воля и интерес привилегированных лиц; только эта личная воля осуществляется уже не в лице монарха, а в лице предводителя партии, и привилегированное положение принадлежит не родовым аристократом, а господствующему в парламенте большинству». Парламентские деятели, по мнению Победоносцева, принадлежат, большею частью, к самым безнравственным представителям общества; люди же чести и долга обыкновенно не красноречивы, неспособны «нанизывать громкия и пошлые фразы»; они раскрывают себя и силы свои в рабочем углу своем или в тесном кругу единомышленных людей».

     Вредна, по убеждению Победоносцева, и периодическая печать, так называемая, выразительница общественного мнения. Это сила, развращающая и пагубная, ибо она, будучи безответственной за свои мнения и приговоры, вторгается с ними всюду, во все уголки честной и семейной жизни, навязывает читателю свои идеи и воздействует на поступки массы самым вредным образом. Безусловно, вредно и распространение народного образования, ибо оно не воспитывает людей, а дает лишь знания и привычку логически мыслить. Не соответствующим общественным условиям России Победоносцев считал и суд присяжных. Это учреждение, отмечал он, усиливает случайность приговоров даже в тех странах, где существует “крепкое судебное сословие, веками воспитанное, прошедшее строгую школу науки и практической дисциплины”. “Можно себе представить, – продолжал он, – во что обращается это народное правосудие там, где в государстве нет этой крепкой руководящей силы, но есть быстро образовавшаяся толпа адвокатов, которым интерес самолюбия и корысти сам собою помогает достигать значительного развития в искусстве софистики, для того чтобы действовать на массу; где действует пестрое, смешанное стадо присяжных, собираемое или случайно, или искусственным подбором из массы, коей недоступны ни сознание долга судьи, ни способность осилить массу фактов, требующих анализа и логической разборки; наконец, смешанная толпа публики, приходящей на суд как на зрелище посреди праздной и бедной содержанием жизни; и эта публика в сознании идеалистов должна означать народ”.

   2 апреля 1879 года бывший сельский учитель, студент Петербургского университета А.К. Соловьев стрелял в царя. Высказывая ужас и возмущение, Победоносцев сразу же написал цесаревичу. Письмо заканчивалось так: «Зло так усилилось, что его надобно лечить железом и кровью. Само собой ничего не сделается. Напрасно станет правительство взывать к обществу, к благомыслящим людям. Что же может сделать общество, когда надо действовать всею силою законной власти, а право разыскивать, судить и карать принадлежит одному правительству, а оно отказывается им пользоваться, уклоняется, колеблется. Может прийти минута, когда народ в отчаянии, не узнавая правительства, в душе от него отречется и поколеблется признать своею ту власть, которая, вопреки Писанию, без ума меч носит. Это будет минута ужасная, и не дай Бог нам дожить до нее».