RSS Feed

Резкость

02.07.2013 by petr8512

 

Я с детства не любил овал, я с детства угол рисовал.

Павел Коган

      Резкость как качество личности – склонность общаться слишком прямолинейно, нелицеприятно, обидно для окружающих, проявлять не мягкий характер, не дипломатичность, невежливость, разговаривать с кем-то слишком категорично.

       Герой севастопольской эпопеи адмирал П. Кислинский славился, среди прочего, резкостью. Часто беспричинно и слишком резко он отзывался об окружающих. В гневе Кислинский никого не щадил, от него одинаково попадало и офицерам, и матросам. Но, тем не менее, адмирала любили за безграничную доброту, за товарищеское обращение с младшими, за участливость к нуждающимся и снисходительность к провинившимся. Под командой Кислинского одно время находился в чине лейтенанта второй сын императора Николая I – великий князь Константин Николаевич. На одном из морских учений Кислинский заметил, что его высочество к чему-то отнесся не очень внимательно. Адмирал моментально вспылил и крикнул: – Служить, так служить, а не то – в отставку! Вся команда во главе с великим князем рассмеялась. Кислинский нахмурился, суровым взглядом окинул подчиненных и только через минуту сообразил причину веселости команды. – Виноват, ваше императорское высочество, – проговорил он, – сбили меня с толку. Великий князь милостиво улыбнулся строгому адмиралу, тем дело и кончилось.  

     Резкость – это грубая энергия, оказавшаяся на языке, минуя разум. Когда нужно закусить язык, чтобы не обидеть окружающих, он – предатель, мелет, что попало на ум, находящийся под влиянием взбудораженных чувств. «Резкость, грубость, крик, настойчивость — все это признаки не смирения, а явной гордости», – говорил патриарх Никон. Стоит гордыни взыграть через своего представителя – ложное эго и тогда  прячься народ – резкость идёт. Как торнадо, она уничтожает даже  слабый намёк на продление общения. Под горячую руку может попасть любой, кто каким-то образом возмущает разбушевавшееся ложное эго.

       Резкость – это бушующий внутренний огонь, но его невидимые языки пламени обжигают находящихся рядом. Обычно резкость проявляется   в купе с родственными ей качествами личности – дерзостью, импульсивностью, горячностью, задиристостью и вспыльчивостью. Квартет или квинтет этих качеств личности способен вогнать в дрожь вежливость и вызвать симпатию у грубости. Выражаясь математическим языком, резкость – это неравенство, в котором резкость больше вежливости, но меньше грубости.

      Однажды Пушкин пригласил нескольких друзей в дорогой ресторан Доминика. Во время обеда туда зашел граф Завадовский, известный петербургский богач. – Однако, Александр Сергеевич, видно, туго набит у вас бумажник! – не преминул заметить граф. – Да ведь я богаче вас, вам приходится иной раз проживаться и ждать денег из деревень, а у меня доход постоянный – с букв русской азбуки, – не уступил Пушкин.

       Резкость – мужское качество личности. Кто может нивелировать негативные стороны этого качества? Только женщина. Именно ей природа дала способность смягчать своей женской энергией мужскую энергию резкости. Когда этого не происходит, мужская энергия становится грубой, холодной, равнодушной и эгоистичной. Если у женщины нет мягкосердечия, мужчина становится резким, черствым, жестким, с ледяным, как у Кая, сердцем. В этом контексте, мужчина должен осознавать, какую важную роль играет женщина в его жизни. Без женщины он обречен на отсутствие мягкости, эмоциональный голод, каменное сердце и нежелание о ком-либо заботиться. Мужчина, как правило, не может жить ради себя, без проявления о ком-то заботы и покровительства. Забота проявляется через ощущение эмоционального мира женщины, через взятие на себя ответственности за её эмоциональное состояние. Холодно отдать зарплату – это суррогат заботливости.

       Женщине, наоборот, нужна защита и покровительство. Иными словами оба пола взаимно дополняют друг друга, уравновешивая недостатки и стимулируя развитие достоинств. Мужчина защищает женщину от её же чувств и эмоций, которые в разы сильнее мужских. Благоразумная женщина добровольно уступает лидерство в семье мужчине. Тем самым она воодушевляет мужчину на активное, ежедневное  доказывание внешнему миру, что он ему должен деньги. Ему хочется защищать свою женщину от материальных и других жизненных трудностей. В свою очередь женщина, относясь к мужчине, как к лидеру, спасает его от порока резкости, смягчает его ментальную грубую энергию.

        Наталья Гончарова – жена А.С. Пушкина ничего не смогла поделать с его резкостью и вспыльчивостью. Историки установили, что в жизни А. С. Пушкина было 29 состоявшихся и не состоявшихся дуэлей. Поэт был далеко не дилетантом в стрельбе, попадал с 20 шагов пуля в пулю. Пушкин по своей природе был добрым человеком, но вдруг, в нём без видимых причин вспыхивал огонь, обжигающая энергия которого толкала поэта к резкости, что выливалось в многочисленные дуэли. Поскольку дуэли были запрещены, он даже был на почетном месте в особых списках полиции в качестве карточного понтера и дуэлянта.

    «Из дневника и воспоминаний» И. П. Липранди: «Пушкин имел страсть бесить молдаван, а иногда поступал с ними и гораздо хуже. Вот случай, памятный до сих пор в тамошнем крае. Жена молдаванского вельможи Балша сказала Пушкину какую-то оскорбительную дерзость. Пушкин отправился за объяснениями к ее важному супругу, который дал ему ответ неудовлетворительный. Пушкин назначил ему на другой день свидание в постороннем доме. Там он ему доказывал, что с женщиной иметь объяснения невозможно, ибо объяснение с нею ни к чему не приводит, но с мужем же ее дело другое, ему, по крайней мере, можно дать пощечину. И в подтверждение слов своих Пушкин исполнил сию угрозу над лицом тяжеловесного молдаванина».

      Сохранилось письмо Пушкина к Дегильи, которого он вызвал на дуэль. Биограф поэта П. В. Анненков назвал его «неслыханно презрительным и дерзким». Вот это письмо: «К сведению г. Дегильи, бывшего офицера Французской службы. Недостаточно быть трусом: надо еще быть им откровенно. Накануне дуэли на саблях, с которой улепетывают, не пишут на глазах своей жены плаксивых жалоб и завещания; не сочиняют нелепых сказок перед городскими властями в целях воспрепятствовать царапине; не ставят в неловкое положение ни своего секунданта, ни генерала, который удостаивает чести принимать в своем доме невежу. Я предвидел все то, что произошло, и досадую, что не держал пари. Теперь все кончено, но берегитесь. Примите уверение в тех чувствах, которые вы заслуживаете. Пушкин. 6 июня 21 г. Заметьте еще, что теперь я сумею, в случае надобности, пустить в ход свои права русского дворянина, так как вы ничего не понимаете в праве оружия».

       В некоторых случаях инициатором дуэли был не Пушкин, а его проявленная резкость, оскорбительная для других. Из воспоминаний Н.А.Маркевича: «…он (Кюхельбекер) воспитывался в Лицее с Пушкиным, Дельвигом, Корфом и др., успел хорошо в науках и отличался необыкновенным добродушием, безмерным тщеславием, необузданным воображением, которое он называл поэзией, раздражительностью, которую можно было употреблять в дурную и хорошую стороны. Он был худощав, долговяз, неуклюж, говорил протяжно с немецким акцентом… Пушкин любил Кюхельбекера, но жестоко над ним издевался. Жуковский был зван куда-то на вечер и не явился. Когда его спросили, зачем он не был, он отвечал: «Мне что-то нездоровилось уж накануне, к тому пришел Кюхельбекер, и я остался дома». Пушкин написал:

За ужином объелся я,
Да Яков запер дверь оплошно,
Так было мне, мои друзья,
И кюхельбекерно и тошно.

     Кюхельбекер взбесился и вызвал его на дуэль. Пушкин принял вызов. Оба выстрелили, но пистолеты были заряжены клюквою, и дело кончилось ничем…»

       Однажды Пушкина вызвал на дуэль статский советник Ланов, страшно любивший выпить. Встретились две резкости. Вспоминает П.И.Долгоруков. Ланова «пригласили на какой-то обед, где находился и Пушкин; за обедом чиновник заглушал своим говором всех, и все его слушали, хотя почти слушать нечего было, и наконец договорился до того, что начал доказывать необходимость употребления вина как лучшего средства от многих болезней. — Особенно от горячки, — заметил Пушкин. — Да таки и от горячки, — возразил чиновник с важностью, — вот-с извольте-ка слушать: у меня был приятель, некто Иван Карлович, можно сказать, человек, лет десять секретарем служил; так вот-с, он просто нашим винцом от чумы себя вылечил: как хватил две осьмухи, так как рукой сняло. — При этом чиновник зорко взглянул на Пушкина, как бы спрашивая: ну что вы на это скажете? У Пушкина глаза сверкнули: удерживая смех и краснея, он отвечал: — Быть может, но только позвольте усомниться. — Да чего тут позволить, — возразил грубо чиновник, — чего я говорю, так — так; а вот вам, почтеннейший, не след бы спорить со мною, оно как-то не приходится. — Да почему же? — спросил Пушкин с достоинством. — Да потому же, что между нами есть разница. — Что ж это доказывает? — Да то, сударь, что вы еще молокосос. — А, понимаю, — смеясь, заметил Пушкин, — точно есть разница: я молокосос, как вы говорите, а вы виносос, как я говорю. При этом все расхохотались, противник не обиделся, а ошалел…» К тому же Пушкин к окончанию обеда сочинил стихи, которые только добавили масла в огонь. Смех присутствующих на обеде людей, вывел из себя резкого Ланова, и он стал настаивать на дуэли. А стихи были крайне резкими:

Бранись, ворчи, болван болванов;

Ты не дождешься, друг мой Ланов,

Пощечин от руки моей.

Твоя торжественная рожа

На бабье гузно так похожа,

Что просит только киселей.