RSS Feed

Резонёрство

12.03.2015 by petr8512

Резонер — рассуждающий человек, не умеющий делать неожиданных выводов.

Петр Землянухин

Сноб уверяет, что только на его голове настоящая шляпа;

резонер настаивает, что только под его шляпой настоящая голова.

Честертон

– Нельзя бороться с дураками и резонёрами их оружием, – отхлёбывая какао,

сказал я. – Почему? – Они этим оружием лучше владеют, поверь.

Либо проиграешь, либо шерсть из ушей полезет.

Сергей Лукьяненко. Временная суета

      Резонёрство как качество личности – склонность вести пространные рассуждения (обычно нравоучительного характера),  рассуждать о нравственности, утомляя длинными рассуждениями и глупыми противоречиями.

    Кто такой резонёр? Согласно Историческому словарю –  сценическое амплуа: актер, исполняющий роли рассудочных людей, склонных к назидательным рассуждениям. В широком значении — человек, склонный к пространным рассуждениям, нравоучениям.

    Согласно словарю литературоведческих терминов – резонёр – (от франц. raisonner – рассуждать) – персонаж драматургического или эпического произведения, не принимающий участия в развитии действия, но произносящий речи, отражающие взгляды автора, его мнение о событиях, персонажах, эпохе. Популярен в просветительской литературе (романы Ж.-Ж. Руссо, Д. Дидро) и драматургии классицизма. Типичными резонёрами являются Клеант в “Тартюфе” Ж.-Б. Мольера и Стародум в комедии Д.И. Фонвизина “Недоросль”. Склонность к резонерству обнаруживается в Чацком (“Горе от ума” А.С. Грибоедова) и Кулигине (“Гроза” А.Н. Островского). В настоящее время термин «резонер» обычно употребляется для характеристики художественно неубедительных, слишком прямолинейно морализаторствующих персонажей.

    Под резонерством в клиническом плане понимают вид нарушения мышления, при котором больной много рассуждает без какой-либо конкретики и целенаправленности, а также с бесплодным многословием. Лучшее определение дал Иван Петрович Павлов: Резонерство мышления — это «склонность к бесплодному мудрствованию», «словесная опухоль».

      Особенно вредно и опасно резонёрство при воспитании детей.  Философ Жан-Жак Руссо писал по этому поводу: «Никогда не следует прежде времени рассуждать с детьми о высоких материях, резонерствовать. Ничего нет пошлее детей, с которыми резонерствовали. Рассудок развивается после всех других способностей, и начинать с него — значит начинать с конца. Если бы причины, резоны всех вещей были понятны детям, тогда их нечего было бы и воспитывать».

   Резонер склонен к пустым, бесплодным, основанным на поверхностных, формальных аналогиях рассуждениям. Это проявляется в неадекватном реальной ситуации мудрствовании, многословности и банальности суждений. При этом цель мыслительной задачи отодвигается на задний план, а на передний выдвигается стремление  резонёрствовать.

    В чём причины резонерства? Прежде всего, в гордыни, чрезмерной потребности в «самовыражении» и «самоутверждении».

    С.В. Познышев  исследует разницу между идейными преступниками и резонёрами: «Между ними большая разница. Первые совершают преступление ради торжества известной моральной или социальной идеи, которой они подчиняют свою личность и поведение. Вторые пытаются подвести идейный базис под свое стремление к удовлетворению известных своих потребностей; они прикрывают личные цели известными общими идеями и через посредство последних получают особую энергию для достижения этих целей. Одни приносят в жертву торжеству известных общих идей свои личные интересы, а иногда и целиком свою личность. Другие пользуются известными общими идеями для торжества своих личных целей. Не следует думать, однако, что в резонерстве есть элемент сознательной лжи. Нет, настоящее резонерство бывает вполне искренним, а его своекорыстный, личный элемент может быть скрыт под общими фразами так глубоко, что станет незаметен самому субъекту. Разница между теми и другими преступниками в самом содержании идей, лежащих в основе их предрасположения к преступлению. В одном случае, это моральная или социальная идея, которая получает свое осуществление в чем-либо объективном, по отношению к данному субъекту, и если приносит ему какую-либо пользу, то как отражение известного объективного порядка. В другом случае, это идея, осуществляющаяся в рамках жизни данного субъекта, в известных формах его существования и, притом, идея всегда ложная, так как только ложная идея может разрешить человеку преступление ради его личных целей. У преступников-резонеров мы встречаем кривую логику, софистические уловки. Отсюда не следует, конечно, что те идеи, которыми руководятся идейные преступники, всегда верны. Нет, и они часто ложны, но могут быть и верны».

      Яркое олицетворение резонёрства – Виталий Коротич.  Олесь Гончар оставил в своем дневнике следующую любопытную запись: “Просто диву даешься, читая, как самоуверенно, с каким апломбом В.Коротич… поучает читателей “Огонька”, с пасторским благолепием наставляет их на стезю моральности… За кого они нас принимают, подобные морализаторы? Неужели и вправду думают, что Союз писателей уже забыл, кто чем занимался и кто чего стоит?” В статье  С. Гаража «Клуб резонёров» журналист рассказывает, как  в своем резонерском монологе на телевидении В.Коротич в очередной раз заявил о своем неприятии коммунистической идеологии (он это делает всенепременно при каждом появлении на публике, приправляя признания той или иной дозой словесного яда), присмотримся повнимательнее, “чем занимался и чего стоит” наш оппонент.

      В.Коротич, в частности, сокрушался, что в нашем нынешнем обществе то и дело проявляется чувство ненависти. Эта ненависть, заявил резонер, “заимствована из советских времен”. Если допустить, что это так, то кто же был ревностным носителем, распространителем, провод­ником ненависти? В 1985 году именно В.Коротич был удостоен Государственной премии СССР за книгу “Лицо ненависти”, содержавшую убийственную критику Соединенных Штатов Америки. Олесь Гончар записал в те дни в дневнике: “Я не воспринимаю писаний, которые культивируют ненависть. А некоторые литераторы именно этим и заняты, скажем наш Виталий Коротич. Было время для науки ненависти, и литература сказала тогда свое слово”.

    Другой крупный писатель, на этот раз русский, Валентин Распутин писал об этой же связке — В.Коротич и тема ненависти — в 1998 году: “Небезызвестный Виталий Коротич, сбежавший от плодов своей “деятельности” в Америку, читает в Бостонском университете курс лекций на тему “Ненависть как основная категория общественного сознания” — речь идет о России. Ненавистник России, он пытается свою душонку выдать за душу страны, которой пакостил”.
     В Москве В.Коротич возглавил редакцию журнала “Огонек”. 19 августа 1991 года, в день “путча ГКЧП”, В.Коротич внезапно исчез из Москвы, но тут же “нашелся” в Соединенных Штатах Америки. В прессе отмечалось, что слово “предатель” было самой мягкой из характеристик, что прозвучали в коллективе редакции “Огонька” вслед главному редактору, без предупреждения бросившему журнал и людей, в нем работавших, на произвол судьбы.