RSS Feed

Самодовольство

24.05.2013 by petr8512

Самодовольство – самый большой грех потому, что содержит в себе зародыш

духовной смерти, источник духовного роста – сознание несовершенства

 Валентин Свенцицкий  “Письма одинокого человека”

       Самодовольство как качество личности – склонность проявлять безграничное довольство собой, быть самому себе чрезмерно угодным, не видеть собственные недостатки, ставить себя выше других.

        Самодовольство – опьянение самим собою.

       Летал орел в высоте, наслаждался красотою мира и думал: «Я пролетаю большие пространства и вижу долины и горы, моря и реки, луга и леса; вижу множество зверей и птиц; вижу города и селения, и как живут люди; а вот деревенский петух ничего не знает, кроме своего двора, где видит всего лишь немного людей и скота; полечу к нему и расскажу о жизни мира». Прилетел орел на крышу сельского дома и видит, как храбро и весело гуляет петух среди своих кур, и подумал: «значит, он доволен своею судьбою; но все-таки расскажу ему о том, что знаю я». И стал орел говорить петуху о красоте и богатстве мира. Петух сначала слушал со вниманием, но ничего не понимал. Орел, видя, что петух ничего не понимает, опечалился, и стало ему тяжело говорить с петухом; а петух, не понимая, что говорит орел, заскучал, и стало ему тяжело слушать орла. Но каждый из них оставался доволен своею судьбою.

       Когда говорят: «довольный ум — это непрестанный праздник», справедливо отмечают, что довольство – добродетель, приносящая душевный покой, благодать, к которой стремится каждый человек. Мы счастливы, когда у нас именно такое состояние – унисон души и разума.  Богат не тот, у кого мало, а кому мало. Удовлетворенное состояние души не имеет ничего общего с ленью, апатией, то есть оно не становится преградой для процветания и развития человека. Довольство, наоборот, делает нас сильными, уверенными, побуждает совершенствоваться, ограждает от эгоизма. Человек становится еще более энергичным, спокойным, миролюбивым и сосредоточенным на своих целях. В состоянии совершенного довольства человек обретает полную невозмутимость и единство души и разума.

      Самодовольство – принципиально иное качество личности. Как ложка дегтя портит бочку меда, так самость превращает добродетель довольства в порок самодовольства.  «Ложкой дегтя» здесь служит гордыня, человек безгранично доволен собой. Он надувается, как мыльный пузырь. Казалось бы, одна ложка, но получается горькое несъедобное блюдо.  Самая главная горечь самодовольства – отрицание роста, развития и совершенствования личности.  Самодовольный человек становится тормозом всему зарождающему, безжалостно уничтожая ростки нового. Самодовольство человечества –  каменная лодка прогресса. Если бы человечество улеглось на перину самодовольства, то, не заметив как, быстро оказалось бы в состоянии человека, страдающего болезнями позвоночника.

         Самодовольство может быть внешним и внутренним. Разбавив довольство гордыней, хвастовством и самолюбованием, человек создает автопортрет и теперь нуждается в оценке окружающих. Лесть, угодничество и подхалимаж людей ложатся новыми мазками на автопортрет. Подобно страстному коллекционеру самодовольство собирает лишь благозвучные отзывы о себе и заботливо дорисовывает свой  неповторимый образ. Зависимость от чужого мнения самодовольство прячет за мнимой самодостаточностью и самобытностью убеждений.

         Хотя  автопортрет самодовольства постоянно дорабатывается, оно без всякой скромности готово демонстрировать его широкой общественности в торжественной обстановке. Исполненное спесивостью и чванством, оно готово, как опытный экскурсовод, обстоятельно рассказывать любопытным о каждом мелком нюансе картины и о многозначительных деталях, выписанных на ней автором.  Как портрет «Джоконды» экспонировали во многих музеях мира, так и самодовольство готово возить автопортрет по всему свету. И люди придут посмотреть. Кому ж не понравится атмосфера фиесты, праздничного карнавала, веселья и улыбок? На вернисаже самодовольства нет места депрессии, угнетенности и унынию. Оно бодрит как солнце, воздух и вода. В театре человеческой гордыни спектакль самодовольства неизменно проходит с аншлагом.

        Похмельем для окружающих становится абсолютное равнодушие самодовольства к их заботам и тревогам. Поверхностное по своей сути самодовольство палец о палец не ударит, чтобы кому-то помочь и поддержать. После эйфории торжеств холодным душем для окружающих становится отсутствие всякого к ним внимания и сочувствия. Внешнее самодовольство, то есть выставленное напоказ, иногда отдает предпочтение не откровенной восторженности, а, наоборот, многозначительному «надуванию щек». Молчание – золото, за ним самодовольство подчеркнуто демонстрирует свою значимость и мнимую силу. Оно усвоило, что сила в безразличии. Доказывать что-то, значит, проявлять слабость. Зачем говорить? «Посмотрите, как я успешно и удачливо», – говорит оно едва слышно, заставляя других прислушиваться к голосу успеха. Не громким тихим словом оно заполняет все пространство вокруг себя. Самодовольство в самозабвении любопытно для любого режиссера своим контрастом от трогательности до брезгливости и неприязни.

       Как и внешнее, внутреннее самодовольство тоже представляет большущий интерес для равновесных сил. Создается избыточный потенциал, когда самодовольство начинает непомерно раздувать свою гордыню перед самим собой, словно перед зеркалом. «Я столько достиг. Я великий, я самый, я гениальный!», – ликует  оно. Равновесным силам не нравится эта похвальба, ведь самодовольный человек не способен к развитию, открытиям и свершениям.  Мозг костенеет от самовосхищения. Они не были бы против, если бы человек обратился к своему Ангелу-хранителю со словами: «Ты молодец, что помог мне всего этого достичь. Без тебя я бы не смог это сделать».  Эти слова не создают избыточный потенциал, в них нет гордыни, они не снижают желание к дальнейшему росту и совершенствованию.

        Сытое самодовольство низвергает человека в невежество и деградацию. Оно уверено, что все знает.  «Мне не нужны чужие знанья, я все уроки мирозданья уже постигло», – уверяет самодовольство и ничего не хочет воспринимать. «Самодовольный человек – затвердевшая опухоль на груди общества», – писал Максим Горький. Усвоение нового знания требует смиренности, готовности слушать. Быть «послушником» не входит в правила поведения самодовольства. Всю входящую информацию оно пропускает через фильтр своего раздутого ложного эго. Всё, что не соответствует его представлениям, отвергается и не рассматривается. Каждая фраза самодовольства – это абсолютная истина в последней инстанции. На все и вся у него заготовлены ответы.  «С ученым видом знатока» оно менторским тоном глаголит истину.   

        «Конек» самодовольства – наставлять и поучать других, это его тайная страсть и наслаждение.  Оно – гуру на все случаи жизни. Без пророческих советов, прозорливых экспертных заключений и гениальных прогнозов оно чахнет, хиреет и сдувается, как прострелянный воздушный шар.   Но как только на горизонте замаячит очередная жертва для нравоучений, самодовольство подползает к компрессору и надувается до прежних габаритов, опять чувствуя себя неповторимой самостью.  Опять можно поучать «пустоголовых баранов» мудростям жизни. Прописные сентенции в устах самодовольства звучат как его собственные афоризмы.

    Самодовольство принадлежит к тем порокам, которые видны даже ребенку. Как из земли прет сорняк, так самодовольство обнаруживается со всей очевидностью во всем богатстве своих проявлений. Самодовольство – результат сравнивания себя с менее успешными людьми. Недовольство собой в сравнении с более удачливыми соперниками с лихвой компенсируется за счет противопоставления себя неудачникам. Тревога и беспокойство о том, чтобы всегда в чем-то превосходить остальных, свидетельствует о низкой самооценке подсознания  самодовольного человека. Об этом он, естественно, и не подозревает. Чтобы забраться в лабиринты подсознания, нужно желание и умение к самоисследованию, именно с этим у самодовольства дефицит. Забота постоянно поддерживать имидж своей безграничной неповторимости взамен на восхищенные или завистливые взгляды – горькое и сомнительное удовольствие. Как пел Булат Окуджава: «На новый лад судьбу не перешить. Самодовольство — горькое блаженство».

       Пороку самодовольства нужно указать порог, как советует притча: Проходя через один город, мастер Янцзы зашел на постоялый двор. У хозяина двора были две наложницы: красивая и безобразная. Хозяин ценил безобразную, а красивой пренебрегал. На вопрос Янцзы, какая тому причина, он ответил: — Красавица сама собой любуется, а я не понимаю, в чем ее красота. Безобразная сама себя принижает, а я не понимаю, в чем ее уродство. — Запомните это, — сказал Янцзы своим ученикам. — Действуйте достойно, но гоните от себя самодовольство — и вас полюбят всюду, куда бы вы ни пришли.