RSS Feed

Самоизоляция

21.07.2014 by petr8512

Под самоизоляцией человека нетрудно обнаружить

фундамент из честолюбия и тщеславия.

Альфред Адлер

Я отделен ото всех вещей пустым пространством, через границы

которого я даже и не стремлюсь пробиться.

Франц Кафка

На протяжении длительнейшего периода жизни человечества ни что не внушало

большего страха, чем чувство самоизоляции.

Фридрих Вильгельм Ницше

       Самоизоляция как качество личности –  склонность сознательно отделять себя от общества,  создавать внешнюю видимость принадлежности к какой-то группе, не чувствуя себя членом этой группы.

     Мышка убежала от врагов в расщелину громадной скалы. Она сделала себе неплохое убежище, вполне уютное. Натаскала зёрен с поля, и теперь чувствовала себя свободной делать то, что она захочет. Можно слушать завывание ветра, шум падающих со скалы камешков, шелест капель дождя, а можно было и не слушать то, что она слушала. Можно было бы погулять, выйдя из норки — но там враги, могут поймать и проглотить, ведь она такая маленькая. Лучше сидеть в уютной норке и чувствовать себя свободной и счастливой. Она забыла со временем, какое бывает солнце, как светит луна и как красиво звёздное небо. Так как над ней была скала, мышка не могла проделать выход наверх и, получив малое, она потеряла большое.

       Самоизоляция – прямая дорога в кабинет психиатра. Это правило справедливо, если человек находится под влиянием энергии страсти или невежества. Самоизоляция в благости – это когда личность выросла из тесных штанишек несовершенного общества. Ее уже не утраивают устаревшие взгляды группы, ей видится убогим миропонимание этой группы. Когда зрелая, целостная личность осознает пропасть между собой и обществом, она уходит в самоизоляцию. Зрелая личность, если ничего сделать нельзя, оставляет общество с его ограничивающими убеждениями, предрассудками и заблуждениями. Следовать прогнившим стандартам, косным взглядам, закостенелым идеям, значит предать себя. Когда тебя никто не хочет слушать и слышать, единственный разумный выход – самоизолироваться, свести к минимуму общение с людьми – приверженцами антагонистичных взглядов.

       Это положительная, благостная самоизоляция, являющаяся элементом духовного роста. Человек не желает осквернять своё сознание грязью невежества, конформизма, приспособленчества и, заботясь о чистоте своего разума, уходит в благостную самоизоляцию с ее высокими стандартами, требовательностью к себе, целеустремленностью, совестливостью и нравственностью.

      Самоизоляция дружит с аскетизмом, в частности с такой его формой как отшельничество. Человек в силу своих убеждений добровольно отрекается от мирской жизни, максимально ограничивая свои социальные контакты. Лишая себя межличностного общения, он уходит в пустынные места. Зачастую отшельничество является панацеей от социальной опасности (например, вспомним старообрядцев, укрывавшихся от преследования властей), но всё же сегодня эта практика связывается с духовным развитием.

     Самоизоляция в страсти и в невежестве стоит на платформе скрытности. Человек,  де – факто являясь членом какой-либо партии, на самом деле не принимает ее идеологию и программу.  Формально он член партии, но фактически и психологически такой человек «ложится на крыло» самоизоляции.  Он отделяет себя от партии, несмотря на то, что платит ей членские взносы. Конформные, корыстные, конъюнктурные интересы побуждают его находиться под «крышей» партии, но душой он от нее далеко – далеко. Под внешней декорацией преданности идеалам партии скрывается самоизоляция. Он может одеваться, как все члены партии, вести себя аналогично их поведению и реакции на обстоятельства жизни, но внутри не считать себя членом партии, внутренне дистанцироваться от неё.  

      Самоизоляция может стать следствием действий, отвергаемых обществом. Например, революционная борьба не соответствует устоям общества и ее приверженца подвергают гражданской казни.  В России XVIII-XIX вв. – это был вид вид позорящего наказания для дворян. Осужденного привязывали к позорному столбу и ломали шпагу над головой в знак лишения всех прав состояния (чинов, сословных привилегий, прав собственности, родительских и т.д.).

    19 мая 1864 года на Мытнинской площади в Петербурге состоялось событие, которое навсегда вошло в летопись русского освободительного движения. Было дождливое, хмурое петербургское утро. На эшафот поднялся Николай Гаврилович Чернышевский. Палач снял с него шапку, и началось чтение приговора. Не очень грамотный чиновник делал это громко, но плохо, с заиканиями, с передышками. В одном месте он поперхнулся и едва выговорил “сацалических идей”. По бледному лицу Чернышевского скользнула усмешка. В приговоре объявлялось, что Чернышевский “своею литературной деятельностью имел большое влияние на молодых людей” и что “за злоумышление к ниспровержению существующего порядка” он лишается “всех прав состояния” и ссылается “в каторжную работу на 14 лет”, а затем “поселяется в Сибири навсегда”. Дождь усиливался. Чернышевский часто поднимал руку, обтирая холодную воду, струившуюся по лицу, сбегавшую за воротник пальто. Наконец чтение прекратилось. “Палачи опустили его на колени. Сломали над головой саблю и затем, поднявши его еще выше на несколько ступеней, взяли его руки в цепи, прикрепленные к столбу. В это время пошел очень сильный дождь, палач надел на него шапку. Чернышевский поблагодарил его, поправил фуражку, насколько позволяли ему его руки, и затем, заложивши руку в руку, спокойно ожидал конца этой процедуры. В толпе было мертвое молчание,- вспоминает очевидец “гражданской казни”.- По окончании церемонии все ринулись к карете, прорвали линию городовых… и только усилиями конных жандармов толпа была отделена от кареты. Тогда… были брошены ему букеты цветов. Одну женщину, кинувшую цветы, арестовали. Кто-то крикнул: “Прощай, Чернышевский!” Этот крик был немедленно поддержан другими и потом сменился еще более колким словом “до свидания”. На другой день, 20 мая 1864 года, Чернышевский в кандалах, под охраной жандармов был отправлен в Сибирь, где ему суждено было прожить без малого 20 лет в отрыве от общества, от родных, от любимого дела.

      В самоизоляции находился и знаменитый писатель и публицист А.И. Герцен. Писатель Николай Стариков рассказывает о таком эпизоде его жизни: «Владелец тысяч крепостных крестьян,  Герцен, жил на средства от своих имений. Русский император призывает всех подданных вернуться домой из охваченной революцией Европы — Герцен отвечает отказом. Неоднократные «предложения» и приказы вернуться не действуют. Тогда Николай I решает склонить своего мятежного подданного к послушанию экстраординарными мерами. «…Надо велеть наложить запрещение на его имение, а ему немедля велеть воротиться» — накладывает резолюцию русский монарх. Логика правительства была простой и понятной — если перекрыть борцу с темным царством финансовый ручеек, то он должен покориться. Потому, как вряд ли захочет лишиться своего крупного состояния.

     Поначалу Герцен банально прятался. В течение года (!) ни Министерство иностранных дел, ни русская миссия в Париже просто не могли бунтаря найти. Он просто на время испарился, исчез. Почему будущий смелый обличитель самодержавия сразу не послал это самое самодержавие куда подальше? Он вовсе не хотел терять свои деньги, но и ехать в Россию не желал. Наконец русский консул в Ницце сумел наконец-то передать ему царский приказ о возвращении. Отказ вернуться в письменном виде пришел через три дня. Отчего же прятавшийся более года Герцен, теперь отвечает царю моментально? Потому, что он нашел себе могущественного покровителя и теперь мог не беспокоиться за судьбу своих капиталов.

    Российский суд накладывает арест на все имущество Герцена. Но не будем ронять скупую слезу — светочу русской литературы не пришлось мыть посуду в парижских бистро. Зная, что его имущество арестовано, Герцен отправился к богатейшему человеку Франции — барону Ротшильду. И продает ему билеты московской сохранной казны, на которые был наложен в России арест. Ротшильд выплатил деньги, а потом в свою очередь потребовал оплаты билетов у своего русского контрагента — одного петербургского банкира. Тот ответил, что этого сделать не может, в силу запрета властей.

   Герцен не был родственником Ротшильда, как не был и другом барона. Более того — Герцен обманул банкира, всучив ему арестованные активы. И вот вместо того, чтобы просто потребовать деньги назад у лжеца Герцена, барон Ротшильд пригрозил бойкотом России со стороны международных финансовых институтов! Банкир потребовал у своего петербургского партнера получить аудиенции у министра иностранных дел и министра финансов и заявить, что он, Ротшильд, «советует очень подумать о последствиях отказа, особенно странного в то время, когда русское правительство хлопочет заключить через него новый заем».

    Кто для барона Ротшильда важнее — мелкий вкладчик Герцен или Российская империя, крупнейший заемщик прошлого, настоящего и будущего? Ротшильд решил, что… Герцен. Николай I, наоборот решил, что важнее всего, хорошие отношения с главными финансистами того времени. В итоге русский царь выплатил барону все причитающиеся суммы, даже с процентами и процентами на проценты. Лояльность банковского мира ему была важнее.

   А вот почему Ротшильд так поступил, остается загадкой. Если, конечно, забыть, что через небольшой промежуток времени именно Герцен становится первым «профессиональным» борцом с Россией, начав выпускать в Лондоне первые антирусские издания. Причем, ровно накануне начала Крымской войны. «Деньги — независимость, сила, оружие. А оружие никто не бросает во время войны, хотя бы оно и было неприятельское, даже ржавое» — напишет позднее Герцен.

    Так он объявил войну своей Родине. Оттого-то банкир Ротшильд так его и опекал».