RSS Feed

Самонадеянность

27.04.2013 by petr8512

       Вы стройны и во всей красе,
Ваш вид надменен, взгляд рассеян.
В того невольно верят все
Кто больше всех самонадеян.

  И. Гёте                

           Самонадеянность как качество личности – склонность к чрезмерной, необоснованной уверенности в собственных силах, возможностях и сопутствующей удаче.

      К одному князю пришел учитель боевых петухов и предложил потренировать боевого петуха князя. Князь согласился. Прошло десять дней. – Ну как, спросил князь, – мой петух готов к бою?! – Нет, нет! Он слишком самонадеян и рвется драться. Его нельзя выпускать! Прошло еще десять дней. – Ну а теперь? – Нет еще рано, он очень нервный, на все реагирует. Его нельзя выпускать. Прошло еще десять дней. – А теперь? – Рано еще. Сила и ярость переполняет его, прорывается наружу, и это заметно. Прошло еще десять дней. – Ну а теперь-то готов? – Теперь почти готов. Он подвижен и словно вырезан из дерева. На чужие крики не реагирует. Но другие петухи не хотят с ним драться и, едва завидев, с криком убегают прочь.

     Человеческой природе свойственно сильно переоценивать собственные силы, знания и умения. Самонадеянность сама всё знает, лучше всех всё понимает и не нуждается ни в чьих «глупых» советах. В связке с безрассудством она слишком много  на себя берет, пытается объять необъятное, поднять неподъемное, нисколько не опасаясь, что от непомерных потуг может выскочить «грыжа или развязаться пупок».

   Самонадеянность – родная сестра невежества. «Плавали – знаем», – безапелляционно заявляет она и беззаботно бросается на рифы жизни. Чем более компетентен человек в какой-либо сфере жизни, тем больше он осознает сокрушительную силу неопределенности с ее непредсказуемыми сюжетами, реализацией рисков и всевозможных угроз. Бернард Шоу заметил: «Невежды – самонадеянны, а сведущие – полны сомнений». Проявляя во всем экономию и бережливость, будучи недоверчивой в мелочах, невежество несет деньги в коммерческий банк с сомнительной репутацией. Практически не читая договор, она отдает большие деньги «чужому дяде» в расчете получить проценты по депозиту. На рынке за каждый рубль торговалась, а в банке проявляет удивительную опрометчивость, беззаботность и глупость. Если бы самонадеянность не была бы в одной упряжке с невежеством, она бы знала о валютных, процентных, страновых, операционных и репутационных рисках и той неслыханной их силы во времена кризисов и «бегства вкладчиков».

        Неопытная самонадеянность проживает в стране «непуганых людей», пока ее не клюнет в известное место жареный петух. Уверенная в своей непогрешимости, она полагает свои силы безусловно достаточными, а алгоритм своих действий и поступков – оптимальной, единственно верной дорогой к намеченной цели. Поскольку она сама знает, как все сделать, сторонние замечания, наставления и предупреждения не принимаются в расчет. При таком подходе самонадеянность остается не только без руководства, но и без сторонней помощи, одна одинешенька. Один в поле не воин, врагу легко с ним справиться.

       Почувствовав воздух свободы от чужих советов, окрыленная и возбужденная самонадеянность превращается, как шаровая молния, в сгусток энергии. Всё на свете ей кажется по плечу, она воодушевленно поет: «Нам нет преград  ни в море, ни на суше, нам не страшны не льды, ни облака». Когда сердце бьется, как пламенный мотор, первое время какие-то намерения самонадеянности могут и осуществиться, но постепенно силы истощаются, и в теле, и в разуме накапливается, как говорят спортсмены, «молочная кислота» – мерило усталости. «Мышцы» разума болят не меньше бицепсов и трицепсов.  Настает час расплаты – беспомощная, рассчитывающая только на себя, самонадеянность, трусливо поджимая «хвост», ретируется с поля боя. Запасных резервных полков у нее нет в силу простого факта – она самонадеянность.

       Классический пример самонадеянности – первый президент СССР М. С. Горбачев. Волею случая на вершине политической власти оказался человек, у которого самонадеянность была ярко проявленным качеством личности.  О таких как он, в свое время сказал Б.Шоу: «Он ничего не знает, а думает, что знает все: ему на роду написано быть политиком». Валерий Болдин, помощник Горбачева – писал: «Он стал совершенно нетерпим к любой критике в свой адрес. И наоборот, стал безостановочно обижать всех вокруг себя. Помню, на заседании говорит кому-то из членов Политбюро: «Если будете дальше болтать, сейчас же выгоню за дверь». К тому же он оказался страшно падким на лесть. После одной из первых поездок в качестве генсека — в Ленинград — Горбачеву кто-то сказал, что он трибун. И он поверил. Прилетаем. На заводе он начинает выступать. Читает начало речи, возбуждается, вспоминает, что он трибун, и отрывается от текста. И начинаются импровизации и бег по кругу. С одной стороны, ему очень нравилось ездить, произносить речи, раздавать обещания. А с другой стороны, ездил он не от хорошей жизни. Оказалось, что руководитель он никакой. Поэтому все дела в ЦК, прежде всего кадровые, он переложил на Лигачева, а сам ездил то по стране, то за рубеж. Он ведь и все вопросы не решал не из-за отсутствия воли. Воля к власти у него была — дай Бог всякому. Чаще всего он просто не знал, как нужно вопрос решать. И выкручивался, как мог».

       Чрезмерно уверенная в своей необычайной мудрости, самонадеянность никогда не осознает своей глупости. Кто видит только свои достоинства, слеп к своим недостаткам. Сравнивая себя с другими людьми, самонадеянность всегда  ставит себя выше остальных. Гордыня, как чрезмерно высокое мнение о самом себе и весьма низкое — о других людях, всегда была верной союзницей самонадеянности. Полагая, что только его дела правильны и значимы, самонадеянный человек пренебрежительно относится не к своим делам, считая их несовершенными,  нуждающимся в исправлении или переделывании. Самонадеянность склонна браться за работу, к которой  не готова профессионально, о которой имеет самое общее представление. Не обладая ни знаниями, ни опытом, она готова браться за обучение любым профессиям.

       Если проанализировать причины печального финала всех исторических неудачников, можно придти к выводу – все они были приверженцами самонадеянности. Гитлер, захватив власть, перестал с кем-либо советоваться в стратегии осуществления своей агрессивной политики, а это – основной признак самонадеянности. Он самонадеянно, слишком самонадеянно рассчитывал на бездействие западных держав. Он также самонадеянно считал, что союзники не посмеют довести войну с ним до полного разгрома Германии. По воспоминаниям группенфюрера СС Карла Вольфа, в беседе с ним в апреле сорок пятого Гитлер высказал надежду, что при встрече войска западных союзников и СССР начнут боевые действия и тогда пробьет его (Гитлера) час. На чьей стороне вы хотите завершить войну, мой фюрер? — спросил его Вольф. «Я присоединюсь к тому, кто мне больше предложит» — таков был ответ бесноватого австрийца. Потом он добавил: «Или к тому, кто со мной первый свяжется».

        Другой горе-завоеватель – Наполеон, самонадеянно считал, что с захватом Москвы будет покорена вся Россия и осуществятся его планы о мировом господстве.  «Париж, по его словам, – был бы столицею мира, и французы предметом зависти всех наций!» В психологическом портрете Наполеона Л. Манько пишет: «Самонадеянность не позволила Наполеону увидеть, что вокруг него уже стали происходить события, которые впоследствии привели к закату его славы. Презирая толпу, он думал, что массы всегда будут следовать за своим кумиром. Однако настроение масс оказалось переменчивым, ведь презрение дает разрушительную, а не созидательную силу. Да и военачальники и приближенные, насытившись завоеваниями, обленились и успокоились, желание воевать у них исчезло, вместо этого появилось желание жить праздно и беззаботно, оберегая свою жизнь и богатства. Единомышленников становилось все меньше и меньше. У многих наступало отрезвление. А убывающая энергия императора, направленная все в ту же сторону поддержания пьедестала исключительности, уже не вдохновляла вчерашних соратников».

        Самонадеянность не делает различий людей по занятиям, ей подвержены абсолютно все виды деятельности. В журнал, который редактировал Марк Твен, принёс однажды свою статью слабый, но очень самонадеянный писатель. Марк Твен добросовестно прочёл рукопись и потом сказал автору: “Знаете, что врачи предписывают людям есть рыбу, потому что фосфор, который в ней содержится, способствует мозговой деятельности?” “Ну, а зачем вы мне это говорите?” – наморщил автор лицо. “По той простой причине, – ответил Марк Твен, – что, если вы лично захотите написать что-нибудь приличное, вам, не иначе, придётся съесть целого кита”.