RSS Feed

Самообразование

29.09.2014 by petr8512

Учителя только открывают двери, дальше Вы идете сами.

Китайская пословица

Всякое настоящее образование добывается только путем самообразования.

Николай Александрович Рубакин

Образование не есть только школьное дело. Школа дает лишь ключи к этому образованию.

 Внешкольное образование есть вся жизнь! Всю жизнь должен человек себя образовывать.

А.В. Луначарский

      Самообразование как качество личности – способность приобретать знания путем самостоятельных занятий вне учебного заведения, без помощи преподавателя.

    В это трудно поверить, но знаменитый философ Жан Жак Руссо не имел систематического образования. Его имя стоит в первых рядах великих французских гуманистов, наряду с Дидро, Монтескье, Вольтером. Энциклопедии в один голос твердят: Руссо это великий педагог, просветитель, гуманист, философ, а также идеолог Французской революции. Неплохо, для сына швейцарского часовщика, не имеющего формального образования. Мало того, Руссо стал энциклопедистом,  написал две оперы.

     Поэтому трудно спорить с русским критиком Дмитрием Писаревым, утверждавшим: «Кто дорожит жизнью мысли, тот знает очень хорошо, что настоящее образование есть только самообразование и что оно начинается только с той минуты, когда человек, распростившись навсегда со всеми школами, делается полным хозяином своего времени и своих занятий… Надо учиться в школе, но еще гораздо больше надо учиться по выходе из школы, и это второе учение по своим последствиям, по своему влиянию на человека и на общество неизмеримо важнее первого».

     Важнейший момент, который сразу раскрывает важность самообразования: когда человек добровольно стремится к знанию, он попадает под влияние энергии благости. То есть, самообразование становится трамплином для избавления от энергий страсти и невежества. Если человек серьезно и надолго зашел в страну знания, это, несомненно, признак благости, признак духовного развития, личностного роста и самосовершенствования.

      Самостоятельно полученные знания имеют другое качество. Они, как правило, становятся частью жизненного опыта, частью личности на пути духовного развития. Они лучше запоминаются и быстрее преобразуют личность в лучшую сторону. Н.А. Рубакин пишет: «Человека делает образованным лишь его собственная внутренняя работа, иначе говоря, собственное, самостоятельное обдумывание, переживание, перечувствование того, что узнает от других людей или из книг… Никогда не прекращайте вашей самообразовательной работы и не забывайте, что, сколько бы вы ни учились, сколько бы вы ни знали, знанию и образованию нет ни границ, ни пределов».

     При этом нельзя умалять роль наставника, духовного учителя. Трудно чего-то достичь без цепочки ученической преемственности. Разве не бессмысленно терять лучшие годы на бессистемное изучение тысяч томов научных трактатов, если можно найти хорошего наставника, которые даст системное видение исследуемых проблем?  Тысячи людей корпели над данной проблемой, затратили время на её изучение.  Зачем с истоков начинать всё заново? Если идти этим путём, то и ста жизней не хватит, чтобы разобраться в исследуемой проблеме. Хороший наставник, стараясь сэкономить драгоценное время учеников, поможет оптимально быстро по времени придти к успеху.

      Недаром, когда самообразование у себя на селе перестало удовлетворять пытливый разум Михаила Васильевича Ломоносова, он пошел в Москву. Борис Шергин в «Слове о Ломоносове» пишет: «- Ну и парень! – вторили монахи архиерейского подворья. – Принесли владыке книгу древлеписьменную для справок. Он поглядел и очки бросил: «Витиевато и узорно, а нечетко…» А Миша зачитал, будто с парусом по ветру побежал. И кряду вопрошает: «Владыка, куда солнце заходит?» Ну, тот пояснил, что в окиян-де – умыться, чтобы лучи просветить. Годы шли. Михайло перечитал все церковные книги, что были под рукой. Многое выучил наизусть. В особенности очаровала его Псалтырь в стихах Симеона Полоцкого. Михайло терял сон и еду, пока не получал на руки какой-нибудь полюбившейся книги. Вот он узнает, что за рекой, в доме Дудиных, есть две книги по новой мудрости. «Как свеча я теплился перед старым идолом Дудиным, – рассказывает сам Ломоносов. – Помер, а не дал. В воду я совался ради этих книг пред наследниками Дудиными и, наконец, получил в вечное владение. «Арифметика» Магницкого и «Грамматика» Смотрицкого, печати 1645 года, то были врата учености моей… У мужиков разговор: «почем хлеб да почем рыба»; у баб: «кто где женился, богату ли взял». А книга моя беседует мне: «Разумей читать книгу природы, живую грамоту. Подивися, как из малого семени вырастает великий дуб. Поразмысли чудное устройство тела твоего: глаз, орган тончайший хрупкого стекла, безопасно прибран в чашку костяную. И ресницами от пыли загорожен; и бровями от поту со лба защищен».

    Новые мысли, новые вопросы рождались в молодом уме. Бывая с отцом в Архангельске, где жило много иностранцев, Михайло начал пытать у многограмотных людей, нет ли таких книг, где бы протолковано было о дубах и семенах, о звездах и о теле человека. Городские грамотеи отвечали, что о звездах и о небе трактует наука астрология, а человеческим телом ведает антропология купно с медициною. Сия последняя знает и о растениях. Потому что «всяк злак на пользу человека…», кроме табаку… Науки эти все заморские, изложены латинским языком. – Латинскому языку где учат? – В Москве, в Славяно-греко-латинской академии. Принимают детей дворянского и духовного звания. Тебе, крестьянскому сыну, латыни не нюхать…»

      Говоря о самообразовании, никак не пройдешь мимо имени человека, открывшего Трою – Генриха Шлимана. Он никогда не был профессиональным археологом. У юноши была мечта открыть Трою, но систематического образования не было. Теперь обо всём по порядку.

     Иоганн Людвиг Генрих Юлий Шлиман родился в семье священника 6 января 1822 года. Биографы Шлимана пишут, что когда мальчику было 9 лет, у него умерла мать, после чего юношу взял на воспитание дядя. Получить ожидаемое образование в гимназии Генриху не удалось. Приготовленные на учебу деньги пришлось потратить на отца, против которого возбудили судебное дело, обвинив в хищении церковных средств. Генрих постигал грамоту в так называемом реальном училище – неполном среднем учебном заведении. Правда, его образование закончилось в 14-летнем возрасте, когда он был вынужден устроиться на работу. Но фактически Шлиман никогда не переставал учиться и занимался самообразованием всю свою жизнь. Следуя девизу «учиться никогда не поздно» он в 44-летнем возрасте поступил в Сорбонну, где слушал лекции по античной истории и археологии. Однако Генрих Шлиман так и не дослушал выбранные курсы.  

    В своей книге «Troy and its remains» Шлиман вспоминает, как отец в детстве частенько рассказывал ему о Троянской войне, навсегда привив интерес к описанному Гомером миру. Когда юноше было 10 лет, он подарил отцу на Рождество свой очерк на латыни о Троянской войне, приключениях Одиссея и Агамемнона. Другим ярким воспоминанием Шлимана стал случай в бакалейной лавке, где он работал. Однажды вечером к нему наведался пьяный мельник, который с заплетающимся языком прочитал наизусть 100 строчек из поэмы Гомера. Шлиман дважды попросил его повторить текст в обмен на 3 бокала бренди, купленные за немалые для юноши деньги. По словам Генриха, тот вечер стал решающим в его жизни. В будущем Шлиман перечитывал книги античного писателя много раз, а, выучив древнегреческий, смог с легкостью изучить оригинал «Иллиады» и «Одиссеи». В конце 1863 года после 18 лет жизни в России Шлиман ликвидировал свой успешный бизнес и решил посвятить себя науке и путешествиям. Но куда рискованней оказалось решение отправиться на поиски мифической Трои, к существованию которого ученые относились с большим скепсисом.

   Не обращая внимания на скептиков, Генрих Шлиман твердо решил отыскать Трою, руководствуясь гомерическими поэмами в качестве исторического источника. Он активно занялся подготовкой к раскопкам, раздобыл рекомендательные письма и разрешения на проведения археологических работ. В 1871 году 49-летний Шлиман вооружился лопатами и кирками и отправился на северо-запад современной Турции. Следуя географическим описаниям Илиады, Шлиман предположил, что руины Трои могут находиться под холмом Гиссарлык, что неподалеку от пролива Дарданеллы. Археологические работы проходили на средства Генриха и при поддержке второй жены Софии Энгастроменос. Через два года поиски увенчались успехом и в нижних слоях были обнаружены остатки древней цивилизации.