RSS Feed

Самоуничижение

18.06.2013 by petr8512

                                                                                                            

      Самоуничижение как качество личности – склонность к намеренному уничижению самого себя, умалению своей личности, ее достоинств, принимая во внимание преимущественно негативные аспекты своей личности, к тому же, зачастую, сильно преувеличенные или надуманные, воображаемые; склонность к излишней скромности и подобострастному смирению.

    Самоуничижение – это высокомерие с обратным знаком. Представляя собой противоположный высокомерию полюс, оно тоже неадекватно оценивает свои, как говорят военные, «тактико-технические данные», то есть качественные размеры своей личности.

     Психологический портрет самоуничижительной личности таков. Встретив человека, ярко проявляющего в «одном стакане» униженность, низкопоклонство,  подавленность настроения, угодничество, отчужденность, покорность, безропотность, упадок духа, запуганность, ощущение вины и раскаяние, можете безошибочно выносить вердикт – перед вами самоуничижение. К тому же, если он ассоциируется вашим подсознанием с чем-то постыдным, бесчестным и достойным презрения, значит, это, наверняка, самоуничижение. Внутренние его проявления скрыты, но достаточно очевидны – вынесение обвинения самому себе, осуждения и порицания, обреченность, ощущение собственной неполноценности, недостойности и никчемности.

     Чаще всего, с детства человек находится под влиянием завышенных требований идеалистов-родителей и горе-воспитателей, реализовать которые он явно не в состоянии. У ребенка появляется страх перед неотвратимым фиаско всех авантюрных ожиданий своих идеализированных родителей. У малыша появляется привычка просить за все прощение. Недооценивая свои силы, он, еще не приступив к делу, заранее просит у окружающих прощения за возможную неудачу. Прощением он снимает с себя ответственность за возможный провал и, одновременно, получает «бонус» за умение предугадать негативный ход событий. Как известно, отрицательные ожидания оправдываются столь же часто, как и положительные. Ожидая провала, ребенок неизменно его получает. Вследствие этого, у него развивается определенный способ самозащиты, состоящий в понимании своей правоты при случившемся провале. «Я так и знал. Я же говорил и предупреждал, что не смогу это сделать», – говорит он, невольно становясь приверженцем самоуничижения.

      Став взрослым, он тащит за собой из детства «ржавые якоря» неполноценности, никчемности, несостоятельности, бездействия и неприметности. Постоянно находясь в душной атмосфере уныния и разочарования, переживая свою беспомощность, крушение иллюзий и обманутых надежд, самоуничижительный человек неизменно находится в состоянии депрессии.

       Подобно людям, гордящимся своими болячками, самоуничижительные, зачастую, начинают «мериться» друг с другом,  у кого больше самоуничижение. В тайне они тщеславятся своим статусом самого «последнего» человека.  В Китае, например, посетители императорского дворца соревновались в том, кто из них отвесит самый низкий поклон или в максимальной степени унизит себя в присутствии императора. Распростершись на полу у ног владыки, они нередко начинали свою речь словами: “Да простит солнцеподобный этого червя, пресмыкающегося у ног того, кому недостоин служить даже пылью под его ногами, и позволит этому нечестивцу задать глупейший вопрос его святейшему императорскому высочеству”.

         Лишенное уверенности в себе, самоуничижение покорно и безвольно уступает карьерную дорогу недостойным и глупым людям, позволяя им управлять собою. Понимая несостоятельность и несправедливость их возвышения, самоуничижению остается только обвинять себя в малодушии, трусости и слабохарактерности. По всем параметрам его место – место руководителя и лидера, но оно, стараясь не выпячиваться и быть незаметным, остается в тени, удовлетворяясь ролью рядового служащего. Когда ты сам соглашаешься сидеть на галерке – не хнычь, что не видишь сцену.  Если бы самоуничижение попало в тюремную камеру, набитую уголовниками, оно бы, не скандаля, сразу безропотно отправилось бы к параше и уже через полчаса «вышло бы замуж» за нескольких старожилов камеры.

       Самоуничижение предпочитает режиму «жить здесь и сейчас» бесконечное пережевывание и повторные переживания неудач прошлого или отрицательные ожидания неблагоприятного будущего. Концентрируя свое внимание на прошлом, оно самоустраняется от преодоления возникающих жизненных трудностей. Обстоятельства бросают самоуничижению вызов, но у него отсутствуют силы и желания принять «перчатку». Нерешенные проблемы накапливаются, а с ними накапливается и депрессия.

       Самоуничижение – антипод успеха. Считая себя недостойным лучшей жизни, оно способно встать на путь деградации личности, разрушая себя алкоголем, наркотиками и безудержным развратом. Лучшие его представители могут вести здоровый образ жизни, но страх перед успехом, достижениями, резкими взлетами по карьерной лестнице будет всегда жестко управлять ими. Волею обстоятельств, оказавшись на волне успешности, они с первой же минуты нахождения в новом качестве страшатся не оправдать ожидания окружающих. Самоуничижение начинает убеждать свое окружение, что результат возвышения – случайное стечение обстоятельств. В то же время оно настораживается, стараясь предотвратить момент, когда «сосулька успеха» свалится на его несчастную голову.

       Самоуничижение и ответственность – два несовместимых понятия. Не решаясь самостоятельно принимать решения, самоуничижение изо всех сил пытается найти либо авторитетное лицо, либо «козла отпущения», на которых можно повесить ответственность за возможный провал «безнадежного» дела.   Опасаясь принять ответственность за свою жизнь, оно автоматически лишает себя огромнейшего достояния человека – возможности выбора. Поэтому ему приходится жить по чужой указке, игнорируя собственные потребности, желания и намерения. Подавленные желания опасны, вызывая хроническую неудовлетворенность жизнью.

         Самоуничижение представляется вычурно скромной, своей неприкрытой угодливостью оно резко бросается в глаза. Но в этом нет и капли желать всем счастья. Альтруизм здесь не причем. Придавая избыточную значимость чужим мнениям и оценкам, самоуничижение стремится для всех быть «хорошим» и «своим». Пуще неволи, оно страшится вызвать раздражение, стать неудобным для окружающих. Сравнивая себя с ними, оно всегда приходит к неутешительным для себя выводам. И этот сравнительный вояж понуждает его к надоедливым извинениям.

      Казалось бы, раз человек нещадно критикует себя, то и к сторонней критике он будет спокойно относиться. Никак нет. Самоуничижение крайне болезненно воспринимает критику со стороны окружающих. Представляясь самокритичным, оно испытывает реальную боль в уме, разуме, чувствах и теле, если кто-то посмеет согласиться с его доводами о собственной никчемности. В душе его мгновенно вспыхивает «лампочка» вражды. Не для того он умаляет свое достоинство, чтобы окружающие с ним согласились, а для того, энергично стали возражать и противиться такой его явно заниженной самооценке. Возникает тот же эффект, когда мы ругаем хаос и беспредел в своей стране, но готовы дать в морду, если подобное позволит себе какой-либо чужеземец.