RSS Feed

Сарказм

23.06.2013 by petr8512

Я думал, что умру от старости. Но когда Россия, кормившая всю Европу хлебом,      

 стала закупать зерно, я понял, что умру от смеха.

Уинстон Черчилль

Рим напоминает мне человека, который зарабатывает на жизнь, показывая         

туристам труп своей бабушки.

  Марк Твен

            Сарказм как качество личности – способность к резкой язвительной насмешке, высшей степени иронии, основанной не только на усиленном контрасте подразумеваемого и выражаемого, но и на немедленном намеренном обнажении подразумеваемого.

             Рина Зелёная рассказывала: «В санатории Раневская сидела за столом с каким-то занудой, который всё время хаял еду. И суп холодный, и котлеты не солёные, и компот не сладкий. (Может, и вправду.) За завтраком он брезгливо говорил: «Ну что это за яйца? Смех один. Вот в детстве у моей мамочки, помню, были яйца!» — А вы не путаете её с папочкой? — осведомилась Раневская».

              Сарказм – это насмешка, обычно открывающаяся позитивным суждением, но в общем контексте имеет негативный фон, фокусируясь на каком-либо пороке человека, недостатке  объекта внешнего мира, то есть того, в отношении чего происходит. Вернёмся к Фаине Раневской: «На ночь я почти всегда читаю Пушкина. Потом принимаю снотворное и опять читаю, потому что снотворное не действует. Я опять принимаю снотворное и думаю о Пушкине. Если бы я его встретила, я сказала бы ему, какой он замечательный, как мы все его помним, как я живу им всю свою долгую жизнь… Потом я засыпаю, и мне снится Пушкин. Он идет с тростью по Тверскому бульвару. Я бегу к нему, кричу. Он остановился, посмотрел, поклонился и сказал: «Оставь меня в покое, старая б…  Как ты надоела мне со своей любовью».

              Сарказм в одной упряжке с сатирой ведёт борьбу с вредными явлениями жизни посредством их осмеяния.  Немилосердность и резкость изобличения – неповторимый почерк сарказма. В отличие от иронии, сарказм не приемлет шуток, он служит проводником крайнего негодования, непринятия и ненависти.  Если юморист видит в эпизодах жизни комическую составляющую и испытывает симпатию к своим героям, то сарказм с неприязнью и отвращением взирает на объект, вызвавший его живой интерес и клокочущее негодование. Пример сарказма – строки Игоря Губермана: «И мерзко, и гнусно, и подло, и страх, что заразишься свинством, а быдло сбивается в кодло и счастливо скотским единством».  Михаил Жванецкий, саркастично отзываясь о поверхностности человеческого восприятия жизни, говорит: «Давайте рассуждать о крахе и подъеме Голливуда, не видя ни одного фильма. Давайте сталкивать философов, не читая их работ. Давайте спорить о вкусе устриц и кокосовых орехов с теми, кто их ел. До хрипоты, до драки, воспринимая вкус еды на слух, цвет на зуб, вонь на глаз, представляя себе фильм по названию, живопись по фамилии, страну по «Клубу кинопутешествий», остроту мнений по хрестоматии».

            Имея в арсенале инструментов издёвки, насмешки, цинизм, сарказм по своей ударной мощи, как правило, превосходит потенциалы публицистики, ораторской речи и полемики. Именно по этой причине сарказм широко востребован в баталиях политических сражений. В.И. Ленин говорил: «Капиталисты готовы продать нам верёвку, на которой мы их повесим».  Игорь Губерман пишет: «Мы сохранили всю дремучесть былых российских поколений, но к ним прибавили пахучесть своих духовных выделений».

            Одним из действенных инструментов сарказма служит афористичность. Примеры сарказмов, которые стали афоризмами: «Если больной очень хочет жить, врачи бессильны» (Фаина Раневская), «Бесконечны лишь Вселенная и глупость человеческая, при этом относительно бесконечности первой из них у меня имеются сомнения». (Альберт Эйнштейн), «Живи каждый день так, словно этот день у тебя последний, – и очень скоро он станет последним» (Роберт Орбен), «Современная живопись — это когда покупаешь картину, чтобы закрыть дыру в стене, и приходишь к выводу, что дыра выглядит лучше». (Роберт Орден), «Религия — важный предмет в женских школах. Она, как бы на нее ни смотреть, есть надежнейшая гарантия для матерей и мужей. Школа должна научить девушку верить, а не думать». (Наполеон I Бонапарт).

            Алгоритм действия сарказма – негативное явление – гневливость и негодование как крайняя степень эмоциональной открытости: «Мне жаль небосвод этот синий, жаль землю и жизни осколки; мне страшно, что сытые свиньи, страшней, чем голодные волки», – пишет И. Губерман.

            Сарказм, когда речь заходит о человеческих взаимоотношениях, является порочным качеством личности. На социальном уровне при оценке событий общественной жизни он способен изобличать лицемерие и ложь, ниспровергать «мыльные пузыри» личностей. На личностном уровне он практически всегда является производной гордыни. Человек,  ярко проявляющий сарказм в общении с близкими и окружающими, демонстрирует неуважение к людям, проявляет превосходство над ними. У Альбера Камю ест хороший сарказм по этому поводу: «Я всегда отказывался обедать в китайских ресторанах. Почему? Потому что азиаты в присутствии белых зачастую принимают презрительный вид. Разумеется, презрительное выражение сохраняется у них и когда они обслуживают нас за столиками. Ну как в таком случае есть с удовольствием цыпленка, а главное, как думать, глядя на них, что мы выше желтокожих?»

           Считая себя умнее других, носитель сарказма сначала пренебрежительно относится к людям, а затем агрессивно настаивает на признании своих оценок ситуаций жизни. Любовь публичной поркой не воспитаешь, человек не станет мягче, добрее и возвышеннее после словесных экзекуций, произведенных сарказмом. Унижая людей, сарказм на личном фронте не даёт положительных результатов. С таким оружием как сарказм нужно трепетно обращаться, иначе он вызовет недоумение и отторжение окружающих. Друзья и знакомые начнут сторониться саркастичности, как бешеной осы. Люди, выдающие без доли юмора ядовитые фразы, выглядят отвратно, вызывая неприязнь и раздражение окружающих.

     Сарказм  Марка Твена был столь велик, что многие, в том числе и его друзья, могли бы повторить вслед за Ноем Бруксом, его другом: «Я предпочел бы иметь своим врагом кого угодно, только не Марка Твена». Жена и дети прозвали его «сердитый серый котик», за то, что, приходя в ярость, он фырчал, как взъерошенный котенок. Однажды некий торговец землей, который разбогател, грабя индейцев, хвалился в обществе Марка Твена тем, что он носит самую дорогую одежду. И как доказательство, попросил присутствующих обратить внимание на его галстук: «Вот эта вещь стоит двадцать пять долларов!» Марк Твен презрительно посмотрел на него и сказал: «Это, наверное, в США так повелось, что самые дорогие галстуки носят те, кому вполне хватило бы и веревки».

      Как-то Марк Твен был приглашен на прием к известному адвокату. Хозяин дома, держа руки в карманах, так представил Твена собравшимся: «Вот редкий случай! Юморист, который действительно смешон!» – «Вы также представляете собой редкий случай, – отозвался Твен. – Адвокат, который держит руки в собственных карманах!»