RSS Feed

Скряжничество

15.02.2014 by petr8512

У скряги прочные запоры,
У скряги темное окно,
У скряги вечные запоры —
Он жаден даже на го… но.
Игорь Губерман

Скряги, даже если они богаты, думают, что им не хватает.

Хун Дзычен

Вы заметили, что скряги доживают до глубокой старости?

Кажется, что они наводят ужас даже на смерть.

Роберт Вальзер

       Скряжничество как качество личности – склонность проявлять безмерную, ненасытную жадность, чрезмерную, патологическую  скупость.     

       У Эзопа есть басня: – Один скряга обратил все имущество в деньги, купил слиток золота, закопал его под стеною и каждый день приходил туда посмотреть на него. Поблизости работали люди; один из них приметил его посещения, догадался, в чем дело, и, когда скряга был в отлучке, украл золото. Вернулся хозяин, увидел пустое место и начал рыдать и рвать на себе волосы. Кто-то увидел его отчаянье, узнал, в чем дело, и сказал ему: – Не горюй: возьми камень, положи на то же место и мечтай, что это золото. Ведь когда и лежало тут золото, то ты не пользовался им.

     Скряга жутко страшится потерять свои сокровища,   в них – единственный смысл его жизни. “Деньги, деньги мои бедные, — взывает герой Мольера – Гарпагон, — голубчики родные, друзья бесценные! Похитили вас у меня! Отняли мою опору, утешение мое, мою отраду! Что мне делать теперь в  этом мире? Зачем мне теперь жить?”

      Скряга, даже будучи богатым, «и в столе своём (от жадности) терпит скудость» (Сир.31, 28). Скряжничество – это голодание за собственным столом из-за ненасытной жадности. Извинительно, если б не было денежных ресурсов. У скряги их может быть пруд пруди, но лютая ненависть к тратам заставляет его душить голос собственных физиологических потребностей. Что уж говорить об эмоциональных или интеллектуальных потребностях? Из разряда коротких анекдотов: Скряга на балете. Скряга – благотворитель. Скряга – спонсор передачи «Что? Где? Когда?». Скряга – духовный учитель.

      Скряга, сколько бы ни было у него золота, денег, ценных бумаг и материальных активов, считает себя бедным. Бедный не тот, у кого мало, а кому мало. Скряга – это человек, которому всегда мало. В отличие от человека алчного, стремящегося найти своё счастье, в безмерно чудовищном, ничем не ограниченном накопительстве, скряга все силы направляет на то, чтобы полностью перекрыть кран трат, расходов.  Трата для скряги – нож в сердце.

    Дочь нового русского говорит с плачем своему мужу: – Мой отец обанкротился! – Я знал, что этот скряга найдет способ разлучить нас…

      Если привлечь бухгалтерский баланс к пониманию сути алчности и скряжничества, то алчность – это – одна, но пламенная страсть, как постоянно наращивать активы баланса. Скряжничество – это неусыпное внимание за тем, как бы сохранить в неприкосновенности от трат активы баланса. Если они увеличиваются – замечательно, но главное, чтобы не расходовались. Бухгалтер бы сказал: – Чтобы не было в проводках жизни кредита по счетам «Деньги», «Основные средства», «Материальные активы», «Касса».

      Ненавидя расходы, скряга – миллиардер готов ходить пешком по городу в старой, засаленной одежде, лишь бы сэкономить на транспорте.  Иными словами, скряжничество – это крайняя степень привязанности к деньгам. Скряжничество – это безумие ненасытных чувств и воспаленного от чрезмерной скупости ума. Иметь и не потреблять. Знать вкус удовольствия от потребления различных благ и пренебрегать им. Но пренебрегать не в виде аскезы, а в форме проявления безграничной скупости. Видеть, что всё портится и разрушается под влиянием времени, но упрямо не пользоваться. Безумие и только. Зло, проявленное, в отношении самого себя. Никого не удивит, если скряга перестанет за собой смывать. Жалко.

     Скряжничество – это жизнь за гранью бережливости, это когда лучше расстаться со своей почкой, чем поделиться с ближним деньгами или своим имуществом. Разве не безумие голодать, терпеть дискомфорт из-за старой, плохой одежды, недосыпать, чтобы стеречь чужое? С собой деньги и материальные ценности не заберешь. Всё, что он уберег от трат, достанется каким-то дальним родственникам или государству. Наследники могут в миг промотать с таким трудом сбереженное наследство.

    Эти слова подтверждаются жизнью  Хетти Грин – Рокфеллера в юбке, самой богатой женщины XIX века и при этом неимоверной скряги. Ей бы жить в роскоши, наслаждаться жизнью, но не тут- то было. Аркадий Вяткин рассказывает: – Скряжничество заставило богачку  одевать  всегда одно и то же изрядно поношенное черное платье, от которого дурно пахло, поскольку она не тратилась на стирку, питалась только дешевыми пирожками, которые покупала на улице, и в целях экономии не пользовалась горячей водой.

     Будучи важной персоной в сфере бизнеса, она могла позволить себе личный кабинет, но организовала рабочее место прямо в вестибюле банка, среди разных коробок с бумагами, и все для того, чтобы не платить за аренду. Владея целыми кварталами в Чикаго, она предпочитала жить в номерах дешевых мотелей, чтобы за ней не могли уследить налоговые органы. Несмотря на богатство, она сама стирала свое белье, не пользуясь услугами прачки. А когда ее одиннадцатилетний сын сломал ногу, она старательно загримировалась, чтобы ее не могли узнать, и привела сына в общественную больницу. Но ее все равно узнали, и тогда Хетти просто отказалась платить за лечение, утверждая, что у него и так все пройдет. В результате у мальчика развилась гангрена, и ему отрезали ногу.

         А когда у нее самой врачи определили грыжу и предложили операцию, стоившую 150 долларов, то она категорически отказалась. Надо признать, что ее состояние к тому времени насчитывало уже более 2 миллиардов долларов. Знаменитая скряга умерла в возрасте 81 года от инфаркта, когда она торговалась за копейки, переплаченные ею за молоко. После этого сын и дочь Хетти, намучавшись с чрезвычайно скупой матерью, пустились во все тяжкие и уже через несколько лет промотали всё её состояние. Имя Хетти Грин сегодня записано в Книге рекордов Гиннесса как самой величайшей скряги всех времен и народов.

        В Швеции есть свой скряга – Ингвар Кампрад. Состояние его оценивают в 31 миллиард долларов. Он является основателем и владельцем сети самых известных мебельных магазинов. Прижимистый миллиардер ездит только на общественном транспорте или на видавшем виды Volvo, летает на самолете, занимая места эконом­класса, и ходит в дешевой поношенной одежде.

       Еще в детстве Ингвар покупал на оптовом складе целые ящики спичек, а потом поштучно продавал их своим односельчанам. То же самое он делал­ с карандашами и тетрадками, втридорога продавая их одноклассникам. Он даже отказался от услуг парикмахера, к которому обращался в течение многих лет, поскольку нашел другого, который брал за стрижку меньше.

     При деловых поездках Ингвар живет только в дешевых отелях, стараясь до крошки съесть входящий в счет завтрак, чтобы не тратиться до ужина. Он самостоятельно ходит за продуктами на самый дешевый рынок в предместье города, торгуясь за каждую копейку. Его сын Матиас в юности подрабатывал тем, что корчевал пни на отцовской ферме, но скупой отец заплатил ему гораздо меньше, чем, если бы он нанял сезонных рабочих. А когда сын после окончания института устроился в один из магазинов отцовской фирмы, его зарплата оказывалась такой ничтожной, что он и его семья едва сводили концы с концами.

     Из-за своего скряжничества Ингвар никогда не отдыхает на юге, предпочитая проводить отпуск в домашних условиях на какой-нибудь речушке с удочкой. Его служащие в качестве униформы носят самые дешевые костюмы, а в деловых переписках используют обе стороны ксероксной бумаги. Вся мебель в доме Ингвара из его собственного магазина, что намного дешевле, за исключением одного старого кресла, которому уже более 30 лет. Однажды во время открытия памятника самому себе на своей ­родине Ингвар Кампрад демонстративно отказался резать ленточку, а просто смотал ее и отдал рядом находящемуся мэру, заявив, что тот еще может найти ей применение.

    Другие современные денежные мешки хотя и не достигли уровня пресловутой Хетти Грин в размерах своего скряжничества скаредности, но только немного уступают шведу Ингвару Кампраду.

      Так, к примеру, второй в списке «Форбса» банкир из США Уоррен Баффет, обладая капиталом в 47 миллиардов долларов, ездит на стареньком и неказистом «Линкольне» и уже полвека проживает в малогабаритной квартире наподобие нашей «хрущёвки». Он никогда не ходит в дорогие рестораны, предпочитая обедать только в пунктах быстрого питания. Нефтяной магнат Пол Гетти, который в середине прошлого века слыл самым богатым человеком в мире, также экономил буквально на всем. К примеру, в своем поместье он установил телефоны-автоматы для гостей, чтобы не тратиться на их разговоры. А когда в 1973 году похитили его внука, то он отказался отдать бандитам несколько миллионов долларов выкупа. Сжалился он только тогда, когда получил конверт с частью уха внука и его фотографию. На дряхлой Morris Minor 1950 года выпуска длительное время ездил самый богатый человек Великобритании — родоначальник компании по производству упаковочных материалов Tetra Pak Ханс Раусинг. Однако пару лет назад миллиардер, имея состояние свыше 11 миллиардов долларов, наконец-то приобрел российскую «Ниву», которая оказалась чуть моложе своей предшественницы.

      Анатолий Ландышев  в шуточной форме описывает, как скряжничество проявляется в семейных отношениях.

– Ты скряга, жадина, урод…
И я его любила!
Всё – окончательный развод!
Дурак и гад постылый!
Как плюнуть хочется в лицо,
Хоть это примитивно…
И забирай своё кольцо,
Оно мне так противно!

– Ты скрягой назвала меня?
И жадиной постылой?
А где коробочка, жена?
Кольцо в коробке было!