RSS Feed

Слащавость

19.06.2013 by petr8512

        Слащавость – склонность  проявлять чрезмерную сентиментальность, неумеренное нежничание,  приторную любезность в поведении, обращении.

        Аптекарь, протягивает посетителю микстуру и, слащаво улыбаясь, произносит: – Вот новейшее, самое радикальное средство от запоров. – Тогда давайте сразу что-нибудь и от поноса, – настороженно отвечает клиент.

     Английский язык определяет эту черту словом «saccharine» — сахариновый, т.е. неестественно и невыносимо сладкий. Слащавость сродни манере «сахарно-розовых» художников, которые, по словам А.Бенуа «изображали ту якобы действительность, где всё улыбалось, все шутили, где вечно светило розовое солнце, где грязь и бедность имели чистенький и приличный вид».

       Людей можно не только видеть, слышать, осязать и обонять, но и воспринимать на вкус. Ум наблюдательного человека легко распознает горький, кислый, соленый, вяжущий или сладкий вкус у той или иной личности. Проявленные черты характера человека служат надежной подсказкой для точной его диагностики. Например, сладкий вкус означает стремление к счастью и благости. Сладкоежки, как дети, оптимистичны или стремится к оптимизму. Дети смотрят на мир через розовые очки, они обожают сладости. Иными словами, сладкий вкус сигналит о склонности человека быть счастливым. Но все должно быть в меру. Если взрослый человек будет объедаться сладким по вечерам или на ночь, это может стать причиной букета болезней – нарушения обмена веществ, лишнего веса, гормональных расстройств.

      Слащавость – это избыточная сладость, как все чрезмерное она вызывает у окружающих раздражение и неприязнь. Живой «кусочек меда» с его медоточивостью желает, чтобы каждый из окружения приходил от него в восторг, облизывал его и ощущал райское блаженство от насыщенности вкусовой гаммы.  Но «неблагодарные» люди почему-то пугаются и сторонятся от его радушных предложений. Они более привыкли общаться в мире, где господствует горький, кислый и соленый вкус. Слащавость представляется им в невыгодном, отвратном свете как наигранность, притворство, приторность, льстивость, сентиментальность и лицемерие. Елейные речи слащавости кажутся лживыми и корыстными.

    Чрезмерная любезность не к месту и времени, причем в таких неадекватных действиях и пафосных выражениях, способна смутить кого угодно, создавая ощущение деланности, актерства и неискренности. Слащавость – это пародия на жеманность, с ее неловкой, но назойливой имитацией светских условностей и предписаний, подсмотренная из комнаты лакеев.

       Слащавость претендует на родственную связь с позитивизмом, но недоверчивые люди не улавливают никакого родства, более склоняясь к негативным качествам личности, и упирают на свою неготовность воспринимать елейные речи в контексте бескорыстия. Мягкие, обволакивающие тона речи никого не вводят в заблуждение. Мягкая речь не наносит боль сердцу, даже если она связана с нелицеприятными фактами. Человек, когда он говорит от чистого сердца неприятную правду, не вызывает у своего визави антагонизма. Он осознает, что слова тяжелые, но обиды и злобы нет.

        Совсем другое дело, когда произносится слащавая речь, она идет не от души, а от ложного эго. Сразу проявляется фальшь. Мягкая речь приятна сердцу. Слащавая речь – это грубая речь наизнанку. Даже неискушенный слушатель сразу «запеленгует» в ней заискивание, неискренность и лесть. А это уже неприятная речь, никому неприятно, когда перед тобой заискивают и лицемерят.

        Слащавость как резко проявленное качество личности можно изучать по герою поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души» – Манилову. Внешность его нарисована автором так, что читателю легко живо представить, обладателем какой черты характера он наиболее наполнен. Глаза «сладкие, как сахар», слащавость, доходящая до приторности, при этом Манилов постоянно прищуривает и зажмуривает от удовольствия свои сладостные очи. Затем Гоголь описывает слащавость в действии: встреча Маниловым Чичикова, состязание в любезности перед дверью в гостиную, разговор о городских чиновниках, угощение обедом — всё это жирные мазки в портрете данного качества личности.

      Однако полное восхищение исследователя слащавости вызовут речи Манилова с богатейшим выбором слов, построением фраз и интонаций: «уж такое, право, доставили наслаждение майский день, именины сердца»; «препочтеннейший и прелюбезнейший человек»; «Позвольте вам этого не позволить…»; «Тогда чувствуешь какое-то, в некотором роде, духовное наслаждение… Вот как, например, теперь, когда случай мне доставил счастие, можно сказать образцовое, говорить с вами и наслаждаться приятным вашим разговором».

    Желание изысканно выразиться вызывает в Манилове «паренье этакое» мысли, что он даже не может достаточно четко ее выразить: «Но позвольте доложить, не будет ли это предприятие, или чтоб ещё более, так сказать выразиться, негоция, так не будет ли эта негоция несоответствующею гражданским постановлениям и дальнейшим видам России».

     Человеческий организм всегда каким-либо затейливым способом реагирует на свои проявленные качества личности. Слащавость не стала исключением из этого правила. Например, гастрит связан с грубой речью, а ее противоположный полюс – слащавость означает чрезмерную всасывательную активность желудка, что ведет к лишнему весу.

      Слащавая речь перегружена уменьшительными суффиксами. Это своеобразный поведенческий кич называть все вокруг с помощью «очек» и «енек». Один мой знакомый, довольно жесткий и черствый по характеру, наконец, женился. У нее в семье все были Дашеньки, Машечки, Сашечки и Вероникочки. Поначалу и его окрестили в Коленьку, но спустя год после свадьбы он единственный в семье оставался с твердым знаком и развенчанным мифом «о нашей дружной семье».