RSS Feed

Славолюбие

13.04.2015 by petr8512

Славолюбие — самое низменное свойство человека и вместе

 с тем самое неоспоримое доказательство его высокого

достоинства, ибо, даже владея всеми насущными благами, он

не знает довольства, если не окружен уважением ближних.

Блез Паскаль

Славолюбивый человек служит игрушкой для умных, кумиром

для глупцов, добычей для паразитов и рабом для собственного тщеславия.

Фрэнсис Бэкон


        Славолюбие как качество личности –  жгучее желание славы, жажда обладать славой.

         Учеников Аму поражало, что и в самых дальних пределах знали о мудреце. Странствуя вместе, против чего Аму не возражал, они лишь слушали и задавали вопросы. Когда один из учеников не удержал в себе восхищение шедшей впереди Учителя славой, Аму усмехнулся, говоря: — А ты, не открываясь, попробуй наивно спросить, что люди слышали о том, чьё имя называют. Тогда и узнаешь, чего стоит такая слава. Ученики отправились в новый город выведывать у жителей, кто же такой Аму, который как будто прибыл недавно? К вечеру они вернулись растерянные, с удивительными известиями. Им было рассказано разными людьми, что Аму — опасный человек, за чью голову назначена награда, но всегда выходит сухим из воды, подкупая стражу; чиновник, любящий путешествовать скрытно, переодеваясь даже женщиной, чтобы выведывать, а потом сообщать наверх, что не так; бродячий проповедник с непонятным учением; беглый монах; колдун, способный превращаться и превращать во что угодно; любимец императора, а может, даже его внебрачный сын; давно умер; любитель морочить людям голову; носитель мудрости, что не от мира сего. Выслушав и посмеявшись, Аму сказал: — Только последнее, пожалуй, имеет основания. Надеюсь, теперь вас не беспокоит моя, как и любая другая слава? А ведь то, что вы слышали, говорят сейчас. Что-то скажут потом, когда и проверить нельзя будет?

     Славолюбие – это когда вовсю трубят медные трубы,  в сердце поселяется гордыня, и ты опьянен лучами славы. Человек, отведав все виды чувственных наслаждений, осознаёт, что чувства ненасытны, что им всегда мало, что им надо чего-то крайне необычного, и он пускается в самую опасную авантюру своей жизни – поиск славы. Всё попробовал, но вкус счастья не нашёл.  И у человека появляется надежда – может в славе я найду настоящий вкус счастья?

      Зачастую люди путают голос совести с другими душевными побуждениями, в частности с жгучим желании славы. Лев Толстой писал: «Голос совести всегда можно отличить от всех других душевных побуждений тем, что он требует всегда чего-то бесполезного, неосязаемого, но прекрасного и достижимого одним нашим усилием. Этим отличается голос совести от голоса славолюбия, который часто смешивается с ним».

      Славолюбие – дочь гордыни. Можно взрастить в себе множество добродетелей, но, не уничтожив сорняк славолюбия, рискуешь их потерять. Они засохнут на корню, не сумев оказать сопротивление славолюбию.   Николай Сербский пишет: «Если зажжешь все свои добродетели, словно огромные свечи, хорошо сделаешь. Но, если при этом не победишь в себе славолюбие, оно, как ураганный ветер, погасит все свечи. Ты снова зажжешь их, но ветер снова их задует. Потому сначала останови ветер”.

    Славолюбие жаждет почестей, восхищения. Ради славы люди зачастую идут на смерть.

    Философ Вячеслав Рузов считает, что желание славы – это надежда, что, не меняя себя и свои привычки можно чего-то великого достичь в этой жизни. Такой подход есть  подмена мудрости. Слава – это подмена мудрости. Мудрый человек естественно становится знаменитым и известным, потому что он себя поменял. Что такое желание славы? Это стать мудрецом, не меняя себя. Очень интересная концепция.

       Посмотрите, как сейчас относятся к какому-то известному человеку. С ним беседуют, у него спрашивают его мнение. Вызывают вообще непонятно кого, какой-то певец, ему вообще 18 лет, и он пел в своей жизни одну песню, потому что у него там папа какой-то богатый, и у него спрашивают: – А что вы думаете об этом? А вот об этом что вы думаете? – Я то же самое думаю о том же. Как к нему относятся? Как к мудрецу.  Он просто стал знаменитым по какой-то причине, по какой-то абсолютно вторичной причине, но его приглашают на центральное телевидение, и он начинает высказываться. Правда время от времени его срывает и он говорит такую ересь, что это просто даже не выразишь. Поэтому есть желтая пресса. Что такое желтая пресса? Желтая пресса – это все поняли, что есть и вторая сторона известности, что на самом деле никакие не мудрецы, что там такая внутренняя жизнь идет, что если в неё хотя бы одним глазком заглянуть – то тошно становится.

     Вот этот двойной стандарт, когда немудрый человек становится лидером и имеет право голоса – вот это и провоцирует человека на поиск славы. Он думает, что я ничего не делаю, просто каким-то вторичным способом выйдя на арену, могу стать мудрецом и вещать. Вещать своё мнение. Поэтому, как правило, сам он из себя ничего не представляет, такой достигший славы человек вторичными способами, как правило, ничего или даже немножко меньше, чем ничего.

     Душа думает: «Меня нужно любить!» Действительно. И мы хотим этой любви, мы хотим чтобы нас любили, но мы забываем, кто нас дожжен любить и за что, поэтому слава – это подмена любви. Поэтому путь к славе делится на два этапа. Сначала хочется, чтобы тебя все узнавали, а потом хочется, чтобы тебя все быстрее забыли, потому что как только тебя все узнали, уже становится грустно. Хочется чтобы тебя все быстрее забыли, как только о тебе все узнали. Почему? Потому что рано или поздно мы начинаем понимать, что чем выше толпа поднимает своего кумира, тем с большим размахом она его швыряет на пол. То есть, чем больше подняли на руках – тем больше швырнули. Поэтому нельзя верить каким-то признакам славы. У нас может быть какая-то слава, может появляться какое-то обожание. Запомните: обожающий может мгновенно стать презирающим. Король умер, да здравствует король! Обожание и презирание – это две стороны одной медали. Тот, кто прямо вчера вас любил до смерти, он сегодня будет желать вашей смерти.

     Дмитрий Ростовский в контексте этой мысли говорит: «Не желай, человече, быть почитаемым и славимым от людей, чтобы не лишиться те­бе славы Божественной. Не слишком утешай­ся славою мира сего — да не будешь внезапно огорчен бесчестием. После славы и почитания человеческого обычно следует часто и неожиданно бесчестие, после земного благо­получия — тщетность его, после веселия и плотской потехи — скорбь и печаль, ибо век сей переменчив и все вещи — дела и явле­ния — в нем преходящи: за  благополучием, вслед его (созади), всегда следует перемена и неблагополучие.  Не прилагай сердца своего к почестям и славе человеческой: она льстива и кратковременна; все в мире непостоянно, кроме Единого Бога и Его предвечной славы: все в мире сем изменяется, и всякая почесть и сла­ва вместе проходят. Потому не утверждай стопы ног твоих на этих прелестях, чтобы не остаться тебе, как на весеннем льду, кругом истаявшем. Будет ли у тебя тогда какая-ни­будь надежда на благополучие?  Не самолюбствуй и не слишком радуй­ся почитанию и величанию мира сего — да ненадолго потом опечалишься бесчестием его; не слишком утверждайся на почитании его, потому что внезапно последует изменение его. Почитание и слава человеческая подобны огненной искре, внезапно блеснувшей и тот­час же угасшей, или волне морской, во мгно­вение ока вознесшейся и тотчас же разседшей­ся. Итак, не очень утешайся этим. Утешаю­щийся безумно почитанием и благополучием мира сего пусть знает, что потом внезапно до беспамятства восскорбит об изменении сего… Люди часто в глаза сладко славят и по­читают, а, отошедши, горько осуждают и кле­вещут. Сегодня одобряют, а завтра осуждают. На глазах так, а за глазами иначе. Непостоян­но и изменчиво почитание человеческое, весьма обольстительно и превратно. Одни почитают, другие бесчестят; одни хвалят, другие порицают; одни говорят доброе, дру­гие — злое. Человеческая слава и почитание никогда не могут быть постоянными и равно­мерными, но всегда они переменны».

     Если вас любят до смерти, то потом будут желать вашей смерти – очень просто, поэтому не разрешайте себя до смерти любить, иначе всё очень плохо закончится, поэтому любовные истории часто заканчиваются убийством. Вроде любовная история, а заканчивается убийством, потому что любили до смерти. По современной статистике 35% людей постоянно думают о том, как прославиться. 35% людей постоянно об этом думают, однако даже они понимают, что, несмотря на всю привлекательность, это не может быть однозначной целью жизни. Человек об этом догадывается, что это не может быть обозначено однозначной целью жизни, должно быть нечто более глубокое. По той же статистике, только 1% желающих славы считает это своей миссией или жизненным предназначением, только 1%.  То есть, в этом будущего нет, а если есть, то очень опасное, нервное и печальное. Чтобы действительно достичь этого уровня, этот уровень называется уровнем мудрости. Когда мы достигнем уровня мудрости, никакой славы уже человеку не захочется. Поэтому мы говорили, сам путь очищает человека от глупостей на этом пути, поэтому этот путь так интересен, причем желание обрести славу, желание обрести известность тем сильнее, чем хуже отношения человека с окружающими. Фактические, желание славы – это спасение бегством от собственного бескультурья,  от неумения сглаживать отношения с другими людьми, от неумения налаживать отношения. И вот кажется, что такое возвышение над миром как-то исправит ситуацию, и меня будут любить миллионы, но проблема в том, что миллионы любить будут, но другие миллионы будут сильно ненавидеть и жутко завидовать.

        Когда у человека появляется слава, одновременно с нею появляется много врагов, на сторону которых иногда переходят даже друзья. Говорят: – Точно нехороший человек. Поэтому побочное желание славы – всё это способ заменить желание стать мудрым. Всё это не желание становиться мудрым. Всё это лень, которая не даёт нам идти по пути развития своего разума. Мы хотим быстрого результата. Человеку кажется, что он добьётся славы, и его будут слушать. Но люди слушаются мудрецов, а тех, кто это получил вторичным путем, ненавидят и завидуют им черной завистью. Поэтому от славы человек не получает настоящей радости. Он получает зависть и ненависть.

    Город был небольшой, но гордый, и люди в нем жили гордые. Городу была обещана вечная слава, и горожане твердо в нее верили. Вот только не знали они, что принесет им эту славу: стихи Юлия, картины Максима или воинский дар молодого Камилла… На Везувий жители Помпеи не рассчитывали.