RSS Feed

Смелость

19.02.2013 by petr8512

 

Смелость – это сопротивление страху и контроль над страхом, а не отсутствие страха

Марк Твен

         Смелость как качество личности – способность подавлять защитные реакции, сохранять самообладание при появлении страха и качественно выполнять свои обязанности в объективно или субъективно опасных для жизни, здоровья и престижа ситуациях.

        Смелость – это дрессированная трусость. Преодолев трусость, она подтверждает свое верховенство и власть над страхом. Смелый человек знает об опасности, но, вопреки этому, сознательно принимает вызов жизненных обстоятельств и идет навстречу страху. Он не упивается, как храбрец, «наслажденьем битвы жизни», но и «гром ударов» его не пугает. Эмоциональные переживания храбреца, вызванные возбуждением от перипетий боя, ему чужды. Опасность ему не по душе, но он превозмогает себя, душит страх  и делает то, что требуется. Смелости для поступка не нужна, как отваге, общественно значимая цель, она добровольно выходит из общего строя, секундой назад посоветовавшись со своим внутренним судьей – совестью.

      Бесстрашных, в буквальном смысле этого слова, разумных людей не бывает. Страх в критической, безнадежной ситуации неизбежно появляется у любого нормального человека. Смелость проявляется не в бесстрашии, а в способности человека стать сильнее страха и действовать в «минуты роковые» расчетливо и хладнокровно, проявляя смекалку и самообладание.

     Еще Плутарх сказал: «Начало победы – смелость». Смелость, как фронтовой разведчик берет «языка», обезоруживает страх и действует в соответствии со своей волей и разумом. Она мысленно выбрасывает из головы страх и целиком сосредоточивается на своем поступке.  Смелость проявляется во всех сферах жизни: «смелая мысль», «смелое решение проблемы» и др. Гельвеций говорил: «Часто именно смелости мы бываем обязаны открытием величайших истин»; Гете: «Каждый художник обладает смелостью, без которой талант немыслим».

      Опасности – наши учителя, именно они помогают личности осознать саму себя, понять, что нужно изменить в своей жизни.  Между опасностью и смелостью стоит ощущение паники, смятения или безнадежности. В этом пространстве человеку надлежит сделать выбор, как реагировать на неблагоприятную или крайне опасную ситуацию. Животные в случае опасности нападают, убегают или изображают из себя статую Свободы, притворяясь мертвыми. У человека в диапазоне между трусостью и смелостью больше возможностей, как реагировать на происходящее.

      Когда человек делает сознательный выбор в пользу смелости, ему приходится преодолевать одну существенную преграду подсознания. Дело в том, что оно, являясь личным архивом человека, сообщает уму впечатления об аналогичных опасных ситуациях прошлого и об их последствиях. Иными словами, новая ситуация входит в резонанс с пережитыми ранее и похожими ситуациями. Например, мужчина не проявляет смелость в отношениях с женщиной. Как только он хочет ее поцеловать, подсознание услужливо подбрасывает ему дальнейшее развитие сюжета: постель, загс, скандалы, «монголо-татарское иго», раздел его имущества, опустошение и разочарование. Поэтому он испытывает страх, кажущийся для всех не адекватным внешним причинам.

       Смелость легко проявляется в экстремальных условиях, куда сложнее ее выявить во взаимоотношениях мужчины и женщины. У многих представительниц слабого пола живуч страх перед одиночеством, страх, что близкий человек бросит их. Для преодоления этого страха необходима смелость открытости, состоящая в изложении мужу каждой мелочи, которой она боится, способности рассказать о своих чувствах и переживаниях с самого детства. Женская природа диктует правило: «Если ты взята в жены вся, значит, ты действительно замужем».  Когда у женщины имеются темные страницы жизни, о которых она боится рассказать мужу, она, прежде всего, сама будет испытывать психологический дискомфорт.  Смелое путешествие по своему прошлому позволяет ей стать ребенком для своего мужа, у него будет возникать ассоциация, как будто он ее если не родил, то точно вырастил.  

    Мужская смелость проявляется в обете обещания жениться, быть верным, взять на себя ответственность за женщину со всеми ее тараканами в голове, обещать опекать эту женщину, что бы с ней не случилось. Страшно подписываться на такие условия, нужна смелость, куда проще найти нишу в гражданском браке – рисков никаких, как говорил Леонид Куравлев, игравший в фильме «Не может быть» роль жениха, не узнающего свою невесту: «Подумаешь, делов на копейку».

     Человек с таким проявленным качеством личности как смелость не обязан совершать героические поступки по расписанию. Жизнь сама с определенной периодичностью подбрасывает ему страхи и опасные ситуации, которые нужно преодолевать. Смелость востребована жизнью: то нужно смело задать вопрос или сказать правду, то необходимо смело возразить или сделать комплимент тому, кто нравится, то надо проявить смелость в отстаивании своих принципов или быть готовым к резким переменам в своей жизни. Жизнь – нескончаемый урок, смелость всегда подключается к преодолению жизненных трудностей и неурядиц.

      «На смелого собака лает, а трусливого – кусает» – гласит русская пословица. Какой нужно обладать смелостью, чтобы в условиях массовых репрессий тридцатых годов смело говорить правду обо всем, что видишь? Михаила Булгакова пытались «укусить» многие «сторожевые псы» режима, но он, проявляя невиданную смелость, игнорировал липкий страх смерти и говорил устами не «гегемона», а профессора Преображенского: ««Что такое эта ваша разруха?… Да ее вовсе не существует… если я вместо того, чтобы оперировать каждый вечер начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха… Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах…».

       На писателя была открыта неприкрытая травля. В 1929 г. Сталин отозвался о Булгакове в письме к драматургу Билль-Белоцерковскому, одному из булгаковских гонителей: “Пьеса “Бег” есть проявление попытки вызвать симпатию к некоторым слоям антисоветской эмигрантщины… “Бег” представляет антисоветское явление”. «Доброжелатели» писателя уже видели его за стенами Гулага, но их останавливало одно обстоятельство: по непонятным им мотивам Сталин восемнадцать раз посещал пьесу Булгакова «Дни Турбиных». Человеческая симпатия писателя к героям “Дней Турбиных” и романа “Белая гвардия” была очевидна всем. Сатирические повести написаны не эзоповским языком, а вполне прозрачным. Сталин знал, с кем имеет дело, Булгакова в отличие от колеблющихся попутчиков и сомнительных единомышленников нельзя было заподозрить в чем-либо тайном. В своем безумно смелом письме к генеральному секретарю коммунистической партии Михаил Афанасьевич пишет такие строки: «… На широком поле словесности российской в СССР я был один-единственный литературный волк. Мне советовали выкрасить шкуру. Нелепый совет. Крашенный ли волк, стриженный ли волк, он все равно не похож на пуделя. Со мной и поступили, как с волком…». Трудно найти другого писателя, который мог бы так смело разговаривать со Сталиным, и открыто говорить о своем видении существующих порядков.