RSS Feed

Сочувствие

10.04.2013 by petr8512

Все сочувствуют несчастьям своих друзей и лишь немногие радуются их успехам. 

  Оскар Уайльд

        Сочувствие как качество личности представляет собой  умение понимать и разделять чувства, эмоции другого человека.

       У дороги нищий просил подаяния. Всадник, проезжавший мимо, ударил нищего по лицу плетью. Тот, глядя вслед удаляющемуся всаднику, сказал: «Будь счастлив». Крестьянин, видевший происшедшее, спросил: «Неужто ты такой смиренный?» — «Нет, — ответил нищий, — просто, если бы всадник был счастлив, он бы не стал бить меня по лицу».

      Можно восхищаться мудростью нищего, а можно и не одобрять его реакции на действия всадника. Что ж получается,  мы обязаны сочувствовать всем, у кого плохое настроение или неприятности, а они будут нас оскорблять и унижать? Мы не обязаны облачаться в шкуру другого человека, «заимствовать» его чувства и, как подопытный кролик, испытывать на себе их негативное воздействие. Иначе такая обязанность (сочувствие) стала бы нашим проклятием. От таких «займов» у нас произошло бы эмоциональное выгорание. Тем не менее, сочувствовать – значит ощутить чужую боль, горечь и усталость. В нашем разуме закрепился стереотип – сочувствовать, значит, сопереживать с другим человеком его негативные чувства и эмоции, временно отождествляясь с ним.

       Это одностороннее восприятие сочувствия.  Почему делается акцент на негативе? Я призываю увидеть в сочувствии невидимую до сих пор сторону – способность сопереживать вершинные переживания другого человека, то есть  особенно радостные и волнующие моменты в его жизни. Сочувствовать нужно радостям жизни, сопереживать успехи и воплощение целей другого. Какая несравненная польза могла бы быть от сопереживания движений души другого человека, когда он совершает благородные и милосердные поступки. Посочувствуйте вершинным переживаниям Леонардо да Винчи, Микеланджело, Моцарта и Пушкина.

             Представьте такую картину. Вы приходите к другу, у которого родился сын, к тому же родители подарили квартиру и на работе повысили в должности. Он от радости светится. И тут вы говорите ему: «Я тебе от всего сердца сочувствую». Хотел бы я видеть его физиономию. Вдумайтесь, что мы говорим сейчас. Допустим, к нему пришли в гости десять человек, и все говорят: «Мы разделяем с вами вашу радость». И все довольны. А какое право мы имеем разделять чью-то радость? До нашего прихода у него была целая радость, а теперь осталась одиннадцатая часть. Чем больше гостей, тем меньше радости. Когда десять человек ему скажут: «Мы сочувствуем вашей радости», целых неразделенных радостей будет у одиннадцати человек. Но, к сожалению, мы по привычке бубним «разделяем». А все потому, что в разуме людей сформировался стереотип – сочувствовать можно только горю, неудачам, страданиям, болезням и разным бедствиям. Мы привыкли сотни раз переживать плохое в своем прошлом, а хорошее лишь учитывать. Хотя нужно делать наоборот: учитывать плохое и переживать хорошее. Шаблонное мышление навязывает нашему уму утверждение – выражать сочувствие, значит, продемонстрировать свое несчастье от страданий других. В этом есть что-то унижающее человека. В сочувствии чужому горю, мы находим радость. Мы забываем, что кроме неприятностей других, в жизни существуют и другие радости. Видимо, чужие неприятности делают нас менее несчастными. Встретились два несчастья, и одно из них сочувствует другому, напоминая два слабеньких кустика, которые, цепляясь друг за друга, укрываются от ветра жизни. Сочувствовать чужому горю – просто, а вы попробуйте искренне сопереживать чужую радость, восторг и счастье.  Сочувствуя чужим успехам, мы притягиваем к себе собственный успех.

      Сочувствие не только качество личности, но и очень тонкая эмоция. Переступил невидимую черту, и оно из важного компонента отношений между людьми превращается в липкую, мутную, разрушительную эмоцию. Проанализируем сочувствие в режиме ее разумности.

      Сочувствие как вредная и разрушительная эмоция. Автором большинства своих несчастий является сам человек. Болезни – это результат неправильного образа жизни. Избыточная важность, которую мы придаем себе, вещам и ситуациям вызывает к действию равновесные силы. Нам даются воспитательные уроки, через которые мы должны обязательно пройти. Наши идеализации в отношении здоровья, денег, способностей, внешности, работы, взаимоотношений исправляются в разной форме.  Наказание следует за преступлением. Нас наказывают за наши ошибки. И тут на горизонте появляется сочувствующий. Сочувствием он декларирует следующее: «Я не согласен с мировым порядком. Бог мне не указ. Мир не справедлив». Иными словами, он соучаствует в ошибках, становится «подельником» человека, который должен был усвоить урок равновесных сил мироздания. Все ошибки он перезаписывает на себя. Поэтому не надо удивляться, когда у него возникает та же болезнь, что и у человека, которому он сочувствовал. Кроме того сочувствующий человек пропускает все негативные чувства, что и больной.

       Это не означает, что нужно быть безучастным, равнодушным и безразличным к людям. Помогите человеку, если он сам вас об этом попросит. Только не сочувствуйте, не сопереживайте  и не сожалейте. Иначе будете сопричастны. Ошо (Бхагван Шри Раджниш) призывает нас: «Не сочувствуй слишком людям, которые несчастны. Если кто-то несчастен, помоги, но не сочувствуй. Не внушай ему идею, что страдание — это что-то стоящее».

      Существует такая закономерность: за каждым успешным мужчиной стоит мудрая женщина, а за каждым неудачником, прячется сочувствующая женщина. Силу неудачи не сломают. Силу разрушает сочувствие, подбрасывая ему оправдания неудач и последующего бездействия. Сочувствие нашептывает неудачнику: «Ты ни в чем не виноват. Виноваты другие. Бедненький мой! Мир не справедлив к тебе. Твоя апатия оправдана. Я ее чувствую». Такое сочувствие делает мужчину слабым и безответственным. «Нищий лишь просит участья», – писал А. Пушкин. Если сочувствие будет побуждать подняться и идти к успеху, оно лишится компании. Некому будет сочувствовать. Мудрая женщина бросит своему мужчине спасательный круг, а сочувствующая – прыгнет к нему и утянет на дно.

     У одного человека случилось горе: попал он в болото и заплакал от безысходности. Пришли «добрые» люди поддержать его и выразить ему свое сочувствие. Сели они рядом и давай рыдать вместе со страдальцем. «Вот какие добрые люди, как они переживают обо мне», — подумал человек и продолжил плакать дальше. А болото тем временем от его слёз и от слёз «добрых» людей стало ещё больше, и начал страдалец погружаться в него всё быстрее и быстрее. Узнал о случившемся и другой человек. Он не был похож на остальных пришедших. Увидев, в каком плачевном положении находится страдалец, он решительно сказал: «Хватит реветь или ты хочешь утонуть? Лучше хватай верёвку, которую я тебе кинул, крепче держись за неё и перебирай руками и, если даст Бог, вылезешь из болота». Не понял такой заботы о его жизни утопающий и не счёл он такое поведение проявлением сочувствия и, возмутившись, прогнал помощника, обвинив его в равнодушии, бессердечности и жестокости. Тот ушёл, предварительно привязав верёвку к ближайшему дереву. Шло время. Слёзы из глаз страдальца и его «друзей» продолжали течь ручьями, и, естественно, что болото от этого не становилось меньше, а наоборот увеличивалось. Когда вода стала доходить до горла, желание жить пересилило сочувствие к самому себе. Пришлось ему схватиться за верёвку и постараться вытащить себя. Много потратил он сил на это, а когда выбрался на сухую землю, обступили его «добрые» люди и стали они со слезами на глазах радоваться, что его постигла такая «удача». Но он, как только увидел их слёзы, убежал от них, боясь, что от их слёз под его ногами образуется новое болото. И побежал он за своим спасителем, а догнав, поблагодарил его, ибо пока он вылезал из болота, то многое понял. Понял он, что такое истинное сочувствие, что слёзы плакальщиков нисколько не помогли ему, а наоборот ухудшили его положение, что прими он раньше помощь, когда болото было поменьше, то вылезать из него было бы намного легче, ибо тогда ему помогал бы ещё и тот человек.

      Вместе с тем, сочувствие играет существенную роль в человеческих взаимоотношениях.  Сочувствуя другому человеку, мы с ним  невольно сближаемся. Испытывая аналогичные чувства, мы становимся единомышленниками. Между нами устанавливаются доверительные отношения.

      Каждый человек должен выйти из детства со способностью сочувствовать. Люди, лишенные этой эмоции, опасны для общества. Жестокие преступники не испытывают сочувствия к своим жертвам. Как научить детей сочувствию, не перешагнув допустимых границ? Как уловить эту меру, чтобы не впасть в крайности?

      Иду по улице с золотистым ретривером. Одно удовольствие смотреть на это чудо природы. Вдруг подбегает трехлетний мальчик и бросает в собаку камень. В этом возрасте боль  другого живого существа еще не осознается, действие и результат связаны слабо. Он чувствует себя воином. Его мама равнодушно взирает на происходящее. А надо бы малышу сказать: «Собачке будет больно. Нельзя так делать! Ты же добрый мальчик!» Такие эпизоды взращивают равнодушных, безучастных и жестоких людей, готовых поднять на смех чужие неприятности. Например, двери автобуса закрываются перед носом пассажира. Мужчина что-то кричит и бежит за автобусом, спотыкается, падает и снова бежит. Пассажиры, нет – бы помочь, или хотя бы посочувствовать, надрываются от смеха. А мужчина все бежит и что-то кричит. Пассажиры не устают острить и смеяться. Тут поворачивается один из пассажиров из середины автобуса и удивленно произносит: «Так это же водитель нашего автобуса!»  

      «Сочувствие – одна из форм человеколюбия», – подчеркивается во всех руководствах по этике. Проявляется сочувствие в понимании другого человека, в оказании ему моральной поддержки, в готовности прийти другому на помощь. Только когда, как говорил В. А. Сухомлинский, ребенок не умом, а сердцем поймет боль другого, мы можем быть спокойны – мы воспитали в нем то самое важное, что называется любовью к людям.

      У одного человека умерла жена, которую он очень любил. Мужчина страшно переживал потерю. Однажды к нему зашел сосед со своим маленьким сыном.  «Можно я у тебя оставлю малыша на пару часов. Не откажешь?» Хозяин посмотрел на мальчика и грустно кивнул головой.  «Конечно, посижу. Езжай по своим делам». Когда он вернулся, его поразило насколько поменялось состояние у соседа. Он уже не выглядел таким убитым горем, даже иногда улыбка появлялась в его глазах. Отец забрал малыша и спросил, чем они занимались.  «Я помогал дяде плакать, – ответил малыш, – дядя сказал, что у него море не выплаканных слез, поэтому он такой грустный». – «И ты помог ему это море выплакать?» – «Да… Мне не жалко. А у дяди слез почти не осталось. Он сказал, что я своим сочу… сочу…» – «Сочувствием?»- «Да. Он сказал, что я помог ему. А потом мы сажали с ним дерево. Дядя сказал, что теперь все его слезы будут поить это дерево. Потому что это – память о его жене». – «Ты у меня умничка, – сказал отец и потрепал сына по волосам,- Искреннее сочувствие – это большая сила. И не все на него способны».