RSS Feed

Созидательность

01.11.2013 by petr8512

Замечательное чувство — знать, что ты сам строишь мир.

Айзек Азимов

Созидая, мы творим самих себя.

Латинское крылатое выражение

Видеть и делать новое — очень большое удовольствие.

Вольтер

       Созидательность как качество личности –  способность, постоянно проявляя энергию воли и разума, делать что-то  существующим, создавать, производить, основывать.

     Известный  мудрец сидел в молчании, и лицо его выражало устремление. Его спросили: — Чем занят ум твой? Он отвечал: — Сейчас строю храм. — Где же храм твой? — Он за двадцать переходов отсюда, и строители в большой нужде. — Так даже в бездействии ты созидаешь?  Мудрец улыбнулся: — Неужели действие только в пальцах и ступнях?

     Человеческий ум пытлив и неугомонен, ему всегда всего мало, ему всё не так, всё всегда надо созидать.  Созидательное начало подталкивает создавать что-то новое. Так возникают новые потребности и конца этому процессу не видно, хотя бы потому, что в обществе действует объективный, всеобщий экономический закон – закон возвышения потребностей. Словом, пока существует человечество, оно постоянно будет направлять свою мысль на созидание.

      Созидание и разрушение – дуальная пара. Два полюса. Две стороны одной  медали. То есть созидание – это разрушение с обратным знаком. Созидательность – дочь добра. Всю  огромную материнскую силу она, проявляя сострадание, направляет на помощь людям. Сострадание – самая мощная созидательная сила Вселенной.  Добро множит добро.  Каждый человек делает свой выбор – созидать добро или попустительствовать злу, быть созидателем или разрушителем. Современный французский писатель Бернар Вербер в книге «Муравьи» пишет по этому поводу: «Ах, как длинна жизнь, и какой разрушительной она может быть, и насколько легче сделать её разрушительной, чем созидательной…»

      Есть такая пословица:  «Ломать – не строить, душа не болит». Верно подмечено. Созидание  требует душевных затрат. Взять, к примеру, семейные отношения. Если у женщины грубое, каменное сердце, она не сможет воодушевлять своего мужа на созидание, ибо воодушевляющей силой в семье обладает исключительно женщина. «Мужчина – это олицетворение созидательной силы, женщина – воодушевляющей. Когда жена не может воодушевлять, ей придется вопреки женской природе созидать всё самой.

     Воодушевляющая энергия женщины соткана из любви и может творить настоящие чудеса.  Созидательная энергия мужчины соткана из силы разума и воли. Мужчина и женщина дополняют и уравновешивают друг друга. На этом стоит семья. Рэй Брэдбери в книге «Дом» пишет: «Любовь всегда что-то где-то строит. Иначе она угасает. Всю свою совместную жизнь вы строите — строите себя, строите дома, растите детей. Если один останавливается, <…> тогда получается, лишь половина всего строения. В конце концов, оно рассыпается, как карточный домик».

      Начало созидания – воображение или визуализация того, что хочешь создать.  Человек, созидая дом, уже мысленно нарисовал его у себя в голове. Муравьи строят муравейник на инстинктах. Ни одно животное не способно создать в своей голове мысленный план будущей созидательной деятельности. Иными словами, созидательность – прерогатива разумных существ. Еще Бернард Шоу подметил: «Воображение — это начало создания. Вы воображаете то, что хотите; вы желаете то, что воображаете; и, наконец, вы создаете то, что желаете».

      Зависть лишена созидательного начала. Завистник будет исходить злобой к созидателю, но сам не способен на созидание. Квалификация не та. Зависть – это всегда разрушение. Пусть у меня сарай сгорит, лишь бы у соседа сгорел дом. Пусть мне выбьют один глаз, но соседу два. Словом, всегда найдутся завистники, которые обвинят в своей никчемности и неудачливости тех, кто творит и созидает.

       Армянский поэт Аветик Исаакян в стихотворении «Я возвещаю вам…» пишет:

Для вас, кто осмеял величье созиданья,
Для вас, пресыщенных, придет духовный глад.
И будете молить и клянчить подаянье,
Блуждая по земле, мечась из града в град.

      Какой огромной, животворящей силой обладает созидательность, мы убедимся на примере невероятной по своему масштабу личности  – Иване Ивановиче Бецком – образованнейшим человеком своего времени. О нем рассказывает А. Бушков в романе «Екатерина II. Алмазная Золушка».

       К моменту восшествия Екатерины на престол российское образование  было в состоянии крайне горестном. Существовало несколько военных корпусов, где преподавали не только «специальные» предметы, но и, так сказать, общеобразовательные, общенаучные. Программа была довольно широкая – но в эти корпуса принимали исключительно дворян.  «Гражданское» образование тоже не блистало особенным разнообразием: Академический университет и гимназия в Петербурге, университет и две гимназии в Москве, гимназия в Казани.  И это – все. По всей стране более не имелось не то что университетов, но и простых школ – одни духовные училища. Не приходские школы, где учат духовные лица (как до Петра), а именно духовные училища со своим специфически узким кругом задач.

       И вот выбор императрицы выпал на И.И. Бецкого, в ком во всю мощь была развита созидательность как качество личности. По  замыслу Бецкого школа должна  воспитывать новых людей – образованных, высоконравственных. Вообще Бецкой обучение ставил на второе место, а на первое – как раз воспитание высокой морали и нравственности.

     Бецкой составил новую программу: «Генеральный план воспитания юношей обоего пола». Многое из него Екатерина осуществила на практике.   Даже краткий пересказ биографии Бецкого поражает. Именно он (на равных с Екатериной) был основателем «Смольного общества благородных девиц» – того самого, знаменитого впоследствии Смольного института. А также – подобного Смольному Екатерининского училища в Москве.

           Реформа Сухопутного кадетского шляхетского корпуса – снова Бецкой. Коммерческое училище при Воспитательном доме, «родовспомогательное училище при Санкт-Петербургском воспитательном доме, училище при Академии художеств, педагогические училища, дворянские „благородные училища“, „мещанские училища“ – и это Бецкой. Более тридцати лет Иван Иванович руководил всеми учебными заведениями империи, старыми и вновь создаваемыми. Он был главным попечителем Московского воспитательного дома, попечителем Смольного, президентом Академии художеств, фактическим руководителем Сухопутного шляхетского кадетского корпуса. Да вдобавок был одним из основателей Комиссии от строений Санкт-Петербурга и Москвы (подготовка и распределение всевозможных специалистов для заводов и фабрик, постройки и реставрации зданий, создание проектов застройки городов, строительство набережных). И разрабатывал уставы трех банков, и написал немало книг о воспитании детей…

     И на всех этих должностях работал всерьез. И, между прочим, на связанные с воспитанием и образованием проекты израсходовал свои собственные, огромные средства (по подсчетам изумленных французов, два миллиона франков золотом). В отличие от подавляющего большинства тогдашних сановников, не принимал от Екатерины никаких «материальных благ» – за исключением крохотной усадебки в Лифляндии.  Одним словом, потрясающий был человек, неизмеримо много сделавший для России…

    Его смерть прошла не замеченной! Ни одной строчки в тогдашних газетах, охотно и много писавших о людях гораздо более малозначительных. Только Гаврила Державин откликнулся стихотворении «На смерть благотворителя». Когда зайдет речь о восемнадцатом столетии, охотно и много вспоминают об авантюристах вроде Калиостро, о дуэлянтах и повесах, о куртизанках, великосветских хлыщах – но мало кто помнит Ивана Ивановича Бецкого, которому впору памятники ставить. Недавно исполнилось двести лет со дня его рождения – но промолчали высокоумные академики, ни одна собака к могиле в Александро-Невской лавре цветочек не принесла… Прости уж, Иван Иванович! Ленивы мы и беспамятны…