RSS Feed

Спесивость

02.07.2013 by petr8512

Хоть власяницу ты почтенную припас,
Дерюгой нищенской едва ль обманешь нас.
Спесивости не скрыть, в обноски обрядясь;
Похоже, для тебя привычнее — атлас.

Омар Хайям

            Спесивость как качество личности – склонность проявлять агрессивную, самодовольную, тщеславную глупость, ставить себе в заслугу внезапное обогащение,  достигнутое без всяких усилий,  полученный сан, чин, внешние знаки отличия

    Жила-была Спесь, а через дорогу от нее – Глупость. Добрые соседки, хоть характеры и несхожи: Глупость весела и болтлива, Спесь – мрачна и неразговорчива, но – ладят. Прибегает однажды Глупость к Спеси: «Ох, соседка, ну и радость у меня! Сколько лет сарай протекал, скотина хворала, а вчера крыша обвалилась, скотину прибило, и так я одним разом от двух бед избавилась». – «М-да, – соглашается Спесь. – Бывает…» – «Хотелось бы мне, – продолжает Глупость, – отметить это событие. Гостей пригласить, что ли. Только кого позвать – посоветуй». – «Что там выбирать, – говорит Спесь. – Всех зови. А то, гляди, подумают, что ты бедная!» – «Не много ли – всех? – сомневается Глупость. – Это ж мне все продать, все из хаты вынести, чтоб накормить такую ораву…» – «Так и сделай, – наставляет Спесь. – Пусть знают». Продала Глупость все свое добро, созвала гостей. Попировали, погуляли на радостях, а как ушли гости – осталась Глупость в пустой хате. Головы приклонить – и то не на что. А тут еще Спесь со своими обидами. – «Насоветовала, – говорит, – я тебе – себе на лихо. Теперь о тебе только и разговору, а меня – совсем не замечают. Не знаю, как быть. Может, посоветуешь?» – «А ты хату подожги, – советует Глупость. – На пожар-то они все сбегутся». Так и сделала Спесь: подожгла свою хату. Сбежался народ. Смотрят на Спесь, пальцами показывают. Довольна Спесь. Так нос задрала, что с пожарной каланчи не достанешь. Но недолго пришлось ей радоваться. Хата сгорела, разошелся народ, и осталась Спесь посреди улицы. Постояла, постояла, а потом — деваться некуда — пошла к Глупости: – «Принимай, соседка. Жить мне теперь негде». – «Заходи, – приглашает Глупость, – живи. Жаль, что угостить тебя нечем: пусто в хате, ничего не осталось». – «Ладно, – говорит Спесь. – Пусто так пусто. Ты только виду не показывай!» С тех пор и живут они вместе. Друг без дружки – ни на шаг. Где Глупость – там обязательно Спесь, а где Спесь – обязательно Глупость.

       Для  спесивости характерна не просто глупость, а особая агрессивная глупость – это ее отличительная черта как качества личности. Обладатели этого качества – глупцы особого агрессивного склада. Их не сравнишь с чванливым, но миролюбивым Журденом из пьесы Мольера «Мещанин во дворянстве» или Эллочкой – людоедкой из «Двенадцати стульев», старающейся переплюнуть американскую миллионершу. Спесивец донельзя агрессивен. Если бы дали ему такую возможность, он бы волосами, ушами и ресницами старался бы унизить других людей, смешать их с грязью, превратить в пыль у своих ног. От унижения других спесивость испытывает злорадство, в этом оно ловит одному ему понятный «кайф».

    Если чванливый Журден, пожелав стать галантным кавалером, дворянином, стал учиться рисованию, танцам, фехтованию, философии,  то, спесивец, к примеру, «новый русский», обычно получает какое-то действительное или мнимое преимущество внезапно, незаслуженно и случайно.

     В словаре В. И. Даля спесь  – глупое самодовольствие, ставящее себе в заслугу сан, чин, внешние знаки отличия. богатство, высокий род свой и пр. Спесь чаще всего одолевает внезапно разбогатевших людей низших сословий.

    Спесивость – это агрессивная тщеславная чванливая самодовольная глупость, выигравшая  в лотерею, не купив, а случайно найдя билет. То есть, если сварить агрессивное глупое самодовольство, приправив его тщеславием, превосходством и чванством, получим супчик с неблагозвучным названием – «Спесивость».

       Анекдот в тему. Новый русский на заправке, читает инструкцию по пользованию бензоколонкой: 1. Достаньте пистолет. Достает из кобуры пистолет Макарова. 2. Вставьте пистолет в бак. Вставляет. 3. А теперь нажмите.

      Для своего появления на свет спесивость не прилагает никаких усилий. Высокое положение, богатство или успех свалились неожиданно, как снег на голову. Не случайно слово «спесь» родственно слову «зреть» и успех. Люди, едва умеющие читать и писать, силою обстоятельств вознеслись на гребне волны успеха. Новый русский приходит в правительство и говорит: – Хочу купить космодром Байконур. Сколько он стоит? Ему вежливо отвечают: – Понимаете, космодром Байконур находится в Казахстане. Долгая пауза… Новый русский и чиновник внимательно разглядывают друг друга. Новый русский недоуменно: – Ну, чего молчишь? Чиновник: – А что я могу еще вам сказать? Новый русский: – Как это что?! А Казахстан сколько стоит?

      В силу несправедливости своего возвышения, как считают окружающие, а, зачастую, из зависти спесивость вызывает у людей злобу, негодование и отвращение. Свою личную несостоятельность, абсурдность вознесения, неуверенность  нынешнего состояния, спесивость старается скрыть отвратными, унижающими людей выходками. Нужно заметить, что удачливость спесивости и неожиданные подарки судьбы, могут быть связаны с ранее накопленным благочестием, сделанным добром и оказанной заботой людям. Сам спесивец может об этом и не догадываться. Он может не знать, что закон добра одарил его своим действием за благочестивые поступки в прошлых жизнях, где он был добрым и заботливым.

      Гаишник останавливает черный мерин с тонированными стеклами за превышение скорости. Открывается стекло там браток, отвернувшись, в чем-то копается, затем резко поворачивается и орет: – ГАВ!!!!!!!! Гаишник отскакивает и таращит глаза. Браток улыбается и говорит:  – Не боись, – и показывая на ремень безопасности – видишь, я привязанный.  Иными словами, спесивое поведение становится «подушкой безопасности» от бессознательной тревоги, связанной со своим социальным статусом.

       Спесивость презрительно взирает на внешний мир: ничтожные людишки, не умеющие жить. Несмотря на свою духовную безграмотность, она готова всех наставлять и поучать, хотя предпочитает молчаливое общение. Если спесивость опустится до нравоучений, то делается это снисходительно, с душевной расположенностью и благоволением. Спесивый с видом пророка одаривает знаниями людей и негодует при всяком отсутствии внимания, не активном слушании или возражении. Но настоящее лицо спесивости в общении с людьми – гримаса на лице с выраженным чувством превосходства при многозначительном молчании. Молчание – язык спесивости. Правильно говорят в народе: «Молчи – за умного сойдешь». Даже своим хилым умишком спесивость понимает, что только внушительным молчанием она может показать свою важность и значимость, исключительность и самобытность. Любого, кто не видит в ней достоинств, она люто ненавидит.

         Спесивость частенько становится следствием чрезмерной, необоснованной амбициозности. Александра Маринина в романе “Взгляд из вечности” пишет: “– Ну, хорошо, а спесь откуда? – допытывался Камень. – Откуда такое презрение к людям, которые не так тонки, как она, и не так глубоко разбираются в поэзии? – А спесь, мил-друг, от необоснованных амбиций. Она ведь сначала поняла, что непохожа на других, потом слегка искусственно усилила это обстоятельство, а потом искренне в него поверила. Коль она такая необыкновенная и ни на кого не похожая, то ее должна ждать поистине необыкновенная, нерядовая судьба. То есть сперва она сделала себя ни на кого не похожей, а потом стала ждать от жизни всяческих подарков и наград за это. А подарков чего-то нет и нет, равно как и наград”.

     Спесивость – это сильно развитое ложное эго, которое не допускает даже  вздорной мысли о своей неправоте. Ее капризность, несговорчивость и непостижимая глупость стали нарицательными: «косится, как среда на пятницу», «недовольный порося», «девка спесива, не скажет спасибо»,  «уроду всё не в угоду». Спесивость настолько не рукопожатна, что люди в сердцах восклицают: «Рожна тебе еще! (Рожон – заостренный шест, кол); «В ножки тебе еще поклониться?»; «Черта лысого тебе!»; «Дай ему яичко, да ещё и облупленное»; «Была бы честь предложена, а от убытка бог избавил (господь уберёг)»; «Начхать мне на тебя!»; «Губа толще – брюхо тоньше». Когда глупая капризная спесивость действует себе же во вред, отказываясь от очевидной выгоды, в народе говорят: «Баба с возу – кобыле легче», «Кума пеша – куму легче». Итог спесивости: «Спесивый высоко мостится, да низко садится», «Забудешь и спесь, коль нечего есть». В целом же спесь всегда глупа: «Умной спеси не бывает», «Спесивому хвала лучше дара», «Спесивый глуп, как мерин сивый». Глупость, несомненно, является ахиллесовой пятой спесивости. Ее можно только переиграть разумом.

       У отца Александра Македонского был один необъезженный спесивый конь, с которым никто не мог совладать. Юный наблюдательный Александр решил сбить спесь с Буцефала, так звали коня. Он вскочил на него и ускакал под изумленные взгляды слуг. Все посчитали это чудом, божественным знамением. На самом деле спесивый конь боялся собственной тени и шарахался от нее, скидывая ничего не понимавших всадников. Александр просто повернул ретивого коня мордой к солнцу, и тот ослепленный яркими лучами, не мог увидеть страшной тени. Так умерла спесивость Буцефала в руках сообразительного всадника.

.