RSS Feed

Стойкость

25.02.2013 by petr8512

Как бы плохо не приходилось, никогда не отчаивайся, держись пока силы есть.

Александр Суворов

      Стойкость как качество личности –  способность противостоять внешним воздействиям,  во что бы то ни стало достигать цели.

    Однажды ученики спросили своего Учителя: — Скажи, Учитель, почему одни люди ломаются в трудных ситуациях, а другие проявляют стойкость? Почему для одних мир рушится, другие же находят в себе силы продолжать жить; первые уходят в депрессию, а для вторых она не страшна? — Это потому, — ответил Учитель, — что мир каждого человека подобен звёздной системе. Только у первых в этой системе имеется лишь одно-единственное небесное тело — они сами. Вся их вселенная вращается исключительно вокруг их самих, а потому любая катастрофа приводит и к гибели всего такого мира. Вторые же обитают в окружении других небесных тел, они привыкли думать не только о себе, но и о тех, кто рядом. В трудные минуты жизни их мысли не сосредотачиваются лишь на собственных проблемах. Потребность заботиться и помогать другим у них берёт верх над тяжкими раздумьями. Участвуя в жизни окружающих и поддерживая их в трудную минуту, такие люди, сами того не сознавая, спасают от гибели самих себя.

      Стойкость становится проявленным качеством личности  в унисоне с упорством, настойчивостью, целеустремленностью и  выносливостью. У барной стойки стойкость не увидишь. После бурных «вводных» процедур «стоик» может лишь продемонстрировать свою устойчивость к алкоголю, самостоятельно добравшись до выхода в состоянии равновесия. Благоприятная среда для стойкости – особо сложные и опасные обстоятельства, вызовы  и уроки жизни, проявленные в возникающих трудностях и невзгодах.

        Стойкий человек – человек с «железным» внутренним стержнем. Обладая твердыми убеждениями, будучи принципиальным и высоконравственным человеком, стойкая личность способна мученически перенести сильную боль, голод, холод и прочие невзгоды.

       Для всех поколений образцом стойкости всегда будет родовой сибирский казак, генерал-лейтенант инженерных войск Дмитрий Михайлович Карбышев. В 1941 году при попытке вырваться из окружения был контужен и захвачен гитлеровцами в плен. Советскому генералу предлагалось освобождение из лагеря, возможность переезда на частную квартиру, а также полная материальная обеспеченность. Карбышеву будет открыт доступ во все библиотеки и книгохранилища Германии, предоставлена возможность знакомиться с другими материалами в интересующих его областях военно-инженерного дела. При необходимости гарантировалось любое число помощников для обустройства лаборатории, выполнения опытно-конструкторских работ и обеспечения иных мероприятий научно-исследовательского характера. Не воспрещался самостоятельный выбор тематики научных разработок, давалось добро на выезд в район фронтов для проверки теоретических расчетов в полевых условиях. Правда, оговаривалось – кроме Восточного фронта. Результаты работ должны стать достоянием немецких специалистов. Все чины германской армии будут относиться к Карбышеву как к генерал-лейтенанту инженерных войск германского рейха. Внимательно выслушав условия “сотрудничества”, Дмитрий Михайлович спокойно ответил: “Мои убеждения не выпадают вместе с зубами от недостатка витаминов в лагерном рационе. Я солдат и остаюсь верен своему долгу. А он запрещает мне работать на ту страну, которая находится в состоянии войны с моей Родиной”.

      Подобной стойкости фашисты не ожидали. Карбышева бросили в одиночную камеру, начали давать соленую пищу, после чего отказывали в воде. Заменили лампу – она стала такой мощной, что, даже закрыв веки, глазам не было покоя. Они начинали гноиться, причиняя мучительную боль. Спать почти не разрешали. При этом с немецкой аккуратностью регистрировали настроение и психическое состояние советского генерала. И когда казалось, что он начинал “скисать”, снова приходили с предложением сотрудничать. Ответ был тот же – “нет”. Так продолжалось без малого полгода. Так и не сломив стойкого генерала, фашисты отправили его в концентрационный лагерь,  отличавшийся каторжными работами особой тяжести и бесчеловечным отношением к заключенным. Узники с утра до ночи работали в гранитных карьерах под наблюдением эсэсовцев, вооруженных хлыстами и пистолетами. Минутная передышка, взгляд, брошенный в сторону, слово, сказанное соседу по работе, любое неловкое движение, малейшая провинность – все это вызывало бешеную ярость надсмотрщиков, избиение хлыстом. Часто слышались выстрелы. Стреляли прямо в затылок. Один из советских пленных офицеров уже после войны вспоминал: “Однажды мы с Дмитрием Михайловичем работали в сарае, обтесывали гранитные столбики для дорог, облицовочные и намогильные плиты. По поводу последних Карбышев, которому даже в самой трудной ситуации не изменяло чувство юмора, вдруг заметил: “Вот работа, доставляющая мне истинное удовольствие. Чем больше намогильных плит требуют от нас немцы, тем лучше, значит, идут у наших дела на фронте”.

      В феврале 1945 года в концлагере Маутхаузен (Австрия), в числе других заключённых (около 500 человек), он был облит водой на морозе и погиб, став символом несгибаемой воли и стойкости. Впервые стало известно о гибели Карбышева через год после окончания войны. 13 февраля 1946 г. майор канадской армии Седдон Де-Сент-Клер, находившийся на излечении в госпитале под Лондоном, пригласил к себе представителя Советской миссии по делам репатриации в Англии, чтобы сообщить “важные подробности”. “Мне осталось жить недолго, – сказал майор советскому офицеру, – поэтому меня беспокоит мысль о том, чтобы вместе со мной не ушли в могилу известные мне факты героической гибели советского генерала, благородная память о котором должна жить в сердцах людей. Я говорю о генерал-лейтенанте Карбышеве, вместе с которым мне пришлось побывать в немецких лагерях”. По словам офицера, в ночь с 17 на 18 февраля около тысячи пленных немцы пригнали в Маутхаузен. Мороз стоял около 12 градусов. Все были одеты очень плохо, в рванье. “Как только мы вступили на территорию лагеря, немцы загнали нас в душевую, велели раздеться и пустили на нас сверху струи ледяной воды. Это продолжалось долго. Все посинели. Многие падали на пол и тут же умирали: сердце не выдерживало. Потом нам велели надеть только нижнее белье и деревянные колодки на ноги и выгнали во двор. Генерал Карбышев стоял в группе русских товарищей недалеко от меня. Мы понимали, что доживаем последние часы. Через пару минут гестаповцы, стоявшие за нашими спинами с пожарными брандспойтами в руках, стали поливать нас потоками холодной воды. Кто пытался уклониться от струи, тех били дубинками по голове. Сотни людей падали замерзшие или с размозженными черепами. Я видел, как упал и генерал Карбышев”, – с болью в сердце излагал канадский майор. “В ту трагическую ночь в живых осталось человек семьдесят. Почему нас не прикончили, не представляю. Должно быть, устали и отложили до утра. Оказалось, что к лагерю вплотную подходили союзные войска. Немцы в панике бежали… Я прошу вас записать мои показания и переслать их в Россию. Я считаю своим священным долгом беспристрастно засвидетельствовать все, что я знаю о генерале Карбышеве. Я выполню этим свой маленький долг перед памятью большого человека”, – такими словами закончил свой рассказ канадский офицер.

   Примером стойкости в наши дни, несомненно, является рядовой российской армии Евгений Родионов. Ему было 19 лет, когда чеченские боевики отрубили ему голову. В убийстве признался Руслан Хайхороев, в присутствии иностранного представителя он рассказал: «У него был выбор, чтобы остаться в живых. Он мог бы веру сменить, но он не захотел с себя креста снимать». Его мать говорит, что Евгению обещали сохранить жизнь, если он примет ислам и выступит с оружием в руках против российских федеральных сил, ему нужно было всего лишь символически снять с себя серебряный крестик, который он носил на шее с 11 лет и принять веру своих мучителей. Евгений отказался и предпочел смерть.

      Матери сказали, что ее сын дезертир, но она не поверила. В поисках правды она заплатила четыре тысячи долларов убийце сына, собственноручно выкопала его тело  и доставила на Родину. Сына мать  узнала по крестику на обезглавленной шее и другим приметам, известным лишь матери. В поисках черепа сына она приехала в Чечню еще раз. Боевики раскололи его пополам, опасаясь преследования со стороны души убитого.

      В Чечне мать стойкого воина всячески оскорбляли, плевали на нее. Брат чеченского боевика Шамиля Бвсаева жестоко избил ее и оставил умирать. «Мне выбили все зубы. Когда я вернулась из Чечни, все мои волосы были седыми. У меня нет здоровья. Когда хоронишь ребенка, с ним хоронишь половину себя. Я больше не могу смеяться и радоваться». Узнав, что сына собираются канонизировать, она сказала: «Бог находит место каждому. Его место не изменится, если его сделают святым. Он уже и так в раю. Война быстро раскрывает истинную сущность людей. Если ты кусок дерьма, то быстро скукожишься, но если ты порядочный, то она вытачивает тебя, как алмаз, нужно через многое пройти, чтобы дойти до этой ступени».