RSS Feed

Странноватость

12.08.2016 by petr8512

Странноватый человек непросто в некоторой степени странен, он, скорее,

необычен, ненормален, немного с приветом, с придурью,

словно у него снаряд застрял в его чудаковатой башке.

Алексей Петков

– Ты хочешь сказать, что я необычная девушка, единственная в своём роде и

не такая, как все? – Да, ты до странности странноватая.

Случайно подслушанные диалоги

Я странноватый парень – хочу побывать в Национальной библиотеке.   

Дэн Рейнольдс

                                                   

    Странноватость как качество личности – склонность быть в  некоторой, в определенной степени странным, ненормальным, чудоковатым, с прибабахом.

      Встреча со странноватым человеком вызывает такое же удивление, как знакомство с лошадью – программисткой.

      Как-то в бар заходит лошадь. Снимает пальто, шляпу. Вешает на вешалку. Подходит стойке и говорит бармену: – Мне, пожалуйста, 150 водочки, стаканчик томатного сока и фисташки. У бармена круглые глаза, теряется дар речи.  Лошадь: – Что-нибудь не так? Бармен: – Н-нет, нет. Всё так. П-пожалуйста, присаживайтесь.

    Лошадь: – Вы не удивляйтесь, я теперь тут рядом работаю и буду часто к вам заходить. Бармен, немного придя в себя, хватает телефон и звонит своему приятелю – директору цирка: – Дорогой, бросай своих собачек, кошечек, бегемотиков. Завтра бегом ко мне, тут у меня такие чудеса… На следующий день директор цирка и бармен ждут в баре лошадь. Она заходит, опять снимает пальто, шляпу. Подходит к стойке и говорит: – Мне, пожалуйста, 150 водочки, стаканчик томатного сока, а фисташки не надо – у меня от них вчера была изжога. Лучше дайте мне оливок.

     Обалдевший директор подсаживается к лошади: – Простите, я слышал, что вы где-то здесь рядом работаете, а если не секрет, сколько вам платят?  – Я получаю 500 долларов в месяц. Директор цирка; – Я приглашаю вас к себе на работу! Вы будете получать 5000 долларов в месяц! Я буду брать на себя все дополнительные расходы! Вы будете жить в прекрасных условиях! Лошадь: – А где нужно работать? Директор: – В цирке. Лошадь: – Это там, где много света, музыка, канаты какие-то и вот это круглое внизу, как его? – Арена! Да-да-да, всё так! – вскрикивает директор – Всё хорошо, конечно, – отвечает лошадь, – только я одного не пойму – а зачем вам там я. Вам что нужны программисты?

          У каждого человека есть свои странности. Каждый сходит с ума по-своему.

Я странен, а не странен кто ж?
Тот, кто на всех глупцов похож;
Молчалин, например…

      Но далеко не каждого можно назвать странноватым. Странен человек без странностей, но без странноватости, выраженной в определённой ненормальности и противоестественности, всякий человек выглядит вполне адекватно для окружающих. Если человек хороший, но немного странноватый, второе нужно воспринимать как второстепенность, как особенность проявления хорошести. Писатель Дмитрий Емец правильно заметил: «Чужие заскоки нужно уважать, чтобы другие в ответ гуманно относились к твоим собственным тараканам». Странноватый человек живёт в своём странноватом мире и чувствует себя в нём комфортно и уютно.

      Без странноватых личностей было бы на земле тоскливо.

   Работники банковской сферы странноватые люди. Сначала они заваливают тебя смс-ками «Вам одобрен кредит! Возьмите деньги!». А как только воспользуешься их предложением, сразу начинают присылать сообщения «Верните деньги!». Вот и получается, то возьмите, то верните. Странноватые люди. Никакой определенности.

    Странноватость других вызывает удивление и любопытство. В свое время Фазиль Искандер иронизировал над странноватостью москвичей, выраженной в особом интересе к прогнозу погоды:

         …Единственная особенность москвичей, которая до сих пор осталась мной не разгаданной,- это их постоянный, таинственный интерес к погоде. Бывало, сидишь у знакомых за чаем, слушаешь уютные московские разговоры, тикают стенные часы, лопочет репродуктор, но его никто не слушает, хотя почему-то и не выключают.- Тише! – встряхивается вдруг кто-нибудь и подымает голову к репродуктору. – Погоду передают.

    Все, затаив дыхание, слушают передачу, чтобы на следующий день уличить ее в неточности. В первое время, услышав это тревожное: “Тише!”, я вздрагивал, думая, что начинается война или еще что-нибудь не менее катастрофическое. Потом я думал, что все ждут какой-то особенной, неслыханной по своей приятности погоды. Потом я заметил, что неслыханной по своей приятности погоды как будто бы тоже не ждут. Так в чем же дело? Можно подумать, что миллионы москвичей с утра уходят на охоту или на полевые работы. Ведь у каждого на работе крыша над головой. Нельзя же сказать, что такой испепеляющий, изнурительный в своем постоянстве интерес к погоде объясняется тем, что человеку надо пробежать до троллейбуса или до метро? Согласитесь, это было бы довольно странно и даже недостойно жителей великого города. Тут есть какая-то тайна.

   Именно с целью изучения глубинной причины интереса москвичей к погоде я несколько лет назад переселился в Москву. Ведь мое истинное призвание – это открывать и изобретать. Чтобы не вызывать у москвичей никакого подозрения, чтобы давать им в своем присутствии свободно проявлять свой таинственный интерес к погоде, я и сам делаю вид, что интересуюсь погодой. – Ну как, – говорю я, – что там передают насчет погоды? Ветер с востока? – Нет, – радостно отвечают москвичи, – ветер юго-западный до умеренного. – Ну, если до умеренного, – говорю, – это еще терпимо. И продолжаю наблюдать, ибо всякое открытие требует терпения и наблюдательности. Но, чтобы открывать и изобретать, надо зарабатывать на жизнь, и я пишу”.

       Странноватость дружит с придурью и чудачеством.

     Джонатан Свифт, бессмертный автор Гулливера, в контексте соблюдения порядка был странноватым человеком.  Каждый раз, когда его экономка нанимала новую служанку, он приглашал ее к себе и давал два указания. Во-первых, она всегда должна закрывать за собой дверь, когда входит в комнату. Во-вторых, она всегда должна закрывать дверь, когда выходит из комнаты. Случилось так, что одну из служанок пригласили на свадьбу в отдаленную деревню. Она входит к хозяину и просит разрешения на поездку. Свифт разрешает, более того, приказывает конюху оседлать коня, посадить девушку себе за спину и отвезти на свадьбу. Счастливая девушка убегает, забыв на радостях закрыть за собой дверь. Через четверть часа писатель поднимает голову, видит открытую дверь и колокольчиком вызывает слугу: «Оседлать коня, догнать их и вернуть». На полпути слуга догоняет их и возвращает девушку назад. Та, шатаясь от тяжести удара, спрашивает, в чем она провинилась. «Ни в чем, дочь моя. Ты только оставила дверь открытой. Будь добра, закрой ее, а потом можешь ехать на свадьбу».

    Великий полководец Александр Суворов ложился спать в шесть часов вечера, а просыпался в два часа ночи и, обливаясь холодной водой, кричал «ку-ка-ре-ку!». Любил ходить в старых стоптанных башмаках. Мог встречать высоких гостей в одном нижнем белье. Говорят, что после того как Суворову присвоили звание фельдмаршала, он начал прыгать через стулья. А еще полководец очень любил женить своих крепостных, руководствуясь при этом таким принципом: выстраивал их в ряд, отбирал супругов по росту, ставил шеренги друг против друга и командовал:  — Сойдитесь! Затем лично венчал образованные пары.

       Словом, странноватый человек – это всегда немножечко человек с приветом.

Я пришёл к тебе с приветом,
Рассказать, что солнце встало.
Ты меня с известьем этим
В пять часов утра не ждала?!

Значит слушай, до рассвета
Было всё темно, как в танке.
Солнце мчалось под планетой
Что бы встануть спозаранку.

Я пришёл к тебе с приветом,
Ты ещё под одеялом.
Это верная примета –
Значит точно солнце встало.

Солнце встало, ты проспала,
Я сказал тебе об этом.
Так пусти под одеяло,
Не смотри, что я с приветом.

Не зазря я шёл с приветом,
Не напрасно солнце встало.
Погоди, скажи кто это
У тебя под одеялом?!

Что лепечешь ты невнятно,
Мне понятно в чём тут дело,
Он пришёл к тебе с закатом,
Рассказать, что солнце село.

Он с закатом, я с рассветом,
Ты, как солнце между нами.
Это кто ж из нас с приветом,
Если оба мы с рогами?!

В общем мне не надо ссоры,
Мы с коллегой щас напьёмся.
Кстати, полдень будет скоро,
Может, третьего дождёмся.

Эй, приятель, что в печали?
Кем работаешь? Поэтом!?
Слушай, как тебе начало:
“Я пришёл к тебе с приветом”…