RSS Feed

Строгость

25.03.2013 by petr8512

Кто не может взять лаской, тот не сможет взять строгостью.
А. П. Чехов

          Строгость как качество личности – склонность внимательно отслеживать качество и точность выполняемых действий без  отклонений от образца.

         Однажды к Учителю пришла молодая крестьянка и спросила: — Учитель, как следует мне воспитывать сына: в ласке или в строгости? Что важнее? — Посмотри, женщина, на виноградную лозу, — сказал он. — Если ты не будешь её обрезать, не станешь, из жалости, отрывать лишние побеги и листья, лоза одичает, а ты, потеряв контроль над её ростом, не дождёшься хороших и сладких ягод. Но если ты укроешь лозу от ласки солнечных лучей и не станешь заботливо поливать её корни каждый день, она совсем зачахнет. И лишь при разумном сочетании и того, и другого тебе удастся вкусить желанных плодов.

        Строгость – это резонанс с сердцем другого человека.  Строгость ограничена любовью. Стоит  человеку нарушить умеренные, разумные границы наказания, и его действия будут называться иначе – жесткость или жестокость. Любовь – ограничитель строгости. Любящий человек не может быть жестким,  а тем более жестоким. Право быть строгим нужно заслужить.  Однажды я спросил семилетнего сына:  – Ты понимаешь, зачем я наказываю тебя? – Да, – ответил он. – Наверное, мне не следовало так делать? – спросил я. – Нет, – возразил он, – ты правильно делаешь. Ты наказываешь меня потому, что любишь, чтобы я не сделал себе или другим плохо. Ребенок понял, что папино наказание- это проявление любви.

         Право на строгость дает взаимная любовь. Если взглянуть на строгость шире, не только как на воспитание детей, то строгим человек может стать, если он желает другим людям добра и счастья. Однако этого мало. Я не оговорился на счет взаимной любви. Нельзя наказывать безразличных к тебе людей. К примеру, пока подчиненные не будут испытывать уважение и симпатию к начальнику, пока его расположение не будет для них ценным, а удаление от него неприятным, до тех пор любые формы наказания будут восприниматься ими не как строгость, а как самодурство.  Наказание без взаимных симпатий подрывает авторитет руководителя и показывает, что он плохо понимает, что происходит.  Например, у А.В. Суворова были личные взаимоотношения с каждым из пятидесяти тысяч солдат. Он подходил к солдату и спрашивал: «Ну, как сын выздоровел?» или: «Павел, что пишут из  Рязани?» Солдаты обожали своего полководца, и его строгость воспринимали только, как желание вернуть их домой живыми и невредимыми.   В. Тарасов пишет: «Не завоевав сердце, можно наказывать лишь в случае, если нарушен закон, установленный не вами, а вашими предшественни­ками. Но и здесь заложен риск: ведь и ваши предшественники могли не пользоваться авторитетом. В любом случае надо знать меру. Чрезмерное наказание выглядит как месть слабого человека». При этом  строгость нужно проявлять не к человеку, а к его поступкам.

        Любовь и строгость проявляются одновременно. Зачастую родители хотят тщеславиться на детях, наслаждаться ими. Эгоистичное желание получать от ребенка удовольствие лишает родителей строгости. Они боятся сказать ему слово поперек, терпят все его непотребные деяния. Когда человек по-настоящему любит,  его сердце требует проявлять сильную и непоколебимую строгость относительно объекта любви, заставляет открыто говорить ему всю правду. Это и есть настоящая строгость, настоянная на любви.  Начальник, любящий подчиненных, может быть с ними строгим. В его коллективе железная дисциплина именно потому, что он любит, ценит людей и ведет себя с ними строго, ибо опасается, чтобы они не натворили себе бед, не подпортили себе репутацию и не утратили право работать в данном коллективе.

         Существует удивительная закономерность: чем больше человек любит, тем более строг он к объекту любви. Почему так происходит? Потому что строгость хочет, чтобы объект любви был верен этой любви, ценил ее и больше всего на свете опасался бы лишиться ее. Например, чем больше отец любит своего сына, тем строже он к нему относится. Желая сыну блага, он опасается, чтобы тот не испортился под влиянием улицы.  Близкий человек, проявляя строгость, пропитанную любовью, оказывает невероятно сильное воздействие на другого человека, который, в свою очередь, любит его. Но чтобы обладать силой строгости, нужно по-настоящему любить.

           В отличие от требовательности, проявляющейся при даче задания, строгость обнаруживается при приеме результата. Если требовательность задается вопросом «что нужно сделать», то строгость интересует вопрос «как сделал». Например, требовательность говорит: «Нужно сдать квартальный отчет к 15 числу месяца следующего за отчетным. В составе отчета должны быть следующие формы… Ответственные исполнители…»  Минует пятнадцатое число, а отчета нет, представили его на десять дней позже. Если закрыл глаза – значит, это не строгость. Если отчитал, пригрозил лишить премии, сломал баланс и попросил переделать – значит, проявил строгость.

          В отличие от жесткости, строгость, как мы уже говорили, наполнена любовью и уважением к людям, она более мягкая и теплая. Строгость может быть даже веселой, если начальник в шуточной форме делает «выволочку» подчиненному за допущенные промахи в работе. Она редко доходит до  реальных наказаний, ограничиваясь напоминаниями и угрозами. У жесткости невеселый  характер, юмором она не блещет. Жесткость холодна, спокойна и серьезна. К ее угрозам нужно относиться со вниманием, ибо за ними, как правило, следует реализация. С воспитательной целью жесткость способна сделать сильные физические замечания.  От жесткости люди бегут, а за строгость держатся.

          О результатах жесткого воспитания отлично рассказала Фрекен Бок в телеспектакле «Малыш и Карлсон». В пример она привела своего племянника Рудольфа (Руле),  который, как известно, стал вором: «Нужна система воспитания. Вот я воспитала своего мальчика, племянника. С раннего детства я из него выбила все эти штучки, все эти фантазии, все эти крыши. Каленым железом выжигала. Я ему говорила: «Это нельзя, это нельзя, это нельзя». У меня он вздохнуть боялся, пошевельнуться не смел. Я за ним подсматривала, подглядывала. Я с ног валилась, но зато я знала о нем все! Куда он ходит, с кем он дружит, о чем он думает. И теперь я за него спокойна, и я в него верю». А затем Рулле рассказывает своему приятелю Филле о том, как его воспитывали: «Если б ты знал, какое у меня было детство!… Тетушка фрекен Бок с утра до вечера мне твердила: «Это нельзя, это нельзя». Все нельзя! Тогда я стал врать. Тогда я стал делать все потихоньку: потихоньку ходить в кино, потихоньку таскать деньги из ее сумки, вся моя жизнь стала потихоньку, потихоньку, потихоньку… Она украла у меня детство!»

         Строгость в семье должна быть специализирована. Например, женщина, если не хочет вырастить маменькиного сыночка, слабовольного, бесхарактерного и несчастного человека,  не должна воспитывать сына сама. Это прерогатива отца. Строгость относительно мальчика предполагает возможность ошибаться. Мальчик должен научиться преодолевать трудности, быть готовым к испытаниям.  Важно не сколько раз ты упадешь, а сколько встанешь.  У мужчины встроено понимание, что мальчику необходимы навыки преодолевать жизненные препятствия. Подобно неваляшке, он, как бы сильно его не гнула жизнь, с такой же силой должен возвращаться в исходное радостное, равновесное состояние. Мать может не понимать этих хитростей науки жизни и начинает баловать сына, то есть облегчает ему  заданные отцом испытания. Такой жалостью она причиняет ребенку вред и разрушает его судьбу. Женская природа не может спокойно наблюдать, как сын переживает за выполнение порученного отцом задания. Поэтому мать должна подальше держаться от воспитания сына. Любить и заботиться о нем – пожалуйста, но воспитывать сына – это зона ответственности отца.  Давая сыну возможность усваивать жизненные уроки, отец тем самым дает его разуму возможность созреть и «обрасти мускулами». Есть такой анекдот: Мать решила отныне держать сына в строгости. – Куда ты идешь? – Спрашивает она. – Куда хочу. – А когда вернешься? – Когда вздумается. – Хорошо, только смотри, ни минутой позже.

        Если отец балует сына, значит, он сам избалован женой, значит, ей не хватает строгости в отношениях с мужем. И тут возникает интересный феномен. Быть правдивой с мужем – означает любить его. Когда женщина любит мужа, она может быть с ним строгой, и тогда муж будет строгим с сыном. Строгость вне любви не живет. В отсутствии любви можно только «доставать»  детей и подчиненных мелочными придирками и ничего, кроме неприятия, не получать в ответ. Девочку однозначно воспитывает мама. Строгость для девочки проявляется в процессе обучения ее правильному поведению, разъяснению всех тонкостей и нюансов межличностных отношений. 

         У строгости  есть свои потайные дверцы. Если знать, где лежит к ним ключик, станет ясно, что муж строг к жене внешне, а она к нему – внутренне.  Внутренняя строгость гораздо сильнее внешней. Поэтому становится неуместным риторичный вопрос «Кто в доме хозяин?» – жена держит мужа в «ежовых» рукавицах. И сила ее строгости исходит от любви. Когда жена любит мужа, она берет за него женскую ответственность. Стоит ему поступить безнравственно, бессовестно, словом, неверно, как жена тут же обнажит вредоносную суть его поступка и покажет, что в нашей семье этот номер не пройдет. Женщина действует в таких ситуациях крайне решительно, смело и неумолимо. Мужчины предпочитают избегать такой нелицеприятной для них ситуации, ибо побаиваются увидеть жену в таком состоянии. Поэтому жена может спокойно проявлять строгость при воспитании мужа, при условии, если у нее есть сила любви к нему.  

        Есть такая притча. Один царь уехал на войну и оставил дома свою жену. Попав на поле боя, он увидел, что противник силен, его армия многочисленна. И понял, что может проиграть битву и быть убитым. На какое-то мгновение им овладел страх, и он решил вернуться во дворец. Он подошел к воротам и постучал. – Кто там? – спросила его жена. – Это я, твой муж. Открой мне. Я не хочу воевать – ответил царь. – Это неправда. Ты не мой муж. Мой муж храбрый герой. И Он, если нужно умрет на поле битвы – ответила жена и не открыла ворота. Тогда царю пришлось вернуться на поле битвы и воевать. В той битве он одержал победу.