RSS Feed

Субтильность

23.08.2015 by petr8512

 Сно́ва, как пе́ред собра́нием, где тре́бовали его покая́нного выступле́ния,

он ощути́л свою́ хли́пкую, мотылько́вую субтильность.

 В.С. Гроссман, «Жизнь и судьба»,

…старый Андрей Иннокентиевич с ожиданием смотрел на хрупкую невестку

 в розовых и лиловых шелковых платьях, с грустью отмечал подростковую

 узость таза, общую субтильность сложения и вспоминал

 свою давно ушедшую Танюшу…

Людмила Улицкая, «Дочь Бухары»,

      Субтильность  как качество личности –  склонность к тонкому, нежному, хрупкому телосложению; способность  быть мягким, деликатным, обходительным.

     Один субтильный паренёк ехал 5 ноября (День спецназа ГРУ, если кто не знает) по трассе мимо места постоянной дислокации одной из бригад спецназа. Едет, как обычно, небыстро. На обочине – кафе, в котором, как оказалось позднее, и  отмечали свой праздник доблестные офицеры. Вдруг из кустов прямо под колеса машины выпрыгивает тело в камуфляже. Визг тормозов, глухой удар о машину, а затем – тошнотворный звук падения тела на асфальт. Алексей выпрыгивает из машины – тело неподвижно лежит перед капотом, из тела выскочил табельный пистолет Макарова, проехал по асфальту метра три, и теперь лежит посреди дороги.

     Ситуация… Что делать в первую очередь? Надо полицию вызывать, скорую, да еще огнестрельное оружие охранять до прибытия. Короче, встал субтильный паренёк над пистолетом, и по мобильному накручивает, службы вызывает.  Тут на визг тормозов из кафе вываливает толпа отмечавших… Немая сцена. – Колю убили! – крикнул кто-то, и вся эта орава далеко не субтильных мужиков начинает… драться между собой за право убить паренька. Никогда еще не бежал он так быстро навстречу патрульной машине ДПС, которая случайно проезжала мимо! Закончилось все благополучно. Пока полиция разбиралась, что почем, сбитое “тело” поднялось на ноги, отряхнулось, послало всех на три буквы, засунуло пистолет в карман и потихоньку слиняло домой – видно, паренёк все-таки успел оттормозиться. Нет тела – нет протокола. Всем запомнилась фраза субтильного паренька: – Стою я над пистолетом, тут десантура дерется за право убить меня, а я думаю: вот сейчас возьму этот пистолет, и… застрелюсь!

      Субтильность – олицетворённая слабость, мягкость, нежность, тонкость. Полноценное женское качество личности, если бы не было целой «армии» субтильных мужчин: три щепочки сложены, да сопельки вложены. О субтильности не скажешь: – Кровь с молоком, уж очень она изнежена и жидковата, хрупка и худосочна. На физическом плане из-за хилости, чахлости  и болезненности  так и хочется назвать её тщедушной. Дети бы сказали: – Не подумай, что труба. То субтильность – худоба.

      Субтильность на внутреннем плане тонко сотканное сознание. Изящная и утонченная на уровне сознания, субтильность проявляет вежливость, деликатность, мягкость, нежность, обходительность  и предупредительность. Учтивость и почтительность, уважительность и корректность – это «водяные знаки» её характера.

       Субтильность – дочь Меркурия. Меркурианцы они достаточно хрупкие, утонченные, несколько субтильные. Детского телосложения. Им свойственна зябкость, они мёрзнут. Меркурий представляет нервную систему в организме. Поэтому меркурианцы они, как правило, могут быть несколько нервными, очень склонны к бронхитам. Потому что Меркурий на физике представляет легкие, бронхи.

   Отчего же ранее презираемая и высмеиваемая субтильность вошла нынче в моду? Психологи говорят, что  население стран по преимуществу стало городским, а труд современного человека стал механизированным, автоматизированным… Многие, тяжелее пишущей ручки ничего не поднимают. Не востребована стала физическая сила, как некогда, когда большая часть жителей планеты были землепашцами — крестьянами. Сейчас физическая сила востребована большей частью в виде зрелищ: на аренах, рингах, в кинобоевиках… Но на тех же зрелищах дефилируют субтильные девушки — сами являясь частью зрелища. Субтильность — это признак аристократизма, элитности. Показатель того, что данный индивид для тяжелого «черного» труда не предназначен.

      Поэтесса Алина Марк дарит нам портрет субтильной девушки:

Она была необычной. Заметной. Стильной – в один оттенок и сумочка и мобильный.
Глаза лукавые, можно сказать, субтильна. И все летела, как бабочка на огонь…
Она из породы неугомонных кошек, таких это внешне кукольно-милых крошек,
в зрачках у которых – эхо от сладкой дрожи, и спрятанная усмешка: «попробуй-тронь…»

Она казалась многим до жути странной, и вечерами плескалась часами в ванной,
всегда мечтая украсить запястье раной, еще решить бы, откуда начать, и чем –
красиво, верно, кафельная стена и цепочка капель…Слышишь, как ночь сминает в ладонях мысли?
Утром, совсем иная, она у зеркала молча наносит крем,

и ставит чайник – ровно на чашку кофе. Свободно и независимо. Чем не профи
в искусстве распинания на Голгофе себя самой в хрупкой утренней тишине?
И это вот одиночество – чем не средство, единственно верный способ расстаться с детством,
оставив долю цинизма себе в наследство и жажду вешаться. Завтра же. На ремне

от фирменных джинсов с лейблом и прочей мутью…Сидишь тут, как попугайчик, глядишь на прутья,
а клетка – теснее, уже… Хотя не суть, и живут другие похуже в десятки раз…
Ну нет, пожалуй, вроде бы все нормально, пускай одна, – и чего? Велика печаль! Но
впадать в депрессию в общем-то, аморально…Звонок. Ответит презрительно, парой фраз

пошлет бой-френда под пригороды Парижа, а если точнее – куда ему будет ближе
всего, у пояса, на дециметр пониже. И бросит трубку. Все. Поздно. Ждала – вчера.
Посмотрит в окошко. После – вздохнет устало. Добавит немного сахара: ложка – мало…
И усмехнется печально: «Я так и знала. Не зря казалось – жизнь чересчур щедра».

Она не привыкла плакать без их свиданий, да, ей пополам количество оправданий,
и личность, не оправдавшую ожиданий, она стирает. Бесстрастно и быстро. Влёт.
А дальше все как обычно: метро – работа. Водитель, притормозивший у поворота.
«Чего ты такая?» – в офисе спросит кто-то…
И может, тогда она ему не соврёт…