RSS Feed

Традиционность

09.09.2014 by petr8512

Активное неприятие любой традиции – столь же очевидная глупость, как и слепая

 приверженность ей. Верное решение всегда находится между «да» и «нет».

Макс Фрай. Болтливый мертвец

Традиционность — убежище  косного  разума.

Джудит Макнот. Нечто чудесное

Традиции — это иллюзии постоянства.

Фильм «Разбирая Гарри»

Подражание чужим традициям — это потворство

Ямамато Цунэтомо. Хакагурэ

     Традиционность как качество личности –  склонность придерживаться укоренившихся обычаев,  порядков в чём-либо; проявлять отсутствие оригинальности вследствие строгого следования тому, что  сложилось исторически и передается из поколения в поколение путем преданий, устно или письменно (идеи, знания, взгляды, образ действий и т.п.).

     Каждый раз, когда гуру и его ученики собирались молиться, в ашрам входил кот и отвлекал их от дела. Тогда гуру приказал ученикам привязывать кота на время молитвы. После смерти гуру кота по привычке продолжали привязывать. Когда не стало и кота, в ашраме завели другого, чтобы тщательно выполнять инструкции гуру на время общения с Господом. Прошли века. Учёные последователи гуру написали научные труды, в которых указывалось, что привязывание кота на время молитвы имеет особую важность для отправления богослужения.

     Традиционность – приказ, чему следовать, что и как наследовать.  Это набор представлений, обычаев, верований, передаваемых из поколения в поколение. Например, в одном африканском племени люди любили спортивные состязания. — И существовала там давняя традиция — награждать победителей побеждёнными.

     Слово «традиция» генетически восходит к глаголу tradere, означающему «передавать». Нет такого народа, у которого не было бы своих традиций. Встретившись с чуждыми традициями, люди могут удивляться, а зачастую и гневаться. В каждой традиции есть своя атмосфера, своя историческая смысловая нагрузка, ментальность и самобытность народа.

      К примеру, существует множество духовных традиций: христианство, веды, мусульманство, буддизм и многие другие. Каждый  выбирает свою духовную традицию,  идёт по пути, который она предлагает, считает его самым лучшим и верным, но при этом не умаляет другие пути, ведущие к Богу. Когда начинаются споры, чей Бог лучше, это уже не духовная традиция, не религия, а примитивная секта.

      Ценно, когда путь, предложенный духовной традицией, прошел через сердце. Борис Гребенщиков рассказывает: «Великий поэт Томас Стернз Элиот сказал однажды: «Традицию нельзя унаследовать — её надо завоевать». А что значит — завоевать традицию? Это значит — пропустить её через себя, почувствовать сердцем, как сплетаются ноты в мелодии — и тогда это сердце почувствует то, что чувствовали те, кто когда-то писал эту мелодию».

     Философ Вячеслав Рузов в контексте этих мыслей пишет: «Если человек не способен принять того, что есть другие традиции, что каждый имеет право считать свою наилучшей, лучше ему об этом не говорите, он будет о вас плохо думать… Невозможно навязать какой-то путь, он должен через сердце пройти. Никому не нужны фанаты, никому не нужны тупые последователи. Всем нужны сердечные отношения. Это называется «кипятить молоко» — его становится всё меньше и меньше, но оно всё слаще и слаще. Поэтому не количество нужно, а качество всегда. Качество. Нас волнует качество. Поэтому все находят свой путь, идут по своему пути, считая его наилучшим, просто у одних хватает разума принять, что другие тоже имеют право свой путь считать наилучшим, а другие нет. Вот и вся разница. Поэтому если вы встретили того, кто может принять, что путь другого человека тоже может быть наилучшим, значит, вы можете ему раскрыть свои познания, поговорить с ним, пообщаться. Это будет очень интересно. Если нет — будьте аккуратны. По чуть-чуть тогда, помаленечку, иначе можно убить отношения».

      Традиционность позитивна, если она основана на преемственности и разумности. Преемственность – броня от глупости и непробиваемый щит от лжеучений. Если традиции следовали тысячи достойных, великих личностей, если они передавали ее из поколения в поколение, значит, эта традиция отработана, проверена и защищена практикой, значит, её можно делать частью своего жизненного опыта.

    Жирный плюс традиций в том, что они зачастую могут объединять и сплачивать людей. Сканлон Майкл в книге «Сошествие ангелов» пишет: «Люди жаждут ритуала; это придает смысл повседневности и добавляет весомость нашим делам. Более того, это может помочь нам понять свое место в этом мире. Конечно, мы не согласны с теми, кто вкладывает религиозный смысл в такие вещи. Мы не видим ничего сверхъестественного в традиции – ни в нашей, ни в чьей-либо другой. На наш взгляд, наиболее важная функция ритуала состоит не в том, чтобы достичь какого-то эффекта на внешний мир, но в том, чтобы создать стабильность и баланс в своем внутреннем мире. Если у традиции и есть внешняя функция, то это социальное сплочение. Традицию можно описать как клей, скрепляющий наше общество».

     Жирный минус традиций состоит в том, что они боятся и не учитывают неизбежных перемен. Традиционисты бросаются защищать отжившие ценности и, если они у власти, не гнушаются сводить счёты с защитниками ростков нового. Словом, традиционность зачастую выступает деспотом среди людей. А.С. Пушкин писал:

Быть можно дельным человеком
И думать о красе ногтей:
К чему бесплодно спорить с веком?
Обычай деспот меж людей.

       Человек без проявленной традиционности одет в костюм Адама. Традиционность положительна, если она не ставит себя выше разума, если не стоит на платформе консерватизма, реакции и косности. Традиции становятся злом, когда, следуя отжившим предписаниям общества, человек предаёт себя. Уолтер Блок пишет: «Разрушительные и вредные традиции пропадают либо в результате добровольных изменений, либо, более трагически, в результате исчезновения действовавшего согласно им общества. Тогда получается, что если традиция выжила, то она обладает некой положительной ценностью, даже если мы ее не видим. Имеет смысл изменять или отменять традиции, которые не работают».

      Вот пример, когда традиция становится злом. В детективе Чарльза Перси Сноу «Смерть под парусом» приведен такой диалог: «— А почему бы нам не выключить приемник? — жалобно, ни к кому не обращаясь, спросил Филипп. — Он орет во всю мощь, а мы каждое утро собираемся здесь и мучаемся от этого рева. — Традиция, мой мальчик, — встрепенулся Уильям. — Равно как член Совета графства и закрытые школы. Сделали раз, сделали два… так и осталось на веки вечные».

   Однажды мудрец гулял по птичьему парку. В одной из клеток он увидел большую стаю больных птиц. Они были вялыми, облезлыми и дурно пахли. Перед клеткой стояла большая бочка, наполненная гнилым зерном. Висевшая на клетке табличка оповещала, что посетители парка могут покормить птиц этим зерном. Каждый посетитель с готовностью опускал руку в бочку и, зачерпнув горсть серого месива, бросал в клетку. Птицы апатично передвигались по земле, даже не пытаясь летать, и, нахохлившись, следили за людьми. Мудрец с жалостью посмотрел на птах и, вынув бутерброд, приготовленный для перекуса, бросил птицам кусок хлеба. Те, учуяв свежую еду, набросились на ломоть, отбирая друг у друга, подбирая с земли самые малые крохи. На поднявшийся шум прибежал смотритель. Увидев, что птицы клюют хлеб, он стал ругать мудреца, грозиться, что больше никогда не пустит его в парк. На что мудрец ответил: — В своей жизни мне приходилось немало наблюдать, как устоявшиеся правила приводили к печальному итогу многих живых существ. И я лучше действительно никогда больше не приду сюда, чем буду, как все, кормить несчастных древним гнильём!

      Когда глядишь на традиции других народов, они порой вызывают улыбку. Разговор русского с кавказцем: — У нас на Кавказе есть давняя традиция — воровать невест! — А у нас вообще воровать — традиция.

     В Испании если свадьба проходит по всем правилам, национальные свадебные традиции предписывают гостям всячески хулиганить и не позволять молодой паре уединиться для первой брачной ночи. И если молодоженам не удавалось скрыться, их могли поймать и связать веревкой, спиною друг к другу.

    Необычной и даже смешной может показаться для нас также и свадебная традиция некоторых районов Индии. Дело в том, что есть в Индии места, где существует запрет на третий брак. Два раза выбирать себе жену можно, четыре – тоже не возбраняется, а вот три – никак нельзя. Однако запрет распространяется только на брак с живым человеком, и потому те мужчины, которые вторым браком не ограничились, женятся на … дереве. Да, на обычном дереве, но – со всеми необходимыми церемониями и почестями (может быть, разве что, немного скромнее). После того, как свадебное торжество завершено, гости помогают счастливому жениху «овдоветь», попросту срубая это самое дерево. И вот уже нет препятствий к третьему браку!