RSS Feed

Требовательность

03.09.2013 by petr8512

Мы хотим, чтобы нас любили и принимали такими, какие мы есть,

а сами при этом составляем длинные списки требований.

Александр Свияж

Кто хочет много достигнуть, должен ставить высокие требования.

Иоганн  Вльфганг фон Гёте

         Требовательность как качество личности – способность предъявлять высокие  требования к себе и другим, добиваться, чтобы твое слово было законом для себя и для тех, к кому оно обращено.

       — Почему ты требователен к другим, а не к себе? — А сам ты почему требователен? — Я? Я никогда ни у кого ничего не требую, а принимаю людей такими, каковы они есть. — А как же требовательность ко мне? Почему же ты не принимаешь меня таким, какой я есть, и требуешь от меня быть нетребовательным. Или я являюсь исключением из твоего правила?

      Требовательность – это высокий уровень ожиданий от себя и других. К примеру, что можно ожидать от подчиненных? Прежде всего, ответственности, высокого уровня профессионализма, инициативности, активности, энергичности и энтузиазма, словом, качественных проявлений своей личности в труде.

       Нетребовательность проходит мимо качества поведения окружающих, ей все равно, кто перед ней – разболтанность или ответственность. Это итог то ли невнимательности, то ли боязни заявить людям о своих требованиях, то ли нерешительности и страха, что твои слова не воспримут всерьез.

       Требовательность должна быть адекватной, разумной и уместной. Если посредством требовательности можно изменить объект внешнего мира к лучшему, значит, есть основания проявлять данное качество личности. Увидев бомжа, копающегося в пищевых отходах, потребовать от него помыть руки, это будет не требовательность, а глупость.

        Истинная требовательность вдумчива, взвешена и благоразумна. Заходиться в оре, требуя: «Как вы смеете не выполнять мои указания? Вы обязаны меня слушаться. Срочно, немедленно сделайте работу», – это не требовательность, а перебранка, вопли бессильного человека. Требовать от людей качественного исполнения долга – значит, доверять им, но при этом взвешивать посильность предъявляемых к ним требований, осуществлять подробный инструктаж, поддержку и стабильность.

       Требовательный человек велит подчиненному делать только то, что тот в состоянии сделать. Маленький принц из сказки Экзюпери говорит королю астероида 325: «- Мне хотелось бы поглядеть на заход солнца. — Пожалуйста, сделайте милость, повелите солнцу закатиться. — Если я прикажу какому-нибудь генералу порхать бабочкой с цветка на цветок, или сочинить трагедию, или обернуться морской чайкой и генерал не выполнит приказа, кто будет в этом виноват — он или я? — Вы, ваше величество, — ни минуты не колеблясь, ответил Маленький принц. — Совершенно верно, — подтвердил король. — С каждого надо спрашивать то, что он может дать. Власть прежде всего должна быть разумной… Если ты повелишь своему народу броситься в море, он устроит революцию. Я имею право требовать послушания, потому что веления мои разумны…»

       Подробный инструктаж предполагает полное понимание окончательной цели своих действий и четкое представление, как и что нужно делать. Работа пойдет, как по маслу, если человек знает, что ему доверяют и в любой момент окажут поддержку. Высший пилотаж в отношениях начальник – подчиненный – когда руководитель говорит: «Задача ясна. Я доверяю вашему профессионализму. Только ставьте меня периодически в известность, как идут работы, чтобы я вовремя смог помочь».

        Если начальник, огласив одно требование, вскоре его отменяет, происходит девальвация требований. Без стабильности требовательность невозможна. Менять требования, как куртизанка любовников, – значит, создать условия уклонению от выполнения приказов и распоряжений.

         Требовательность – это всегда готовность употребить власть, применить силу. Если окружающие проверяют начальника «на вшивость», они начинают копаться в его приказах, как на рыночном прилавке, выбирая, что им подходит, а что можно пренебрежительно отложить в сторону. Требовательность должна быть готова «обнажить бицепсы ненароком, даже снять для верности пиджак», то есть спокойно, без истерик дать жесткий отпор и наказать за невыполнение требований.

       Маршал Василевский, в своих мемуарах правдиво рассказывает о требовательности Сталина. А ведь Сталин был жестким руководителем. И Василевский не был его любимчиком. У Сталина в деле любимчиков не бывало. Одинаковая требовательность ко всем. Маршалу вручают телеграмму: «Маршалу Василевскому. Сейчас уже 3 часа 30 минут 17 августа, а Вы еще не изволили прислать в Ставку донесение об итогах операции за 16 августа и о Вашей оценке обстановки. Я давно уже обязал Вас как уполномоченного Ставки обязательно присылать в Ставку к исходу каждого дня операции специальные донесения. Вы почти каждый раз забывали об этой своей обязанности и не присылали в Ставку донесений. 16 августа является первым днем важной операции на Юго-Западном фронте, где Вы состоите уполномоченным Ставки. И вот Вы опять изволили забыть о своем долге перед Ставкой и не присылаете в Ставку донесений. Последний раз предупреждаю Вас, что в случае, если Вы хоть раз еще позволите забыть о своем долге перед Ставкой, Вы будете отстранены от должности начальника Генерального штаба и будете отозваны с фронта… И. Сталин».  «Эта телеграмма потрясла меня, — пишет в своих воспоминаниях Василевский. — За все годы своей военной службы я не получил ни одного даже мелкого замечания или упрека в свой адрес. Вся моя вина в данном случае состояла в том, что 16 августа, находясь в войсках армии В. В. Глаголева в качестве представителя Ставки, я действительно на несколько часов задержал очередное донесение. На протяжении всей своей работы с И. В. Сталиным, особенно в период Великой Отечественной войны, я неизменно чувствовал его внимание, я бы даже сказал, чрезмерную заботу, как мне казалось, далеко мной не заслуженные».

     Сталин был одинаково требовательным ко всем. В том числе и к себе самому. И честный Василевский пишет в мемуарах правду, а не то, что хотел услышать Хрущев. Хочу дополнительно сказать несколько слов о И. В. Сталине как Верховном главнокомандующем. Полагаю, что мое служебное положение в годы войны, моя постоянная, чуть ли не повседневная связь со Сталиным и, наконец, мое участие в заседаниях Политбюро ЦК ВКП (б) и Государственного Комитета Обороны, на которых рассматривались те или иные принципиальные вопросы вооруженной борьбы, дает мне право сказать о нем… Оправданно ли было то, что Сталин возглавил Верховное главнокомандование? Ведь он не был профессионально военным деятелем. Безусловно, оправданно… По моему глубокому убеждению, И. В. Сталин, особенно со второй половины Великой Отечественной войны, являлся самой сильной и колоритной фигурой стратегического командования. Он успешно осуществлял руководство фронтами, всеми военными усилиями страны на основе линии партии и был способен оказывать значительное влияние на руководящих политических и военных деятелей союзных стран по войне…»

     Сильные личности, жаждущие личностного роста, буквально, ищут требовательность и относятся к ней с благодарностью. Высокая планка ожиданий побуждает их развиваться, расти, изо всех сил карабкаться вверх. Если к силе предъявлять заниженные требования, ей будет с таким человеком не интересно, и она уйдет из его команды. Сила ожидает сильных требований. Слабость ищет возможности увильнуть от требований. Дальше от начальства – ближе к кухне, не высовываться, тупо делать, что сказано и не проявлять инициативности – это принципы поведения слабости.

      Требовательность к окружающим начинается с требовательности к себе. Когда подчиненные видят в руководителе сильную, жесткую, твердую и, в то же время, справедливую, терпимую, внимательную к людям  личность, они готовы «горы свернуть», заражаются его энтузиазмом и энергичностью.

      В рассказе Сергея Антонова «Дожди» начальник строительства моста –маленький, страдающий одышкой, не умеющий сердиться человек. Тяжело двигать стройку  с добрыми, голубыми, как у ребенка, глазами. Он профессионал, отличный инженер, но работа коллектива не клеится, всё идет как-то тяжело, с напрягом.Словом, нет настоящего требовательного начальника. Но вот на место начальника присылают из Москвы высокого и сильного, начавшего лысеть мужчину лет тридцати пяти — тридцати восьми, в кирзовых сапогах и со странной фамилией Непейвода. Когда он сел, разложив по столу волосатые руки, этот письменный стол сразу показался секретарше Валентине Георгиевне гораздо меньше, чем при Иване Семеновиче. Впрочем, в кабинете новый начальник бывал редко, а остальное время с самого рассвета ездил по карьерам и по строительной площадке, возвращался, осыпанный пылью, раздевался в кабинете до пояса и мылся, расплескивая по стенам воду.

    Стройка ожила, и тот самый Тимофеев, у которого с приездом нового начальника кончилась спокойная жизнь, ходил теперь бритый, улыбался и не сомневался, что перевезет на своих шестнадцати машинах все, что только ему захочется. Других людей тоже словно подменили: «Шоферы, которых раньше считали главными виновниками медленных темпов строительства, повеселели, вошли в азарт, постоянно спорили с погрузчиками, что машина недогружена, и велели сыпать материал до верхней доски борта, объясняя это тем, что хорошо нагруженная машина меньше буксует…» Вот что значит требовательность к себе и к людям.

     Требовательность руководителя проявляется посредством внимания и плотного, жесткого контроля за тем, чтобы то, о чем договорились или по поводу чего дана команда или указание, было выполнено качественно и в срок. Другая сторона – волевая готовность в интересах дела прямо или косвенно применить силу по отношению к тому, кто не ведет себя должным образом.

      Николай Стариков в книге «Сталин. Вспоминаем вместе» пишет: «В июле 1941 года заводы, эвакуированные из захваченных немцами районов, только начинали прибывать на новые площадки. А их продукция была нужна сразу. Причем другая, не та, что они собирали на старом месте. На двух заводах в Поволжье должны были собирать штурмовики Ил-2. Начали собирать из тех деталей, что привезли с собой, собрали три самолета. Почему так мало? Оказалось, что серийное производство штурмовиков развертывалось медленно, так как заводы по инерции продолжали выпускать ранее освоенный истребитель МиГ-3, хотя правительство запретило его дальнейший выпуск. Что сделал Сталин? Расстрелял? Угрожал расправой? Может, объявил врагами народа тех, кто так поступил? Нет. Государственный комитет обороны прислал директорам авиазаводов – Шенкману и Третьякову – телеграмму, в которой говорилось: Вы подвели нашу страну и нашу Красную Армию тчк Вы не изволите до сих пор выпускать Ил-2 тчк Самолеты Ил-2 нужны нашей Красной Армии теперь как воздух зпт как хлеб тчк Шенкман дает по одному Ил-2 в день зпт а Третьяков дает МиГ-3 по одной зпт по две штуки тчк Это насмешка над страной зпт над Красной Армией тчк Нам нужны не МиГи зпт а Ил-2 тчк Если 18 завод думает отбрехнуться от страны зпт давая по одному Ил-2 в день зпт то жестоко ошибается и понесет за это кару тчк Прошу вас не выводить правительство из терпения и требую зпт чтобы выпускали побольше Илов тчк Предупреждаю последний раз тчк нр П553 – СТАЛИН.

   Конструктор Ильюшин рассказывал о чуде, свершившемся на заводе после этой телеграммы. Коллектив завода не только освоил совершенно новый для него тип машины, но и добился перевыполнения первоначального плана выпуска штурмовиков Ил-2».