RSS Feed

Тщеславие

27.02.2013 by petr8512

 Как это ни печально, но тщеславие — вот истинная сила, движущая колесницу 

 человечества, и не что иное, как лесть, смазывает бегущие колеса.

Джером Клапка Джером

Людьми правят гордость и эгоизм, а движут тщеславие и предрассудки.

Дейл Карнеги

       Тщеславие – насущная потребность личности в почестях, почитании, похвалах и суетной, пустой славе; стремление хорошо выглядеть в глазах окружающих.

       Однажды одному воздушному шарику надоело, что его кто-то держит на ниточке, и захотелось ему отделиться от своего обладателя. Вырвался он из руки ребёнка и взмыл ввысь. Подхватил его ветер и понёс, а шарик смотрел вниз на своих друзей, что остались там колыхаться на ниточках, и загордился. — Вот, я — свободный шар, лечу, куда хочу. А вы — рабы своих хозяев. Посмотрите, какой я большой и как много во мне воздуха, не то, что вы. Вы по сравнению со мной — мелочь пузатая, — говорил он, раздувая щёки. Шарик поднимался всё выше и выше, и чем выше он поднимался, тем больше раздувался от гордости, а чем больше он раздувался, тем выше возносился, пока не лопнул от распиравшей его гордыни.

        В умах людей существует три концепции счастья: благости, страсти и невежества. Человек в благости видит счастье в жизни для людей, ему хочется «сеять разумное, доброе, вечное», приносить пользу окружающим людям, то есть для него счастье в бескорыстной деятельности на благо всех. К сожалению,  людей с такой концепцией счастья ничтожно мало. Виноват в этом эгоизм человека. Именно он управляет личностью, мотивирует ее мысли, действия и поступки, порождая жгучее желание жить для себя.

        Концепция счастья в страсти означает: «Я хочу жить для себя, но я не желаю никому делать вреда, я хочу, чтобы все были тоже счастливы, но я в первую очередь. Они могут быть со мной счастливы, если я буду с ними счастлив. Я законопослушен, но если эти законы мешают мне быть счастливым, то я буду стараться их обойти. Я уважаю всех окружающих людей, но если они мне не дают быть счастливым, то я буду стараться делать так, чтобы счастье перетекло ко мне, а не к ним”. А дальше, внимание: «Я хочу быть удовлетворенным и достойным уважения.  Все должны меня уважать. Я хочу славы, почета».

     Когда разум человека полностью захвачен и полонен эгоизмом, он видит счастье в удовлетворении только своих потребностей. Концепция счастья в невежестве – рвать и тянуть все к себе, ни с кем и ни с чем не считаться, никого не уважать, быть жестоким, вести себя абсолютно независимо от общества, жить по «понятиям». «Все, кто считает, что я не правильно живу или все, кто мешает мне жить таким образом, – они за это поплатятся. То есть, я буду действовать так, как считаю нужным, используя законы и беззаконие в своих личных интересах».

     Подавляющая часть людей живет в страсти и невежестве. Из эгоистических концепций счастья вытекает тщеславие, оно их детище, прямое следствие и абсолютно предсказуемый результат. Можно «похоронить» тщеславие, не изменив концепции счастья людей? Безусловно, нет. Это утопия, благое пожелание, пустая мечта и фантазия. С тщеславием не сладить, если не поменять вкус к счастью. Может быть тщеславным человек с концепцией счастья в благости? Конечно, нет. Бескорыстное служение людям, искреннее желание всем счастья ни каким боком не соприкасается с тщеславием.

      Люди на все явления жизни смотрят исходя из своей концепции счастья. Например, человеку в невежестве благостный человек кажется святошей, слюнтяем.  Он  смотрит на него, как на заморскую диковинку. Человек в страсти кажется ему простаком, работягой, ишаком, который пашет от зари до зари и радуется своей крошечной зарплате. Зачем столько вкалывать, если можно быстро кого-то ограбить, обнести квартиру или взять банк? Человек в невежестве кажется ему уважаемым, серьезным, умным и продвинутым. Девушка в невежестве кажется ему очень красивой, «своей в доску», а на девушку в благости он смотрит и думает: «Телка явно не в себе». Девушку под влиянием концепции страсти он воспринимает как излишне прямолинейную и простую, а женщину в невежестве он считает хорошей, она любому голову оторвет, кроме меня. Мощная, очень классная баба.

      На качества личности люди смотрят точно также – через призму своей концепции счастья. Поэтому тщеславие с позиций благости – несомненно, порочное качество, с позиций страсти – если без фанатизма, то вполне приемлемое качество личности. С позиции невежества тщеславие одно из самых лучших качеств, каким должен обладать серьезный, реальный «перец» и продвинутая телка. Клево, если телка хочет славы, организуем в момент. И что мы видим, приходит этакий братан к продюсеру, сует ему пистолет в ухо и зловещим голосом говорит: «Тебя, скотина, вежливо спрашивают: «Будет моя Нинка через неделю звездой эстрады?»

     Вполне понятно, что автор не предполагает учить своего читателя «плохому» и поэтому рассматривает все качества личности с позиции концепции счастья в благости, делая небольшие уступки господствующей в обществе концепции счастья в страсти.

      Тщеславие рассматривает любого человека или ситуацию через призму: «А что я за это буду иметь?» При этом старается казаться кем-то, а не быть им реально. Казаться более значительным, нежели есть на самом деле – одно из его свойств. Чтобы быть кем-то, нужно стремиться к совершенствованию, самореализации, а чтобы казаться – достаточно самоутверждаться за счет других, псевдоразвиваться, унижать, принижать и осмеивать других людей. Самообманом, имитацией роста тщеславие добивается самоудовлетворения от иллюзии собственного превосходства. Это духовно порочное состояние личности на запущенных стадиях может перерасти в звездную болезнь, в манию величия, постоянное ожидание похвалы, самодовольную паранойю, когда человеку без всяких оснований становится ясно, что он Бог, царь и гениальность.

       Самосовершенствование и самоутверждение по своей сути противоположны. Первое предполагает личностный рост, стремление развить свои способности, раскрыть свой духовный потенциал. Цель самосовершенствования будет максимально реализована, если человек сфокусирован исключительно на своем росте, а не на мыслях перед кем он сможет потом похвастать своими достижениями. Самоутверждение, присущее тщеславию, как раз задействовано на пиаре своих мнимых способностей для получения почестей, восхищения и одобрения, доказательства того, что оно лучше других. Тщеславие духовно парализовано, у него отсутствует желание личностного роста.

      Когда человек идет ради людей к высокой бескорыстной цели, нужно быть крайне бдительным, чтобы не попасть в расставленные силки тщеславия. Зачастую, совершая благочестивый поступок или реализуя свое предназначение перед обществом, где-то в глубинах подсознания зашевелится «червячок» ожидания восхищения, суетных похвал, произведенного впечатления на родных и знакомых от реализованной цели. Тщеславный помысел – этого червячка надо давить решительно и сразу, иначе можно испоганить всю цель и испортить весь труд. Надо держать в уме слова В. Маяковского: «Мне наплевать на бронзы многопудье, мне наплевать на мраморную слизь» и крайне осознанно понимать истину: творящий ради славы, получает награду здесь, а, следовательно, не получит ее из рук Бога. Тщеславие, как вор, похищает не только наш реализованный замысел, который мы посвящали Богу и людям, но и награду за него. Тот же эффект получается после хвастовства окружающим своими хорошими поступками.

        Тщеславие, прилепившись к какой-либо добродетели, обесценивает ее перед Богом.  «Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою».  Это касается не только милостыни, но и любого доброго дела. Удовлетворил свое тщеславие перед людьми? – уже получил награду свою. Ларошфуко подметил: «В основе так называемой щедрости обычно лежит тщеславие, которое нам дороже всего, что мы дарим».

      Как бы окружающие не изощрялись в похвалах, тщеславие ненасытно  требует новых похвальных доз и обижается, раздражается и конфликтует, когда иссякают хвалебные панегирики. Постепенно тщеславие перерастает в вечно обиженную, недовольную, постоянно жалующуюся на кого-нибудь особу. Изнанка тщеславия – пустая показуха. На результат тщеславия нельзя смотреть без сожаления и грусти. Не будем никого конкретно осуждать. Просто посмотрите в кого превращаются, пораженные этим недугом, некоторые «звезды» эстрады. Жуткое зрелище.

       Есть три качества личности противоположные простоте – это тщеславие, лицемерие и зависть. Достаточно обладать одним из этих качеств, чтобы человек не мог быть простым. Кроме этого, тщеславие занимает третье место в числе качеств людей, наделенных демонической природой – это гордость, высокомерие, тщеславие, гневливость, грубость и невежество. Тщеславие, отчетливо понимая, сколь много проигрывает, дистанцируясь от простых людей, маскируется под внешними признаками простоты.  Как часто мы видим тщеславие ряженую в простоту – известные публичные личности внешне скромно одеты, неряшливо одеваются и пренебрегают своим внешним видом, и все это ради того, чтобы скрыть свою потребность в почестях и славе. Существует рассказ о том, как Сократ сказал некоему оратору, взошедшему на трибуну в старых и оборванных одеждах, следующее: «Юный афинянин, твое тщеславие смотрит из всех дыр твоей хламиды!»

      Тщеславие падко на лесть и, как наркоман, зависимо от людских оценок. В его окружении всегда толкутся люди, которые охотно подпитывают данное качество личности. По словам В. Даля «тщеславие способно к унижению и подлостям, лишь бы ему гласно и наружно поклонялись; оно принимает и самую пошлую лесть, вызывающую на самохвальство». Когда неуверенный в себе, пустой человек слышит сладкоречивые речи насчет своих сомнительных добродетелей, у него «сносит крышу» от тщеславия, и он полностью утрачивает мизерную способность критически относиться к своим словам, действиям и поступкам.  «Подсев» на наркотике почестей и похвал, тщеславие прогибается и угодничает перед людьми, при этом их не уважая. Возникает противоречие: для того, чтобы меня уважали, мне нужно быть тем, кого люди уважают. А уважают люди того, кто их уважает. В этом порочный замкнутый круг тщеславия.

              Поскольку тщеславие подразумевает лобовую атаку внешнего мира с целью достижения пустой и напрасной славы, оно неизбежно сталкивается со своими аналогами, расталкивающими локтями мир.  Ф. Честерфилд пишет: «Тщеславие – порок самый отвратительный, самый неприятный для всех, ибо им страдает каждый без исключения человек, а два тщеславия никогда не любят друг друга». Злоба, интриги, зависть и ненависть – результат столкновения разъяренных тщеславий.  Ненасытное до почестей и славы тщеславие, оставляет после себя разоренную «смоленскую дорогу», подменяя здоровую соревновательность кознями, коварством и враждой, творческую деятельность – интригами и спекуляциями, истину – ложью и клеветой. Тщеславие  заставило Герострата поджечь храм Артемиды в Эфесе с единственной целью — добиться славы, войти в историю. Тщеславие побудило князя Андрея – героя романа «Война и мир» думать:
«Что же мне делать, ежели я ничего не люблю, как только славу, любовь людскую. Смерть, раны, потеря семьи, ничто мне не страшно. И как ни дороги, как ни милы мне многие люди – отец, сестра, жена, – самые дорогие мне люди, – но как ни страшно и не неестественно это кажется, я всех их отдам сейчас за минуту славы, торжества над людьми…».
        Тщеславие, подобно лицемерию, обожает играть им же самим надуманную роль, но отсутствие непринужденности и естественности делает эту роль фальшивой и неинтересной. Оно работает «на публику», напоказ, а это отчетливо видно независимому взгляду.

        Признаки тщеславия: стремление к известности и славе; нетерпимость к упрекам и критике; стремление привлекать внимание и вызывать интерес (хотя бы и негативный); повышенное внимание к похвалам; стремление выделяться, отличаться, удивлять, производить впечатление; постоянный взгляд на себя со стороны; оценка своих действий с позиций окружающих; стремление оставлять о себе память (хотя бы даже негативную).

        Тщеславие, в конечном счете, показывает склонность человека увлекаться пустыми вещами. Мишель де Монтень писал: «У каждого человека тщеславия ровно столько, насколько у него не хватает ума». Оно многолико и принимает тысячу разнообразных форм. С ним не нужно бороться, это ничего не даст. Лишь изменяя вкус счастья, встав на позиции концепции благости,  человек способен воспитать в себе те качества личности, которые постепенно нивелируют тщеславие.

       В этом контексте хочется привести вот эту интересную историю. В одном из монастырей Греции за трудную работу монахам давали немного денег. Все монахи старались больше трудиться, чтобы иметь возможность отдавать деньги беднякам. Так делали все, за исключением одного монаха. Никто никогда не видел, чтобы он дал кому-нибудь хотя бы копейку. За это его прозвали Жадиной. Так проходили годы, пока Жадина не ушел в мир иной. И вот тогда, чтобы попрощаться с ним, в монастырь пришли все жители окрестных сел. Монахи были удивлены: что же такого сделал Жадина, что его все так оплакивают. Оказывается, он деньги собирал, а потом покупал самым бедным крестьянам волов, чтобы те могли вспахать землю и вырастить урожай, чтобы их дети не голодали. Он спасал их от нищеты и голода.

        Поскольку тщеславие в какой-то мере присуще любому человеку, надо бдительно следить, чтобы оно не приобрело отчетливой проявленной формы. На шкале «Скромность – Тщеславие» надо четко видеть свое местонахождение. Скромность –  отсутствие стремления к почестям, а тщеславие – наоборот. В умении слушать, воспринимать новое, реакции на похвалу, умиротворенности, сдержанности, не притязательности и не навязчивости в общении можно тестировать себя на склонность к тщеславию. Помните слова дьявола из фильма “Адвокат дьявола”: “Все-таки тщеславие – мой любимый порок!”.  А ненавистный порок, скорее всего, скромность. Поэтому вслушаемся в слова Булата Окуджавы:

«Тщеславие нас всех подогревает.
Пока ж никто и не подозревает,
как мы полны тщеславием своим.
Давайте в скромных позах постоим».