RSS Feed

Умаление

20.07.2014 by petr8512

Только дурак принижает себя — ведь в мире

полно людей, готовых сделать это за него.

Джордж Р.Р. Мартин. Битва королей

Самое достойное сожаления в жизни человека — умаление своего достоинства.

Будда

Тщеславие склонно умалять достоинства других и преувеличивать собственные.

Пьер Буаст

         Умаление как качество личности –  склонность принижать, преуменьшать (роль, значение, достоинство кого-либо, чего- л.); делаться слабее по степени проявления, принижаться, преуменьшаться (о роли, значении, достоинстве кого-либо, чего-либо).

       Однажды царь Акбар начертил прямую линию и спросил своих министров:    – Как сделать эту линию короче, не прикасаясь к ней?    Бирбал считался самым мудрым человеком в государстве. Он подошел, и начертил рядом с этой линией другую, но более длинную, тем самым умалив достоинство первой.

       Умаление есть форма искажения, выраженная в склонности представлять реальность в ложном виде, извращать, ложно толковать, превратно позиционировать, переиначивать её в своих интересах. Искажение – исковерканное, вывернутое представление воспринятого. Представить увиденное, услышанное в искаженном виде можно различными способами: умалением, умолчанием (сокрытием); селекцией – избирательным пропуском к жертве только выгодной обманщику информации; преувеличением; передергиванием; переворачиванием; фальсификацией; дезориентацией; полуправдой; подбрасыванием ложных доказательств; созданием иллюзорной реальности.

    Умаление – поддержка самоуважения посредством принижения окружающих. Умаление – поиск негативных качеств личности в других людях. Это умонастроение, выраженное в стремлении сканировать чужие пороки и на этом основании поднять собственную самооценку.

    Умаление склонно к критицизму, который помогает не замечать бревно в своём глазу, зато гарантирует обнаружение соринки в глазу ближнего. Когда человек изначально нацелен на поиск чужих недостатков, когда его разум слеп, не видя добродетелей ближнего, это означает, что он закомплексован, что его беспокоит чувство собственной неполноценности, недостаточности и неуверенности в себе. 

     Умаление – минимизация других и максимилизация себя. Умаление зачастую становится прямым следствием зависти. Зависть, как это ни странно, может быть положительной, когда она способствует личностному росту, развитию в себе положительных качеств личности, проявляется в желании стать лучше других, в полном раскрытии своих способностей. Но есть черная зависть, выраженная в желании сделать всех ниже себя, опустить их, принизить значение, роль других людей в каких-либо достижениях. Черная зависть ужасна. Возвышение себя происходит не за счет личностного роста, а за счет умаления достоинств других. Человек сам не растёт, но умаляя других, создает иллюзию собственного роста и прогресса. В этом и есть корень зла, в этом проявляется негатив черной зависти.

    Есть две крайности – возвеличивание, восхваление себя и умаление, принижение себя. Возвеличивание себя – прямая дорога к гордыне, эгоизму, блокированию разума от восприятия нового знания и, как следствие, к невежеству и деградации. Самоедство, выраженное в умалении себя – скатывание к раболепию. Самоедство приводит к ничегониделанию, к самооправданию лени, отсутствию решимости, уничтожению собственной одаренности и индивидуальности. 

      Умаление напрямую связано с чувством вины. Не получив прощения за своё неподобающее поведение, человек пускается во все тяжкие – начинает искать оправдания для себя за счет умаления качеств личности других, за счет сбора компромата на того человека, перед которым он чувствует себя виноватым. Мы любим тех, кому сделали добро и ненавидим тех, кому принесли зло.  

       Победа, одержанная ценой принижения других, есть личностное поражение. Она есть полное отрицание здоровой конкуренции, соревновательности, состязательности и честного противоборства. Разве экологичен успех, если он достигнут посредством клеветы, доносительства и нашептывания? Какая радость от победы, если она зиждется на подлости, подсиживании и подговаривании? Нужно самоутверждаться через экологичный успех, честную победу, а не через умаление достижений других.

    Умалять – значит представить кого-то менее значительным, чем есть на самом деле, преуменьшить его вклад в достижение победы.

   Писатель Николай Стариков в книге «Сталин. Вспоминаем вместе» неоднократно возвращается к вопросу умаления пятой колонной роли Сталина в достижении победы над фашизмом. Западные прихвостни прямо заявляют, что Сталин мешал воевать нашей армии.

    Маршал А. М. Василевский: «Из Кремля я вернулся весь во власти новых впечатлений. Я понял, что во главе наших Вооруженных Сил стоит не только выдающийся политический деятель современности, но также и хорошо подготовленный в вопросах военной теории и практики военачальник». Стариков пишет: «Давайте разбираться. Как всегда – с помощью документов и воспоминаний тех, кто стал героем этой самой страшной войны нашего народа. А не с помощью злонамеренных искажений и фальсификаций, которые сознательно делали и делают борцы с памятью того, кто спас Россию от Гитлера. Что значит «вопреки Сталину» победили Красная армия и весь народ? Это значит, что Сталин не руководил армией, не руководил боевыми действиями, а просто-напросто мешал. Мешал военным воевать, мешал труженикам тыла производить танки и снаряды. Мешал конструкторам создавать новые образцы оружия. И еще много чего вредного делал Сталин, по мнению «сванидзе» и «млечиных». И без него советский народ победил бы быстрее.

    Никогда в истории не было случая, чтобы армия победила вопреки своему полководцу. Никогда не было случая, чтобы страна победила вопреки тому, кто ее возглавлял. Утверждать обратное – это все равно что пытаться доказать, что поезд «Сапсан» из Москвы в Санкт-Петербург пришел по расписанию вопреки воле его машиниста. За четыре часа, со скоростью более 200 километров в час. И вопреки.

    Сентябрь 1942 года. Катукова пригласили к Сталину. Сталин задает вопрос:-  Стреляют танкисты с ходу?  Я ответил, что нет, не стреляют.  – Почему? – Верховный пристально посмотрел на меня.  – Меткость с ходу плохая, и снаряды жалеем, – ответил я. – Ведь наши заявки на боеприпасы полностью не удовлетворяются.  Сталин остановился, посмотрел на меня в упор и заговорил четко, разделяя паузами каждое слово: – Скажите, товарищ Катуков, пожалуйста, во время атаки бить по немецким батареям надо? Надо. И кому в первую очередь? Конечно танкистам, которым вражеские пушки мешают продвигаться вперед. Пусть даже ваши снаряды не попадают прямо в пушки противника, а рвутся неподалеку. Как в такой обстановке будут стрелять немцы?  – Конечно, меткость огня у противника снизится.  – Вот это и нужно, – подхватил Сталин. – Стреляйте с ходу, снаряды дадим, теперь у нас будут снаряды.

   Декабрь 1942 года. Идет активная ликвидация окруженной под Сталинградом армии фельдмаршала Паулюса. Но идет медленно.  И причина не только в отчаянном сопротивлении немцев, но и в прямых ошибках советского командования. Об этом говорит телеграмма Сталина, направленная будущему маршалу Василевскому:  Тов. Михайлову. Ваша задача состоит в том, чтобы объединять действия Иванова и Донцова[19]. До сего времени у вас, однако, получается разъединение, а не объединение. Вопреки вашему приказу, 2 и 3 числа наступал Иванов, а Донцов не был в состоянии наступать. Противник получил возможность маневра. 4 будет наступать Донцов, а Иванов окажется не в состоянии наступать. Противник опять получает возможность маневрировать. Прошу вас впредь не допускать таких ошибок. Раньше чем издать приказ о совместном наступлении Иванова и Донцова, нужно проверить, в состоянии ли они наступать. 4.XII.1942 г. 7 час. 06 мин. Васильев.

    Сталин объясняет не кому-нибудь, а Василевскому, начальнику своего Генштаба, то, что должен знать каждый курсант. Наступать надо одновременно, не давая противнику возможности отражать удары по частям. Так вопреки или благодаря Сталину удалось разгромить фашистов в Сталинграде? Надо отдать должное нашим генералам и маршалам – подавляющее большинство из них оставили честные мемуары. Рассказывая правду в то время, когда Никита Хрущев требовал от них совсем другого. Вот лишь несколько высказываний ведущих советских военачальников о Сталине.

 «Мне рассказывал чрезвычайный и полномочный посол В. Семенов, что на большом собрании в Кремле Хрущев заявил: “Здесь присутствует начальник Генерального штаба Соколовский, он подтвердит, что Сталин не разбирался в военных вопросах. Правильно я говорю?” “Никак нет, Никита Сергеевич” – ответил маршал Советского Союза В. Соколовский».

    «…B некоторых книгах у нас получила хождение версия, будто И. В. Сталин руководил боевыми операциями “по глобусу” Ничего более нелепого мне никогда не приходилось читать… Даже в стратегических военных вопросах И. В. Сталин не руководствовался ориентировкой “по глобусу”. Тем более смешно говорить это применительно к вопросам тактическим, а они его тоже интересовали, и немало», – написал в своих мемуарах маршал Мерецков. Его слова звучат очень весомо. Потому что на второй день войны, 23 июня 1941 года, он был назначен постоянным советником при Ставке Главного командования и вылетел в Москву. Едва придя в свой кабинет, в 19:45 24 июня по звонку выехал к Сталину в Кремль. В приемной он был арестован, и освободили его только в сентябре 1941 года. А в заключении Мерецкова били…

   «Когда Хрущев попросил Рокоссовского написать какую-нибудь гадость о Сталине, тот ему ответил: “Товарищ Сталин для меня святой”. На другой день Константин Константинович пришел на работу, а в его кабинете, в его кресле уже сидит Москаленко и протягивает ему решение о его снятии».

    «Хорошие отношения были у меня с Н. С. Хрущевым и в первые послевоенные годы. Но они резко изменились после того, как я не поддержал его высказывания о том, что И. В. Сталин не разбирался в оперативно-стратегических вопросах и неквалифицированно руководил действиями войск как Верховный главнокомандующий. Я до сих пор не могу понять, как он мог это утверждать. Будучи членом Политбюро ЦК партии и членом военного совета ряда фронтов, Н. С. Хрущев не мог не знать, как был высок авторитет Ставки и Сталина в вопросах ведения военных действий. Он также не мог не знать, что командующие фронтами и армиями с большим уважением относились к Ставке, Сталину и ценили их за исключительную компетентность руководства вооруженной борьбой», – пишет в своих мемуарах маршал Василевский. В другом месте своей книги он делает еще более интересное признание: «Нелишним будет вновь подчеркнуть, что Ставка Верховного главнокомандования не только помогала фронтам, но зачастую и учила их искусству побеждать. Подтверждением этому могут служить приведенные мною в ряде глав книги архивные документы».